понедельник, 9 июня 2014 г.

HELLBLAZER HARD TIMES


HELLBLAZER HARD TIMES

Пришедший на пост сценариста серии Браян Аззарелло сумел всего за пять выпусков рассказать лучшую на мой взгляд историю о Константайне. Очень простая и лаконичная, но таящая в себе множество слоев и трактований, HARD TIMES разворачивается в стенах тюрьмы строго режима. Здесь царят звериные законы, а то, что происходит в темных углах и тесных камерах вызывает страх. Джон Константайн оказывается в тюрьме по таинственному обвинению, но сам утверждает что невиновен. Местные разношерстные группировки поначалу не принимают Джона всерьёз, подвергая его типичным для новичков испытаниям, но он сразу же дает понять, что счастливые времена, когда зеки не знали его имени остались позади. С помощью магии он преследует собственные цели, нагнетая в изолированном обществе все больший накал страстей. В один момент вспыхивает бунт и льется кровь, в стенах тюрьмы разыгрываются шокирующие сцены, а Джон, пожиная плоды собственных заговоров, наблюдает за всем сидя на электрическом стуле.

Это во многом уникальный сюжетный арк о Джоне. Он здесь показан откровенным манипулятором, полностью лишенным сочувствия, а его действия настолько неоднозначны, что воспринимать арк как часть большой биографии HELLBLAZER просто не получается. Аззарелло создал темную и жуткую историю, не прибегая к типичному для серии использованию сверхъестественных сил. Здесь нет демонов, призраков и чертей – их заменяют люди, отталкивающие и злые. Сам сюжет воспринимается как развернутая метафора ада, но у него может быть как минимум еще одно толкование. Фирменные диалоги Браяна, где почти все говорится намеками, общими фразами, обрывками и расплывчатыми формулировками, здесь только добавляют истории мистицизма , заставляя искать потаенный смысл даже там, где его нет. Аззарелло очень хорошо знает, чем и как можно напугать читателя в таких декорациях, но тут он просто купается в открывающихся возможностях заставить нас содрогнуться: кошмарные сцены изнасилования, членовредительства и пыток тут перемежаются не менее страшными сценами, на подготовку которых у Браяна, порой, уходит весь выпуск. Очень хороший пример – появление Джона из тени за спиной местного авторитета, собирающего паззлы в кругу других заключенных. Не менее удачна и концовка, в которой специалист по переговорам проникает в тюрьму, находит Джона, и мы, наконец, узнаем почему же Константайн попал в тюрьму.

В целом, ран Питера Миллигана мне всегда нравился больше, но Браян Аззарелло выдал безупречный новаторский для серии сценарий, а значит и запомнился мне сильнее. То, как ловко он заставляет персонажей HELLBLAZER недосказывать нужную нам информацию, при этом поддерживая интерес вызывает у меня восхищение. Не говоря уже о привычных для Аззарело вещах вроде достоверного изображения диалектов, акцентов и слэнга. 

Помогал Аззарелло великий Ричард Корбен, мастер хоррора и безупречный кандидат на роль художника, учитывая направленность комикса. Корбен рисует привычные для себя гротескные лица с отличной мимикой, намеренно искаженные пропорции человеческих тел и умело нагнетает обстановку жуткими кадрами с искаженной перспективой. Он отлично помогает Браяну наполнить комикс символизмом и придать необходимую для такой истории глубину. Почти всегда кажется, что рисунок здесь таит в себе не меньше загадок, чем сюжет. На мой взгляд творческий тандем получился просто идеальным – комикс напоминает такие страшные фильмы как «Лестницы Иакова» и «Зеркальная кожа».

HELLBLAZER HARD TIMES выходил в 2000 году в издательстве Vertigo.

JACK KIRBY'S FOURTH WORLD


FOURTH WORLD

Главный комикс семидесятых и первый в истории проект по объединению серий в единую мета-вселенную. Громаднейшее полотно короля комиксов Джека Кирби, которое достойно отображает всю мощь фантазии легендарного творца. Это настоящая сокровищница образов, стилей, идей и концепций, которая и по сей день снабжает современных авторов материалом для сценариев. Териминатор, четко разделивший комиксы на две категории: до появления FOURTH WORLD и после. Это та отправная точка, к которой сводятся все главные ивенты DC-вселенной, монумент и веха в истории комиксов.

В семидесятых Джек Кирби вернулся под крыло DC, разочарованный сотрудничеством с Marvel. Постоянное вмешательство в творческий процесс и занижение роли Кирби в производстве комиксов вынудили Джека оставить свой самый любимый проект - «Фантастическую Четверку». У Джека на тот момент случился личностный кризис, который едва не вынудил его оставить индустрию. Но как только руководство DC дало ему карт-бланш на воплощение абсолютно любых идей, Джек мигом воспрял духом и разродился концепцией FOURTH WORLD. Он представил персонажей в уже идущей серии «Superman’s pal Jimmy Olsen», а затем разом запустил еще три серии: «Mister Miracle», «New Gods»и «Forever People». Совершенно разные, эти серии поначалу объединяло только мастерство Джека, но со временем они начались пересекаться, объединяясь в самый натуральный эпос. Всю мощь новаторского подхода Кирби, к сожалению, мы в полной мере так и не оценим – руководство DC закрыло все серии поочередно, что в свою очередь вынудило Джека вернуться под крыло Marvel. Но даже будучи незавершенным FOURTH WORLD был и остается классикой комиксов: нигде нет такой концентрации новых идей, нестареющего арта и сумасшедшей плотности действия.

О том, насколько значимым является FOURTH WORLD, можно судить по количеству концептов, которые издательство DC использует до сих пор. Все вещи со словом «Crisis» в названии наполовину состоят из идей, придуманных и реализованных Джеком. Его персонажи стали гостями во многих сериях, завоевав читательскую любовь и почет среди сценаристов. Главным из них, безусловно, является Дарксайд, превратившись со временем в угрозу галактического масштаба, на битву с которой объединяется вся Лига Справедливости.

Однако не концептами едиными – во время создания комикса Джек был на пике творческой активности, выдавая умопомрачительного качества арт. Джек обладал уникальным талантом: он словно мог мысленно представить любой сложности сцену, и передать ее на бумаге в самом выгодном ракурсе, с безупречным расположением персонажей и выкрученной на максимум динамикой. На страницах FOURTH WORLD есть замечательные рисунки Джека вроде колоссального титана, прикованного к скале, виртуозной схватки банды фурий в казарме или утопических пейзажей Апоколипса. Кирби было подвластно абсолютно все в его комиксах: на тот момент он профессионально рисовал уже тридцать лет, и научился не просто мыслить и творить в каких то рамках – он раздвигал привычные границы и создавал свой мир за их гранью. Другим показателем крутости арта Кирби может служить тот факт, что подавляющее большинство современных мастеров считают Джека одним из источников вдохновения. Такие разные авторы как Алекс Росс, Тим Сэйл, Джим Ли, Джон Ромита, Барри Виндзор-Смит, Нил Адамс, Уолтер Саймонсон и многие другие отдают дань уважения ни с чем не сравнимому рисунку короля комиксов.

Конечно же, лучше один раз увидеть, так что пройдя по ссылке, можно увидеть небольшую часть галереи разворотов Джека. Здесь приведены кадры из множества комиксов, конкретно страницы из FOURTH WORLD там тоже где-то есть.

Конечно же, сам сценарий объединявшихся в FOURTH WORLD серий сейчас немного устарел и местами выглядит архаично. Но в семидесятых почти все, к примеру, заставляли своих героев произносить экспозицию вслух. К этому можно привыкнуть, у такого подхода даже есть свое особое очарование. Кому то может быть непривычен рисунок Джека – я часто читаю, что современных читателей арт Кирби отпугивает и кажется примитивным на фоне современных технологий создания комиксов. Однако если суметь заглянуть за кажущийся обветшалым фасад, то работы Джека Кирби засияют давно уже утраченной искренностью и чистотой. Это действительно «one of a kind” вещи, знакомство с которыми подарит абсолютно уникальные ощущения.

FOURTH WORLD публиковались в период с 1970 по 1973 год издательством DC.

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...