четверг, 7 августа 2014 г.

PLANETARY


PLANETARY

Второй главный шедевр Уоррена Эллиса после "Transmetropolitan". Комикс про группу супергероев, чья деятельность больше всего напоминает археологию, чем привычные забавы людей в трико. Повествование об архетипах комиксов, кино и литературы. Это широкоэкранная супергероика для чуть более интеллектуальной прослойки читателей, которые предпочтут этот комикс работе того же Эллиса  «Authority» или же прямолинейной «Ultimates».


Эллис при работе над PLANETARY придерживался тех же принципов написания сюжета, что он эксплуатирует и сейчас, пятнадцать лет спустя - в данном случае каждый выпуск серии был самостоятельным, но в какой то момент на поверхность всплывал общий сюжет серии. Здесь речь идет о том, как сама группа организация «Planetary» спасает одного из своих сотрудников, застрявшего во времени. Нужно сказать, что во время работы над комиксом у Эллиса умер отец, которого Уоррен очень уважал, а заодно сам Эллис морально и физически устал, поэтому при последовательном чтении выпусков становится заметно, как серия резко сменяет ориентиры и меняется. Помимо внутренних изменений, серию также постигла участь нерегулярных выпусков, отчасти по причине, описанной выше (Эллис после смерти отца взял паузу в написании сценариев), отчасти потому, что художник PLANETARY, Джон Кэссадей, просто физически не мог выдавать по выпуску в месяц. К счастью, качество самого комикса при всей его непростой судьбе и испытаниях, выпавших на его долю, не пострадало.


Это на редкость интересный комикс от автора на пике своей формы. Эллис всегда предпочитал писать коротко и емко, отсекая все лишнее, как в диалогах, так и в сценариях в целом. Он сам признавался, что когда набирает текст в редакторе, следит за тем, чтобы диалоги и описания не превышали три строки, иначе ему кажется, что выходит тяжеловесно. Браян Бендис, кажется, руководствуясь такими условиями, просто бы повесился, но выбранный суховатый научно-фантастический стиль повествования для комикса подошел идеально. Тут живые диалоги и интригующие описания всяких научных явлений, а по количеству концепций и идей, демонстрирующихся в PLANETARY и способных запросто вырасти в самостоятельные комиксы, у серии очень мало конкурентов. Вау-фактор здесь находится на уровне All Star Superman, с его бесконечным потоком нового и интересного.


По сюжету PLANETARY - фантастическое приключение, облаченное в форму комикса с соответствующими условностями. Однажды, таинственного человека, обладающего способностью взаимодействовать с водой, понижая ее температуру, вербуют в свое спецподразделение двое странных личностей - девушка-боец и хакер-савант, чья внешность списана с художника серии. Эти люди говорят ему, что если он вступит в их ряды, то его жизнь кардинально изменится. Элайджа Сноу, наш герой, соглашается. С этого момента, он путешествует по планете в составе группы сверхлюдей, расследуя, познавая и открывая все новые и новые тайны. Цель проекта - прежде всего исследование непознанного, а уже потом взаимодействие с ним, поэтому далеко не всегда членам Planetary выпадает шанс пустить в ход кулаки. Ровно половина комикса, первые двенадцать выпуском, представляют из себя двенадцать разных расследований различных феноменов. Planetary колесит по миру, останавливаясь в региональных офисах, участвует в невероятных событиях, и сталкивается с паранормальным, прикасается к параллельным мирам и познает прошлое. Каждый выпуск Эллис посвящает отдельной истории-архетипу, которые не связывает ничего, кроме влияния на магистральный сюжет. Все, что кажется Уоррену интересным, попадает на страницы комикса. Элайджа Сноу поначалу активного участия в действиях не принимает, но к экватору серии выясняется, что его роль в комиксах сводится не только к тому, чтобы ассоциировать с собой читателей. После этого, все последующие выпуски концентрируются на спасении руководителя группы Planetary и коллеги Элайджи из временной петли, возвращаясь к прежнему формату лишь местами.


PLANETARY обладает особой атмосферой книги, написанной по канонам "твердой" научной фантастики, с обязательными для жанра подробными объяснениями как устроена вселенная комикса. Но при этом в комиксе очень легко жонглируется темами, мотивами, и концептами, что в подобных книгах недопустимо. Оригинальный мир PLANETARY гнется как захочет этого автор. В нем найдется место  для призраков, других миров, параллельных вселенных, кайдзю, и прочему, лишь бы ни читатель, ни герои не скучали. Это не похоже на свалку идей, не соотносящихся друг с другом - наоборот, Эллис старательно вводит в свой мир каждое новое приключение нашего спецотряда, канонизируя все их действия. В последних выпусках, правда, перенасыщение информацией достигает своих пределов, поэтому приходится прилагать дополнительные усилия, чтобы следить за происходящим.


Эллис пишет свой комикс просто превосходно. Запоминающиеся и грандиозные ориджины персонажей настолько круты, что им посвящены отдельные выпуски целиком. Диалоги остры и интересны, концепции вроде человека, которому хирургическим путем вживили в мозг, натурально, вселенную поражают, а общее умение Уоррена менять тон историй и стилизировать их под нужды рабочего материала заслуживает отдельной похвалы. История о Тарзане кардинально отличается от проникнутой "orient spirit" истории о призраке гонг-конгского копа. PLANETARY так умело может эмулировать любой первоисточник, заимствуя из него, но не теряя собственного голоса, что позже серию сводили в кроссоверах с тем же Бэтментом просто потому, что это очень легок сделать. Мир PLANETARY  глобален и изменчив, он опирается на уже пройденные этапы человечества, но обладает своей историей и своими героями.


Для Джона Кэссадея, рисовавшего серию, эта работа и по сей день остается самой масштабной и лучшей. Эллис подарил ему возможность рисовать поразительно разнообразный комикс, и Джон этим воспользовался, изваяв невиданную самобытную вселенную. То, что все приключения команды нарисованы одним человеком в одном стиле, на самом деле, имеет огромное преимущество, даря комиксу цельность. При этом сами сюжеты выпусков различались так сильно, что Джон как минимум раз в два выпуска изобретал что-нибудь новое, подстраиваясь под запросы Уоррена. От приключений в духе Индианы Джонса до утопий о неземных мирах - Кэссадею по плечу было нарисовать на бумаге абсолютно все. Его стиль прежде всего опирается на использование теней и правильных пропорций, ни в коем случае не изменяя их без необходимости. Тем интереснее было смотреть, как обычных, словно срисованных с фотографий героев, Джон помещал в выдуманные миры с умопомрачительным дизайном.


Эллис позаимствовал сюжеты у множества источников, сделав серию узнаваемой для самых широких пластов читателей. А если персонаж плохо помещался во вселенную (а случалось и так), то Уоррен ограничивался камео. Мое любимое - Спайдер Иерусалим, победивший собственную болезнь и доказывающий, что хоронить его еще рано. Уоррен доказал, что серии, чтобы быть масштабной и иметь собственное лицо, можно очень много заимствовать из других источников. Главное, делать это с умом и знать меру. К счастью, с этим у PLANETARY все в порядке.
 PLANETARY издавался с 1998 по 2009 в издательстве Wildstorm. Удивительно, но серия так и не удостоилась престижных наград, хотя стала культовой и полюбилась читателям. 

FROM HELL

 

FROM HELL


Это, пожалуй, самый страшный и проникновенный комикс Алана Мура о звере, чья природа и натура жестока и беспощадна, а действия леденят кровь и будоражат воображение, даже когда они не направлены на умерщвление очередной жертвы. Объектом исследования Мура стал орудовавший в Лондоне Джек Потрошитель, и все сопутствующие тем страшным убийствам обстоятельства. Это самый лучший комикс на тему серийного убийцы, одновременно беспристрастный и полный хитрых выдумок, домысливающий и питающийся бесконечным числом заговоров и расследований, связанных с маньяком, и показывающий нам точку зрения самого сценариста на события того времени. Невероятно  сложный рассказ о проникновении в сознание психопата и его действиях, ужасающий тем более, когда понимаешь, что Мур приукрасил и добавил к исторически задокументированным фактам совсем немного. Все остальное, включая зверства, насилие и страх, происходило с настоящими людьми, а не абстрактными героями вымысла.


Мур подошел к созданию FROM HELL очень скрупулезно. Как обычно, он написал очень и очень большой сценарий, который затем продемонстрировал нарисовавшему все его задумки тушью Эдди Кэмпбелу. Страшно представить, сколько трудов на тему Потрошителя прочел Мур, чтобы свести воедино все действия в комиксе, при этом снабдив историю собственной интригой, не оскверняющей факты и не идущей в разрез с реальными фактами. Но Мур  на то и считается главным рассказчиком и мастером индустрии, чтобы раз за разом покорять новые вершины, которые помимо него никто особо и не стремиться занять. В этом году вышел официальный гайд по комиксу: это чуть больше трехсот страниц интервью с авторами, сносок, примечаний, толкований и объяснений. FROM HELL очень сильно отличается от большинства комиксов за счет своей мрачности, схематичности рисунка, колоссального объема информации (здесь целые главы подаются почти в прозе, это, без сомнения, самый объемный труд Мура), тем, затрагиваемых в комиксе и одной из самых страшных и завораживающих глав в истории комиксов. Я имею ввиду сорокастраничную сцену расчленения последней жертвы Потрошителя, которая настолько подробна и отталкивающе правдоподобна, что даже матерый автор и сочинитель сценариев Уоррен Эллис, повидавший Алана в тот день, когда тот писал эту главу и, не удержавшись, прочитал ее Уоррену, был от услышанного в шоке. "Он рассказывал нам о действиях Потрошителя с позиции человека, который был там и все наблюдал своими глазами", - позже рассказывал Эллис в документальном фильме «Captured Ghosts».


История Потрошителя в интерпретации Алана Мура начинается не с кровавого убийства, а с рождения ребенка. Алан развил идею о том, что убийцей был королевский доктор Галл, который по велению королевского двора убивал неугодных проституток. Не без удовольствия, впрочем.  Алан прямиком заявляет, что смерти жертв были неслучайны, а их судьбы были связаны так тесно, что это перестает быть похоже на вымысел, ибо только в реальной жизни возможны столь неожиданные совпадения. Джек Потрошитель каким его рисует Мур - это мужчина с профессией врача, ловко оперирующий острыми предметами, неприятный на вид и явно нездоровый психически. Совершая убийства, он впадает в некое подобие религиозного транса, во время которого его разум озаряют видения, чей смысл он не в силах понять, но доставляющие ему приятные ощущения, не в последнюю очередь и заставляющие отнимать жизнь снова и снова. Доктор Галл умен, образован, хорошо умеет скрывать следы, и находится под протекцией королевы. Этим и объясняется тот факт, что Скотленд-Ярд даже имея на руках подозреваемого, не смог вынести обвинения, пусть даже кандидатура Галла также рассматривалась при расследовании.


 За всеми убийствами поочередно мы наблюдаем от лица Потрошителя. Женщины, у которых вся жизнь и без того нее сахар, умирают, прокатившись с доктором на его повозке и отведав сладкую виноградную гроздь. Репутация Королевского двора куда важнее человеческих жизней. Не вовремя подслушанный слух, сплетни и излишнее внимание не тому джентльмену - и их имя называют Галлу, приказывая тому не оставлять следов. Сама история со смертями проституток в версии Мура очень сложна и неоднозначна, пусть даже он и прилагает все силы, чтобы вынести на поверхность ключевые детали и не оставлять читателя в темноте.


From Hell - это памятник тому, как через прозу автор может воссоздать атмосферу места и времени. Мур исключительно точно, вплоть до мельчайших деталей, воскрешает в комиксе ту эпоху Англии с характерным слогом, манерами, действиями, бытом, одеждой, и особенностями культуры. Мрачный и неприятный Лондон в его истории далек от того центра европейской культуры, которым он является сейчас. Это грязный, неуютный, загаженный, безразличный темный и мерзкий город. Кэмпбел точно также топит в чернилах Лондонские достопримечательности, сохранившиеся, к слову, по сей день, выдавая отталкивающую и дерганую почти документальную картинку. Мур абсолютно недосягаем как сценарист в своем подходе оставлять на бумаге только самое лучшее, поэтому неудивительно, что самые различные аспекты комикса кажутся правдоподобны, хотя в исторических произведениях (а это, хоть и условно, одно из них) очень легко оступится и сделать ошибку или неточность. Мур же подает Лондон того времени аутентично, подробно и точно показывая как работу государственных учреждений, в чьих тонкостях он разбирается на весьма приличном уровне, так и всяких увеселительных заведений, не забывая, что все они существовали в реальности и должны в комиксе выглядеть соответствующе. Его герои разговаривают не на карикатурном английском, а на оригинальном, с учетом языковых особенностей того времени и классовых различий (это, пожалуй, единственный комикс Мура с таким количеством мата, а все благодаря персонажам из низов, которые не могли общаться исключительно высоким слогом). Не успокоившись на доскональной реконструкции той эпохи, Мур начинает понемногу вплетать в достоверные факты вымысел, ловко перемежая его правдой.


Третья глава From Hell, гигантская экскурсия по Лондону с Джеком Потрошителем в качестве гида/оратора и его кучером, внимающим речам маньяка, в комиксах аналогов не имеет. По объему текста эта длинная глава запросто уделывает полноценные графические романы. Рисунок Кэмпбелла утопает в пузырях с текстом, имеющим прямое отношение к истории Мура. Так, Джек Потрошитель рассказывает недалекому работяге о том, кто, по его мнению правит миром через потаенные знаки, встречающиеся на улицах Лондона и выставленные у всех на виду, чтобы нарочно демонстрировать свою силу и мощь. Конечно же, речь идет о масонах. Они, как наглядно показывает Джек, владеют этим миром, принимая в ряды своей ложи лишь сливки общества. Все выдающиеся деятели Англии так или иначе были связан с орденом, говорит Галл, масоны окутали своей властью все высокопоставленные должности, поставив на места своих людей и кроя историю по-своему. Архитектура Лондона, бывшая великой даже тогда, как оказывается, тоже несет на себе отпечаток их влияния.  Все самые памятны и знакомые любому англичанину достопримечательности города были спроектированы масонскими архитекторами. Еще на стадии планирования постройки  башен, парков, старинных домов, замков, и арок масоны заставляли архитекторов спроектировать и вносить в чертежи будущих архитектурных шедевров отдельные детали, незаметные для простых горожан, но хорошо узнаваемые членами ордена. Следуя своей вере, эти могущественные люди создали из символов власти и собственного превосходства, навеки замерших в камне и дереве, колоссальный памятник собственной мощи - пентаграмму в центре Лондона, составленную из различных специально спланированных и расставленных памятников, чья история создания также глубоко корнями сидит в почве масонства. Эго масонов, с величием и превосходством в голосе говорит Булл, было безгранично и совершенно оправданно. Конечно же, он и сам является масоном, люди таких выдающихся качеств, какими обладает он, ордену всегда нужны. Проводник Галла, обычный смертный, словно наблюдающий за божественным откровением, открывшимся ему свыше, не выдержав нахлынувших чувств и осознания собственной ничтожности перед замыслом, несравнимо великим с его собственным жалким существованием, останавливает повозку и мучительно тошнит на тротуар, прося Потрошителя замолчать...


Исследуя сам феномен серийного убийцы, Мур зашел дальше, чем посмели бы остальные авторы. В привычных комиксах личность человека, отнимающего жизни систематически, практически не характеризуется. Маньяки были частыми гостями, например, в серии о Джоне Константайне, но авторы даже не подумали хоть как-то придать выпуклости этим ущербным людям. Мур понимает, что черно-белое суждение - удел людей ограниченных, поэтому даже у такого чудовища, как Галл есть свои чувства и переживания, которые в свою очередь видят читатели. Его мотивы видны как на ладони, его извращенный разум не сокрыт от наших глаз. Напротив, на него направлены все софиты сюжета. Мур попытался дать объяснение тому факту, что реального маньяка так и не поймали, высказав свою точку зрения, но его скорее интересовало, получилось ли это в результате того, что убийца был действительно интеллектуальным и осторожным, а уже потом имел  покровителей. Галл, несомненно, одно из самых запоминающихся воплощений Потрошителя в любом медиуме. Экранизация «From Hell», ужасная и поверхностная, кстати, полностью игнорирует этот факт, но Мур знал, что одной удачи убийце будет мало. Настоящий Потрошитель не просто убивал, он играл с властями в опасную игру, отправляя письма в Скотланд-Ярд с предупреждениями о своих последующих действиях. В них, как раз, личина убийцы и показана лучше всего. Его воспаленный разум и упоение собственной властью сочатся в каждом предложении, а явно нездоровый интерес к трупам говорят о его характере лучше, чем любой анализ. Я преклоняюсь перед Муром за то, что он смог соотнести все детали столь противоречивой фигуры как Джек Потрошитель, чтобы придумать и написать такого персонажа как Галл. Когда речь заходит о злодея в комиксах, все в первую очередь вспоминают пафосных личностей с ореолом святости и благородства, вроде Доктора Дума. Галл же действительно изображен злодеем, причем таким правдоподобным и больным, что все потуги противопоставить ему картонных плохишей из линейки Марвел или DC выглядят нелепо. Осознание того, что этот персонаж имел под собой реальную основу, наделяет его почти сверхъестественной аурой зла. Никакие выдуманные ужасы не сравняться с тем, что произошло взаправду. Как бы сильно не кичились плохие парни в комиксах своими злодеяниями, весь их гротеск и жестокость меркнут перед работой психопата со скальпелем, которому не нужны были поводы для того, чтобы перерезать горло человеку.


Пару слов о рисунке Эдди Кэмпбелла. Он в такой же степени, как и сценарий Мура, соответствует духу комикса. Более детализированный рисунок бы опошлил довольно мрачный и серьезный труд Алана, а нарисуй Кэмпбелл FROM HELL в манере картунистов, так и вообще вызывал бы диссонанс с натурой комикса. А так Кэмпбел создал монохромный комикс, который за счет отказа от цвета только выигрывает, как бы подчеркивая архаику происходящих событий и одновременно их достоверность. В то время, как в большинстве кадров комикса детализация, скажем прямо, бедная, местами Кэмпбелл срывается с цепи и рисует красивейшие пейзажи Лондона, работая с задниками, выполненными из старых фотографий в виде коллажа. Недостаток же деталей он компенсирует выразительными кадрами, отличной работой со структурой панелей на странице, и чисто техническими деталями, доказывающими, что он художник просто отличный. Как и Алан, он использует недосказанность и мифы, которыми овита история Потрошителя, но делает это с позиции художника. Очень часто часть персонажей или мест действия у него словно скрыта тьмой, хотя места в кадре предостаточно и освещение позволяет ему не делать этого. Это отличное решение, сразу же показывающее, что как бы не было качественным воспроизведение событий того времени, наверняка, в реальной жизни что-то, пусть даже небольшие детали, было по-другому. Скрытое навсегда и незадокументированное. Кэмпбелл с честью следует за Муром даже в самый ад, строго исполняя его указания. Та самая кошмарная глава с расчленением проститутки, скорее всего, стоила Эдди кучу нервов, так как без дрожи на нее не взглянешь, не говоря уже о процессе ее создания. В такие моменты искренне радуешься, что схематичность рисунка скрывает все самые кровавые детали, ведь даже от того, что видишь, становится дурно.


From Hell ждал успех. Комикс превозносили критики и читатели, его хвалили за комплексный витиеватый сюжет, бесподобный сценарий и атмосферу, стильный визуальный ряд и прочее. Мур выиграл очередную премию Айснера за него, причем конкурентов у него даже быть не могло, ведь в мастерстве создавать столь умелые взрослые вещи с ним тогда никто сравниться не мог.


Комикс был издан в мягком переплете, а затем в твердом. Ограниченный тираж вышел в издательстве Graffity Design, выпустившем комикс в твердом переплете с автографом авторов  лимитированным тиражом. Чуть позже, четырнадцать экземпляров из тиража Graffity Design приобрел лично Эдди Кэмбеллдля переделки их в другое издание. После изрядного количества проделанной над ними работы, мир увидел самый редкий и дорогой комикс, не являющийся синглом. В кейсе, поставляющейся с нумерованным и подписанным лично Кэмпбелом экземпляром, продавался немного увеличенный том комикса в переплете из страусиной кожи с тиснением. Издание получило название «Painfully Limited», и было распродано через сайт Эдди почти моментально. В настоящий момент мне известен лишь один коллекционер, рассматривающий возможность расстаться с комиксом за деньги, но даже в этом случае цена комикса составляет пятизначную сумму. При этом ни один из экземпляров издания не подписан обоими авторами одновременно.
FROM HELL публиковался в период с 1989 по 1996 год во множестве издательств.

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...