вторник, 23 сентября 2014 г.

BERNIE WRIGHTSON’S FRANKENSTEIN


BERNIE WRIGHTSON’S FRANKENSTEIN Видный иллюстратор Берни Райтcон какое то время в конце семидесятых входил в арт-группу “Studio” наряду с Барри Виндзором-Смитом, Джефри Джонсом и Майклом Калутой. Все эти художники были профессионалами высочайшего класса, прекрасно образованными и талантливыми, и все в свое время обогатили медиум своими выдающимися работами. Райтсон в частности был настолько популярен и успешен, что неоднократно привлекался к другим проектам – иллюстрациям книг, созданию постеров и прочему. В 1977 году ему заказали сделать несколько десятков иллюстраций к бессмертному роману Мерри Шелли. Конечная работа Берни оказалась столь каноничной, что рисунки в будущем переиздали в качестве самостоятельной книги.
 Франкенштейн” Райтсона представляет собой почти пятьдесят черно-белых красивейших кадров, нарисованных с невероятным тщением, вниманием к деталям (Райтсон создавал портреты персонажей руководствуясь описаниями Шелли) и выдумкой. Иллюстрации Райтсона в оригинальном издании сопровождали текст писательницы, дополняя его и усиливая впечатление от прочитанного, но в виде самостоятельной работы они не могут восприниматься иначе чем красивый артбук. Сцены, которые старательно запечатлел Берни, кажутся по меркам комиксов непоследовательными и малоинформативными. И хотя арт Райтсона выразителен и атмосферен, оценить его по достоинству можно будет только в симбиозе со столь же мрачным и красивым романом Шелли.
 Однако, отсутсвие знаний о романе нисколько не испортит впечатление от арта самого Райтсона. Художник постарался едиными кадрами описать как можно больше сцен и ключевых моментов книги, чтобы его иллюстрации не казались совсем уж разрозненными.
 Ключевым элементом стиля Берни Райтсона является его умение работать с таким элементом дизайна как штрих. Художник овладел массой способов его нанесения, комбинации с другими элементами рисунка и градации. Те, кто знает о штриховке только по ужасному арту комиксов девяностых годов , могут выдохнуть с облегчением, так как Берни использует этот прием на совершенно ином уровне, чем картунисты девяностых, применящие штрихи по большей части только при отрисовке теней. Райтсон покрывает штрихом почти всю область рисунка, оставляя незакрашенными только источники света и отблески. С учетом того, что каждая иллюстрация размером с полноценную страницу, выходит очень необычно и внушительно. Видно, что “каркас” рисунка Берни набрасывает совершенно традиционно, а лишь затем с помощью сотен, а иногда и тысяч тонких линий он оживляет рисунок и придает своему арту глубины. Берни столь ловко научился изображать штрихом что угодно, что он может передавать через прямые линии разной длинны даже текстуры, не говоря уже о более сложных вещах. Камень, вода, множесто различных эффектов тени, прозрачные и полупрозрачные объекты, волосы, ткань – Райтсон словно не скован рамками, указывающими на то, что все объекты которые он рисует должны быть, строго говоря, прямыми. Его мириады параллельных линий расположены так близко и так мастерски, что на рисунке видны объекты любой кривизны. Когда же дело доходит до изображения вещей, которые по своей природе должны выглядеть прямыми, то иллюстрации Райтона поражают тем, как живо и детально они выглядят. На одном кадре главный герой стоит в поле, покрытом сотнями колышащихся на верту травинок и колосков, и Берни исключительно через прямой и косой штрих умел уловить ощущение живого, постоянно меняющегося океана травы, подвластного ветру. Стиль Райтсона также оказался идеально подходящим для изображения дождя (тут он просто божественно выглядит) и готических атрибутов, коих и в самом романе было предостаточно.
 Если же рассматривать арт вцелом, то “Франкенштейн” Райтсона нарисован безукоризнено прерасно. Во-первых, рисунки подчас бывают столь насыщены деталями, что даже некоторые комиксы перед ними пасуют.  Умопомрачительные кадры лаборатории докора Франкенштейна, заставленной колбами, пробирками, книгами, и хирургическим оборудованием заставять покраснеть даже современных мастеров сложного рисунка. Во-вторых, Райтсон недаром дружил с авторами, чьи работы в комиксах можно относить к одним из самых эстетичных в медиуме. Он превосходно разбирается в анатомии, создавая драматичные и сильные позы, аккуратен в пропорциях, запросто рисует как пейзажи, так и людей, всегда подчеркивает атмосферу изображаемых им мест необычным и четко различимым способом, непревзойденно отрисовывает динамику и практически недосягаем в умении изображать всяческие источники освещения.
 BERNIE WRIGHTON’S FRANKENSTEIN красив, как бывают красивы только стихотворные произведения. Это прекрасый образец того, как мастерство и талант автора позволяют ему выражать любые эмоции на бумаге и транслировать их через свой рисунок.
 BERNIE WRIGHTON’S FRANKENSTEIN был издан в виде самостоятельной книги в 2008 году.



THE MIRE


THE MIRE Маленький комикс Бекки Клунан, профинансированный фанатами ее творчества, оказался  довольно неплохой вещью. Это простая, но интересная «темная» сказка в обертке из красивого арта, с хорошо ощущаемой атмосферой и печальным концом.
 Комикс рассказывает нам о поручении, которое положено выполнить юному пажу. Рано утром король призывает нашего героя по имени Эйден к себе, где и вручает ему запечатанное письмо. Король объясняет кому и куда нужно доставить письмо, а Эйден внимательно слушает и запоминает. Путь Эйдена лежит через темный лес, заросший старыми скрюченными деревьями с корой цвета смолы. Эйден храбро двигается вперед, лишь изредка останавливаясь чтобы перевести дух и отдохнуть. Во время очередного такого привала мальчик видит призрак Всадника, пугающего маленького путника. Призрак на коне вопит, что знает, кто Эйден на самом деле. Сам же Эйден со всех ног бежит через темный лес к замку, виднеющемуся посреди лесной чащи. Паж ступает на порог замка, кажущегося заброшенным множество лет назад. Слабый зов призывает Эйдена в одну из комнат, где юный Эйден узнает скрываемую правду о себе, своем отце и будущем…
 На полноценный комикс THE MIRE не тянет, его вполне можно было бы включить в какую-нибудь антологию, где ему самое место. Однако, история Эйдена достаточно хорошо написана и отлично нарисована, чтобы быть запоминающейся, а поэтому достойна отдельной рецензии. Бекки Клунан явно создавала свою сказку с прицелом на взрослых, учитывая некоторые страшные моменты в комиксе. Да и финальная сцена детей бы разочаровала, а вот взрослый найдет в маленькой истории Бекки нестыдный фатализм, небольшую порцию драмы  и правильную зловещую атмосферу некоей тайны. Финальный твист здесь прописан емко и умело, хотя для такой истории он несколько тяжеловат.
 Простота и изящество с которым написан комикс подчеркивается красивым рисунком Клунан. Бекки не новичок в индустрии, она с каждой работой рисует все лучше, совершенствуя свой стиль и навыки. В THE MIRE она отдает дань уважения средневековью, рисуя красивейшую рыцарскую броню, темные коридоры замков  и бородатых мужчин. Она не перебарщивает с деталями, вписывая в кадр только необходимые элементы, умеет хорошо передать выражения лиц (при том что стиль комикса к этому не располагает), расставляет панели в неожиданной последовательности и крепко ведет читателя за руку, рассказывая свою историю последовательно и толково. Детальным ее арт не назовешь, но украшать кадры незначительными красивыми виньетками Бекки умеет. Равно как и работать с фентезийной атмосферой. Также Клунан  рисует на удивление интересный и практичный дизайн брони, и вообще все ее герои выглядят большими модниками, носящими очень стильную одежду и аксессуары.
 В итоге – необязательное, но интересное мифологическое приключение с нестандартным финалом, написанное и нарисованное одинаково хорошо.
 THE MIRE был выпущен в 2012 году.


Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...