воскресенье, 25 мая 2014 г.

RED SONJA


RED SONJA

Новые приключения Рыжей Сони от лучшей сценаристки индустрии. Гейл Симон сумела украсить суровый тестостероновый мир Киммерии тем, что называется «women’s touch» - чисто женским видением персонажа с соответствующими сценарными решениями, которые никогда бы не пришли в голову сценаристу мужчине, а тем более не сработали бы так хорошо.

Ориджин Сони рассказывается с нуля, являясь калькой с другого более популярного персонажа Говарда – Конана. Странное решение, учитывая, что не заметить сходство просто невозможно. Ну ка, посмотрим: смерть семьи – check, плен – check, гладиаторские битвы насмерть с другими заключенными – check, побег – check plus. В то же время ориджин Конана никак не повлиял на его дальнейшие приключения, у Сони же весь сюжетный арк очень грамотно выстроен вокруг того, что происходит с ней в самом начале ее приключений. Толково прописанная история рассказывает нам противостоянии Сони с ее подругой и спарринг-партнером по гладиаторской арене – Аниссией. То, как они из мучениц превратились во врагов и к чему это привело, как раз и является неким сюжетным костяком. 

Гейл Симон в очередной раз доказывает, что ее имя на посту сценариста комикса о женских персонажах – залог успеха. Повествование практически идеальное, у Гейл какое-то сверхъестественное чувство темпа, которое позволяет демонстрировать нужные события при этом сохраняя интерес к читаемому. Мелкие сюжетные огрехи тоже есть, но они в глаза не бросаются и влияния на развитие событий как такового не имеют (город, из которого не может сбежать никто, кроме сюжетно важных персонажей все же оставлю на совести Гейл). А так нас ждет отличное, в духе ранних рассказов о Конане, приключение со множеством самых разных битв, включая несколько масштабных, пару классных сюжетных твистов, включая финальный, сцену инновационного лечения чумы при помощи местных гигантских пиявок, традиционная для Киммерии жестокость, и, конечно, кольчужное бикини.

К слову о бикини, Гейл сумела сделать Соню достаточно интересным персонажем для мужской аудитории, избегая всяких дешевых приемов. То самое бикини по ходу арка сменяется для удобства на полноценную броню, а то и вообще мелькает только на обложках. Неожиданный поцелуй на поле биты с Аниссией в контексте самой сцены здесь просто отлично подан, и не вызывает чувство, что читаешь чей то фанфик из разряда «Соня очень изменилась за это лето…». 

По большей части женский каст персонажей тоже не отстает, у Сони в какой-то момент появляются сразу две помощницы-лучницы, которых я бы с удовольствием увидел в продолжении серии. Вообще с портретизацией у комикс все в порядке: короли здесь властные и умеют править, воины всему предпочитают битвы, не размениваясь на интриги, грабители в тряпье никогда не сражались с кем-то опытным, и не уверены в своих силах, даже превосходя Соню троекратно. 

Художник серии Уолтер Джеовани звезд с неба не хватает, но его Киммерия получилось грязной, первобытной и достоверной. Каких то особых художественных изысков я в комиксе не обнаружил, арт здесь скорее идет рука об руку с историей, подчеркивая сценарий Симон, но не затмевая его. Зато обязательно нужно рассказать об обложках, их для основной серии рисовала Дженни Фрайсон и они как раз получились не очень. А вот бонусные вариант-обложки вышли изумительными, их даже собрали вместе для переиздания Сони в мягком переплете. Тут для нас старались лучшие художницы индустрии: Пия Герра, Бекки Клунан, Фиона Стэйплз, Аманда Коннер, Никола Скотт, Джилл Томпсон и Агнес Грабовска (у Агнес совершенно уморительные детские обложки, которые серии совершенно не подходят, но которые сами по семе убийственно трогательные).

Вдобавок Dynamite не поскупилась на бонусы для издания Сони на бумаге, пейпербэк их содержит больше, чем делюксы DC. 

"Red sonja" выходит в онгоинге с 2013 года.

JONAH HEX


JONAH HEX

Джастин Грей и Джимми Пальминотти мне всегда казались дуэтом ремеслеников, много и упорно работающих, но начисто лишенных качеств, требуемых для того, чтобы перейти в категорию сценаристов-тяжеловесов. Но в 2000-х дуэт выстрелил сразу двумя великолепными сериями, одной из которых была как раз «Johah Hex».

Вестерны как жанр изжили себя еще в семидесятых, но иногда будучи умело реанимированными и переосмысленными, они продолжали радовать преданных фанатов года до девяностого, после же «Непрощенного» о жанре предпочли забыть. С серией о Джоне все сложилось еще хуже, истории о злобном изуродованном ковбое пришлось пережить десятилетия забвения с отчаянными попытками вернуть её к жизни. Но лишь в 2006 году DC решило, что пора дать Хексу еще один шанс. На пост сценаристов позвали Грея и Пальминотти, выдав им изрядную толику творческой свободы. 

Сценаристы решили перезагрузить серию о Джоне самым удачным образом. Каждый выпуск был самодостаточным приключением, читателю не нужно было следить за хронологией событий, можно было просто взять с прилавка свежий номер и получить свою порцию фана. Схожий подход использовали все создатели комиксов в 60-70х, но в наше время, где все почему-то тяготеют к масштабным сагам на 50+ выпусков, этот ход оказался как нельзя гармоничным и всецело походящим серии. Другое дело, что в 70-е комиксы состояли на пятьдесят процентов из текстовых пузырей, заслоняющих рисунок, и далеко не каждый современный сценарист смог бы рассказать законченную историю, используя для этого всего двадцать с лишним страниц, не говоря уже о том, чтобы рассказать 60 таких историй. Но иногда случается так, что на пост комикса приходит автор, которому просто суждено его писать. Тогда все выстраивается наилучшим образом, а читатели получают эталонный ран, на который в последствии равняются новые сценаристы. Гарт Эннис, писавший «Punisher», видится мне лучшим примером. Здесь все произошло примерно так же.

За семьдесят выпуском серии мне не понравились лишь три. Каждый раз Грею и Пальминотти удавалось сделать что-то иное, показать новый кусок Дикого Запада, рассказать новую историю о людях того времени, столкнуть Джону как с врагами, так и с опасностями, подстерегающими отчаянного баунти-хантера на своем пути. Джона написан просто монументально, за весь комикс сценаристы не допустили даже малейших отходов от образа, который мы видим в самом первом выпуске. А мы, на минуточку, наблюдаем за свей жизнью Хекса от рождения до знаменитой смерти от выстрела в спину. 

Вестерны в первую очередь рассказывали либо о людях либо о местах, Грей и Пальминотти же всегда ставят во главу сюжета именно приключение. Выпуски с развитием персонажей тоже встречаются, но по большей части вся серия – это один стремительный и интересный скачок от колыбели до могилы с револьвером в каждой руке. Мы видим все, что меняло характер и образ главного героя и все, что привело его к печальному концу. Интересная юность среди индейцев, нанесение шрама, карьера охотника за головами, обретение друзей, врагов и семьи, и, наконец, смерть – сценаристы сделали все, чтобы в дальнейшем у людей, пришедших сменить их на посту, просто не осталось идей.

В то время, как сценарная команда оставалась цельной, художники у серии постоянно менялись. Арт у серии неплохой, но не выдающийся. Впрочем, гостевые художники часто показывали мастер-класс, будучи приглашенными на один выпуск. Мне больше всего запомнились утопающий в снегу выпуск, нарисованный Дарвином Куком, и зашедший на огонёк Дж. Уильямс третий, нарисовавший самую красивую главу в серии. 

Будучи отличным комиксом, серия продержалась очень достойные семьдесят выпусков, результат по современным меркам выдающийся. Собранная в 11 пейпербэков, история о Джоне, является классической и одной из самых интересных в истории комиксов, заняв почетное место рядом с «Блуберри».

"Jonah Hex" публиковался с 2006 по 2011 год издательством DC.

THE COFFIN


THE COFFIN

Пугающий и неуютный комикс Фила Хестера и и Майка Хадлстона, который считается непризнанным шедевром и творческим пиком обоих авторов. Невероятной мощи история об одиссее мертвого человека, которая по ходу действия поднимает множество провокационных тем и мотивов, и несет в себе какую-то особую, темную и давящую энергию. 

В основе «The coffin» лежит история об ученом, создавшем специальный костюм, позволяющий функционировать помещенной в него душе . О причинах, заставивших ученого самого надеть этот костюм лучше умолчать, не раскрывая подробности сценария. Но в итоге наш герой гибнет, а костюм поддерживает в нем подобие жизни. Желая раскрыть подробности собственного убийства, а заодно предотвратить еще одно, на этот раз собственной дочери, ученый вступает в противостояние с человеком, который, кажется, живет вечно.

Сценарий Хестера прекрасен. Являясь номинально «sci-fi», он очень быстро перерастает в нечто большее. Здесь очень много ведется рассуждений о «душе», неуловимой субстанции, делающей живое существо по настоящему живым. Авторы комиксов, как правило, сторонятся высказываний о различных тонких материях, зная что об этом нельзя писать «в лоб», и лишь самые смелые из них берут нас за руку и ведут за собой, рассказывая нам в первую очередь о нас же самих, создавая радикально другие вещи в комиксном жанре, где гипербола – это вариант нормы. Герой «The coffin» по ходу действия комикса сам себя спрашивает: «Что такое душа?». И сам же ищет и находит ответ на этот вопрос. Не ограничиваясь одной темой, комикс поднимает вопросы этики, коррупции и ее влиянии на человека, свободы воли и множество других. Восприятие же комикса напрямую зависит от вашего возраста и культурного багажа, иначе некоторые скрытые моменты сюжета могут быть проигнорированы только потому, что на странице робот сражается с ниндзя. 

Помимо пищи для ума, комикс обладает весьма специфической атмосферой упадка и разложения, схожей с картинами Бексинского. Мертвый главный герой знает, что произошедшее с ним необратимо, а значит пролонгировать свое жалкое существование не стоит. Но в то же время его цель дает ему необходимую мотивацию к действию. Текст Хестера чудесно передает эмоции героев, наделяя их разными эмоциональными чертами и придавая им объемность и достоверность (главный злодей здесь, к примеру, не просто злой по воле сценария, он отлично мотивирует свои неоднозначные поступки и желания, оставаясь при этом пусть и неприятным, но человеком). 

Визуальная составляющая соответствует сценарию. Непередаваемо красивый черно-белый арт Хадлстона здесь не только оказался уместен, но и ответственен как минимум за половину мрачного обаяния мира «The coffin». Обладая завидной фантазией, Майк рисует жуткие сцены предсмертных видений главного героя с масштабом и самоотдачей. В комиксе полно отдельных кадров, намертво врезающихся в память. Сгорбленный робот в человеческой одежде, бродящий под дождем по улицам города, галлюциногенная прогулка в пустыне, а также редчайший случай – последняя панель в самом комиксе. Все это исполнено очень самобытно, живо и мастерски. 

«The coffin» также предельно лаконичен. Всего четыре выпуска и дополнительная маленькая зарисовка «Happy Birthday». В последней, кстати, есть поразительно мощная сцена снятия маски с «костюма» перед зеркалом и разглядывания мертвым ученым собственного лица. Незабываемо.

The Coffin был опубликован в 2000 году.

BATWOMAN ELEGY



BATWOMAN ELEGY

Главная проблема этого комикса заключается очень странном и бессмысленном решении разбить его на две части, нигде этого не указывая. Формально, нам рассказывают единую историю противостояния главной героини от начала и до конца, но делают это с изяществом и энтузиазмом доктора Франкенштейна, чующего приближение заветной грозы, но вдруг осознавшего что у него в наличии есть несколько запасных частей тела и иголка с ниткой. Вот как выстроен этот комикс: после первых трех частей вполне себе законченной истории нам говорят с хитрым прищуром: «But wait! Theres more!», и выдают приквел к тем событиям, о которых мы только что читали. При этом имя и личность главного антагониста уже известна, и ничего нового о ней не сообщается. Мы лишь читаем о детстве Кейт и ее пути к становлению Бэтвумен. Даже поменяв выпуски местами и прочитав их в порядке 4,5,6,1,2,3 мы получим лишь интригу столь утонченную, как удар кирпичом в лицо. Что мешало Ракке, компетентному сценаристу, грамотно преподнести все то же самое в форме более линейного повествования я не знаю. 

Но и помимо этого есть у комикса и другие проблемы. В Batwoman весь ориджин Кейт с ее детством, чудовищной эмоциональной травмой, и гибелью матери написан и нарисован отлично, но при этом он очень контрастирует с остальными частями истории, где, например, самый настоящий оборотень спасает ее жизнь. Это, как говориться, heavy handed. Ракка мог выбрать какой-то один вариант написания комикса, но пожелав скрестить макаберическую злодейку, щупальца, секси-латекс-фетиш-бетгерл, злобный вирус и трагическую спецоперацию по освобождению заложников в качестве отправной точки в развитии характера Кейт, он получил нечто вязкое и кашеобразное. Отдельные сцены здесь великолепны, но вся история просто не может быть цельной и крепко стоять на ногах, разворачиваясь в мире, где правила не очерчены достаточно четко. 

Главный отрицательный персонаж комикса настолько плоский, что по сравнению с ней лист картона выглядит персонажем шекспировской драмы. "Безумный злодей, который таинственным образом связан с главной героиней", серъезно Грег Ракка? Заменив ориджин злодейки на что угодно приземленное вроде грабительницы банков, и заставив Бэтвуман встретиться с ней при тех же условиях, мы бы получили куда более осмысленный комикс. Еще круче была бы замена всего ординарного в комиксе на лавкрафтовский ад с каким-нибудь диким финалом о противостоянии Бэтгерл и Элис на фоне пробуждения Ктулху. 

Ничего этого мы не имеем, весь смысл Элис в комиксе сводится к разрозненному бреду и финальному посланию. Полностью филлерный персонаж, который должен играть значительную роль в жизни Кейт, на самом деле профукан с поразительной легкостью. Тут даже нет моральной дилеммы, Элис безумна и опасна для Готэма, а раз уж Бэтвумен не может блюсти «batman-code», оставляя преступников в живых даже в невозможных условиях, то финал здесь очевиден - Уильямс просто мог рисовать Мрачного Жнеца у Элис за плечом в каждом кадре.

Ок, а что же там с артом? С артом все отлично. Уильямс доказывает, что сейчас ему просто нет равных в мастерстве построения панелей на комикс странице, а Дэйв Стюарт должен быть канонизирован еще при жизни. Оба они отлично работают вместе, выдавая местами фотороеалистичную картинку с кучей визуальных наворотов и миллиардом деталей в каждом кадре. Арт здесь постоянно меняется от реалистичного в эпизодах с Бэтвумен до более простого (отчасти напоминающего стиль Джефа Дэрроу и Тима Брэдстрита) в обычных сценах с Кейт. По части же анатомии и позирования у Уильямса конкурентов тоже почти нет, он умеет запечатлеть свою героиню в самых выгодных ракурсах, заодно умело избегая ненужного смещения фокуса на самые аппетитные детали бэткостюма. Это, кстати, само по себе титанческий труд, так как Стюарт заставляет достаточно откровенный костюм очень реалистично блестеть, грамотно изображая источники света и работая со всеми доступными ему оттенками черного и красного. 

В итоге, к однозначным плюсам истории помимо работы Уильямса также можно отнести удачное изображение гей-персонажа в комиксе, ориентированном по большому счету на мужскую аудиторию, сам по себе очень хороший ориджин Кейт и превосходный дизайн всего и вся (парик-маска с рыжими волосами – это гениально). 

Batwoman Elegy публиковалась в 2009-2010 годах, и получила несколько номинаций на премию Айснера, две из которых сумела выиграть.

CHEW


CHEW

В идеальном мире CHEW переродился бы в форме крупнобюджетного сериала на кабельном канале и успешно прокатывался там на протяжение нескольких лет, расширяя фан-базу и обрастая подражателями. Нам же приходится довольствоваться лишь неровным графиком выхода десяти выпусков в год. Категорически не рекомендую читать комикс именно ежемесячно, удовольствие от цельной и продуманной истории получаешь гораздо больше, когда проглатываешь ее залпом, а не дозируешь. 

CHEW начинался как простая детективная история с твистом. Твист заключается в гибели миллионов людей от куриного гриппа и повсеместного запрета на употребление мяса кур в пищу. Для соблюдения этого запрета была создана специальная группа органов правопорядка, не подчиняющаяся никому и наделённая, судя по всему, безграничным финансированием. Полицейский Тони Чу и его напарник Джон Колби в первых же выпусках серии переживают множество приключений, а также поступают на службу в эту самую организацию.

Из этого простого синопсиса «эко-катастрофа+бадди-муви» авторы комикса, Джон Лейман и Роб Гиллори, умудряются родить великолепнейший комикс, удивляющий с каждым новым выпуском. Первое, что замечаешь, читая CHEW, феноменальную скорость развития сюжета и мастерскую работу со вселенной. Авторы расширяют её чуть ли не раз в два выпуска, добавляют новых персонажей, вводят новых действующих лиц (потрясающе колоритных!), и часто экспериментируют с нарративом. Прелесть комикса в легких диалогах, живом юморе и увлекательнейших приключениях героев в полубезумном, но знакомом и привычном нам мире.

Поначалу, кстати, ничто не предвещало, что «комикс о еде», как называют его сами авторы, станет намного более комплексным и витиеватым, чем планировалось. Первый сюжетный арк был вводным, но уже в нем были запланированы все последующие приключения Тони на годы вперед. В дальнейших же выпусках авторская команда лишь сильнее прогрессирует, добавляя в комикс новые и новые сумасшедшие идеи и великолепно их реализуя. 

Тони Чу в комиксе обладает отвратнейшей формой суперспособностей - может увидеть, все что произошло с его едой, перед тем как она попала ему в рот. На этом уже можно было бы вытащить весь комикс, но уже скоро Лейман обрушивает на наши читательские головы все новые и новые увлекательные способности, которыми обладают персонажи вселенной CHEW. Поразительные и местами дурацкие, они то позволяют умнеть, пока ешь, то награждают своего обладателя возможностью перенимать чужие способности, то дарят чудесный талант описывать еду так подробно, что слушатель или читатель может вообразить себе описанное в ярчайших подробностях. Фантазии Леймана, кажется, нет предела. 

На общий стержень сюжета, который почти всегда означает «босс дает Чу новое задание» постепенно нанизываются более глобальные события, вроде космической катастрофы. Новые персонажи, как в какой-нибудь RPG открывают новые сюжетные ветки, лучшей из которой является центральное противостояние Тони с могущественным противником, жрущим других людей с суперспособностями. Тони же с течением времени развивается как персонаж, эволюционируя от простого копа с вечно голодным выражением лица до успешного протагониста с семьей. Остальные персонажи также не отстают. Смешные зарисовки из их жизней есть почти в каждом выпуске. Вообще, юмор в комиксе представлен во всех мыслимых формах, включая экзотические «не относящиеся вообще ни к чему плакаты на месте действия с уморительными микро-шутками».

В отличие от других комиксов, здесь авторы показывают здорово с работают вместе, равнозначно будучи ответственными за успех комикса. Рисунок Гиллори, карикатурный и яркий, великолепно передает эмоции персонажей и безумный мир, в котором они живут с одинаковым мастерством. Роб наводняет комикс массой визуальных гэгов и приколов, каких-то крошечных смешных событий, происходящих на периферии кадра, как в фильмах братьев Цукер, а также недетским действом, когда речь о нем заходит. Здешние перестрелки и драки очень хороши, но гораздо лучше они смотрятся в отчасти сюрреалистичных декорациях, в которые их помещает Роб. Комикс также не чурается кровищи и расчленеки, немного смягченной в рисунке, но все равно присутствующей регулярно. 

СHEW напоминает мне Adventure Time, другую историю, начавшуюся несколько тривиально, но со временем переродившуюся в невероятно мощную и самобытную сагу с грандиозной и продуманной вселенной. Роб и Джон уже смогли создать «sleeper hit”, влегкую сочинив один из самых запоминающихся постапокалиптических миров, теперь же пожелаю им просто держать планку, которую они для подобных комиксов подняли очень высоко.

CHEW выходит в онгоинге с 2009 года. Серия заработала множество премий, включая одну премию Айснера.

QUEEN AND COUNTRY


QUEEN AND COUNTRY

Грег Ракка – один из немногочисленных авторов, сумевших покинуть комикс-гетто и опубликовавших что-то за рамками комикс индустрии. Он написал с полдюжины книг, а также несколько романов, относящихся к вселенной Queen and Country. Само собой, стандарты публикации прозы намного выше стандартов публикации сценариев, да еще и ежемесячных. Как бы не был опытен сценарист, книжный нарратив диктует свои правила, навязывает свою игру, и лишает их могучих помощников в лице редактора/художника/колориста. Некоторые с этим справляются, их не стесняют псевдо границы текстовых описаний. Нил Гейман, к примеру, очень успешен и как сценарист и как писатель. Но его миры – фантастические, при должной фантазии и мастерстве им не нужны костыли в виде иллюстраций. Они самоценны и самодостаточны. Когда же автор сходит с проторенной тропы фентези и попадает в темный лес других жанров, очень часто с ним происходят довольно досадные вещи. Неспособность живо и интересно передать не только диалоги косит большинство из них, остальные напарываются на такие распространенные ошибки как отход от того, что действительно знаешь и любишь (проза Алана Мура лучший пример, его единственная пока книга хороша, но невольно мечтаешь о том, чтобы она изначально была сделана в формате комикса), или же наоборот, топишь неподготовленную публику в окружающих тебя десятилетиями супергероях с суперспособностями (Supergods Моррисона лишь отнял у шотландца время, которое он мог бы потратить на новые выпуски Бэтмена). 

Ракка же изначально опубликовал часть своей серии в формате комикса, затем написал роман о похождениях своих героев, затем вернувшись к комиксам. Вернулся он не очень удачно, и понять что же произошло в романе помимо гибели одного из героев трудновато, но это ведь не главная претензия. Снова начав писать свой шпионский триллер, Ракка с одной стороны полностью уничтожил образ Тары, заставляя ее страдать ПТС и проваливать задания, с другой – встряхнул серию, добавив незапоминающихся героев и менее интенсивные и интересные спецоперации, служащие в серии сюжетными арками.

А начиналось все безоблачно. Этот комикс – чистый и безоблачный slice-of-life, пусть даже этот «life» и принадлежит шпионам на службе Королевы. Здесь описания бытовых подробностей службы и повседневной жизни разведгруппы занимают 75 процентов комикса, остальное же – быстрый экшен, который служит лишь мостиком к новым островкам бытовухи. Менее опытные авторы просто не смогли бы сделать комикс, где двадцать пять страниц к ряду люди разговаривают в разных декорациях, интересным. Грег же делает диалоги и развитие персонажей ключнвым и самым интересным моментом комикса. Здесь character development на уровне Алана Мура. Персонажи выпуклые и живые, они постоянно развиваются и двигают локомотив сюжета вперед. Здесь фантастически достоверно показана бюрократия, ее последствия, подковерная борьба в политических кругах и будни шпионов, полностью лишенные романтического флёра. По части бытописания day-to-day рутины Раккка - аналог Алекса Росса в мире живописи. Там, где Росс рисует фотореалистичную ткань, поры, ресницы и мускулы, Ракка описывает недостаток финансирования, последствия проваленных спецопераций, брифинги команды и прочее, делая это не просто реалистично, а еще и достоверно. Спецоперации национального масштаба в понимании Ракки это не гонки на танках а-ля 007, а незаметные и мелкие по масштабу инциденты, последствия которых, тем не менее, значительно более весомые и угрожающие, чем смерть очередной Бонд-гёрл.

Самое интересное, что Ракка может смело приписывать все заслуги комикса исключительно себе. Рисунок в комиксах вопиюще неподходящий, он напоминает кадры из мультфильма в лучшем случае, а в худшем отдает непрофессионализмом. Тим Сэйл, рисовавший несколько обложек серии, кстати, очень правильно уловил настроение комикса, но кроме него никто из приглашенных художников этого сделать не сумел. Хотя, по большому счету, я поймал себя на мысли, что вместо арта Ракка мог бы мне предложить каракули, нарисованные фломастером на дверце холодильника, и я был бы не против. Диалоги искупают все в этом комиксе.

Но все хорошее проходит, и Грег, вернувшись к комикс форме, наделала кучу ошибок, о которых я писал выше. Это не мешает комиксу быть чудесным, но лавр «The wire”, продукта, который тоже был посвящен бытовухе, но был ровным от начала и до конца, он не заслуживает.

Queen and Country публиковался с 2001 по 2006 и имеет на своем счету одну премию Айснера.

BATMAN YEAR 100


BATMAN YEAR 100

Одна из главных жемчужин DC нулевых. Авторский комикс Пола Поупа об иконической фигуре человека в костюме летучей мыши является одним из самых свежих комиксов о Бэтмене за последние лет двадцать.

Сочиненная Полом история полна очень хороших диалогов, достоверных персонажей, очень убедительных в своей роли, и множества сплетающихся воедино сцен, панелей и авторских решений, которые приводят к тому, что ты невольно приговариваешь «awesome» каждые десять страниц. Здесь Бэтмен перемахивает десятиметровую пропасть между домами будучи раненым, экипируется керамической челюстью с деформированными заточенными зубами чтобы пугать противников, управляет футуристической версией бэткара, которую Робин описывает как “ugly as sin», сражается с телепатом, подчинившим его своей воле, и, конечно же, выступает в роли детектива. Вишенкой на торте можно считать современный нарратив комикса, без ненужных додумываний за читателя и разъяснений очевидных вещей. Размеренный сценарий немного сдает к последней трети, но даже это ему можно простить, учитывая большую плотность действий в комиксе вообще.

Отдельным пунктом хочется выделить арт Пола, сумевшего адаптировать свой авторский стиль рисования инди комиксов под нужны мейнстрим индустрии, но сумев сохранить все основные присущие ему черты.

Почти физически ощущаемая кинетика рисунка, где в единое целое сплетаются фигуры, росчерки, показывающие движение персонажа, неоновые «хвосты» святящихся в темноте огней, ономатопея (WHAM! THUD! BLORP!), и куча всего остального, используемого в зависимости от ситуации. Пол вслед за своим кумиром, Джеком Кирби, научился передавать позы предельно эффектно, с заметным искажением пропорций в схватках и крупных планах лиц героев, но в то же время очень живо и необычно в спокойных сценах. Отличная хореография боев и экшен-моментов, где переход от панели к панели невероятно естественный и продуманный. Пол мастерски использует окружение, стремясь сделать его как можно более нестатичным. На открытых пространствах вовсю бушует ветер, гоняя по небу молочные тучи, откуда-то идет пар, тут и там видны аналоги "kirby krackle" - брызги чернил.

И как всегда у Пола город является полноценным персонажем в истории. Грамотно обойдя все штампы утопических произведений, Поуп не городит состоящий из жилых небоскребов ландшафт до горизонта, а ловко передает атмосферу будущего лишь намеками. Форма полиции, напоминающая униформу футболистов регби, стильные летающие дроны на службе порядка, заметно изменившиеся очертания гражданского автотранспорта. Футуристический Готэм очень похож на Нью-Йорк из его же «100%» с теми же чернильными зданиями, покрытыми пожарными лестницами, кляксами, неоном и жирными росчерками облаков на дождевом небе.

Выпущенная в 2006 году серия завоевала две премии Айснера, моментально став неоклассикой.

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...