воскресенье, 26 апреля 2015 г.

ALL NEW GHOST RIDER


ALL NEW GHOST RIDER

Бледный как призрак (pun intended) комикс о приключениях юноши, открывшим в себе возможность полыхать огнем и управлять демоническим масл-каром, таланта художника Трэда Мура не стоит. Это переложение одновременно всех историй про трудное детство в тяжелом районе, похожее на сюжет всех «Форсажей» и GTA San Andreas. Ощущение, что ты это уже видел и читал, но героями подобных сюжетов были другие персонажи не покидает до последнего.

Фелипе Смит, автор сценария, придумал свою версию реинкарнации Гонщика. Теперь его носитель – парень-латинос с прической как у вампира из плохих фильмов 60-х годов, мотоцикл заменен на автомобиль, а ориджин вращается вокруг битвы за район трущоб (в которых живет главный герой и его брат), наводненный наркотиками. Обязательная порция комиксной придури тоже присутствует: сумасшедший ученый с раздвоением личности тут создает синтетический наркотик, превращающий людей в монстров, и мечтающий о порабощении мира или о чем-то столь же бредовом.

Главный герой выписан неплохо, но подчиняется не своей воле, а велению сценариста, а потом и вовсе теряется на фоне демонстрируемых событий, не блеща ни харизмой, ни умом. Его переход на темную сторону показан неубедительно: Гонщик просто говорит «Мы сможем дать по жопе плохишам, соглашайся!», а он, недолго думая, отвечает «Ок». Собственная смерть, произошедшая накануне, и перспектива отдать душу всего лишь за стильный прикид и тачку с ревущим мотором, главного героя не волнуют.

Все остальные персонажи такие же картонные: учитель в школе выступает рупором совести; мелкие гангстеры, которым мама не любила в детстве, отбирают инвалидные коляски у инвалидов; взрослые бандиты целый день упражняются в попытках перепить друг друга, нанесении себе татуировок и составлении матюков состоящих из скромно зацензуренных фраз вроде «Пошел ты на @*%#!6, pendejo!».

С сюжетом тут получше. Сцены быстро сменяют друг друга, чередуя экшен моменты со спокойными ситуациями. С первых же страниц обозначен главный конфликт, финальная битва заканчивается не так, как можно было предположить – это не работа гения, но читать можно.

Другое дело, что смотреть на это куда интереснее. Трэд Мур развлекает себя (и нас) как может. У него появилась возможность показать как круто он умеет рисовать что-то отличное от кишок. ALL NEW GHOST RIDER принципиально отличается от LUTHER STRODE в плане демонстрации движения. Теперь motion lines, которые обычно художники стараются сделать как можно незаметнее и прозрачнее, занимают до половины всех панелей. На действия, совершаемые героем, указывают клубы дыма (очень красивые и толстые), огня (привет колористу серии), какие-то искры и прочее. Если в кадре что-то куда-то движется, его направление угадывается безошибочно. Крови в серии почти нет, но кинетические драки остались. Их здесь две - три, но колоссальная энергия видится в каждой: кулаки впечатываются в лица, монстр разрывает пополам другого монстра поменьше, людьми вытирают потолок – все, в общем, очень хорошо. Иногда Мур даже Джона Уильямса Третьего – в комиксе есть великолепная страница со срезом дома грабителей, показанная в 2,5D, где часть плана служит отдельными панелями. При этом на темп чтения и порядок просмотра панелей это никак не влияет, что при столь сложной структуре удивляет.

В целом Мура явно ждет большое будущее в жанре. Если его дебютные работы выглядят лучше, чем арт художников вроде Ивана Рейса, то что говорить о грядущих проектах. Он отлично понимает как работает комиксная страница, умеет оживлять ее множеством способов и прорабатывает каждую деталь на каждой панели. Остается только пожелать, чтобы ему хоть раз дали сценариста его уровня.

пятница, 24 апреля 2015 г.

THE LEGEND OF LUTHER STRODE


THE LEGEND OF LUTHER STRODE

Второй том приключений о смертоносном шкафоподобном Лютере Строуде вышел таким же визуально впечатляющим, как и его предшественник, и столь же неинтересным в плане сценария. За шесть выпусков мини-серии не происходит, кажется, вообще ничего, зато Трэд Мур устраивает кровавую вакханалию на сто двадцать страниц, тесня комикс Джонни Раяна про самого злого на свете человека Prison Pit с пьедестала комиксов, большая часть которых состоит из размашистых, продолжительных и изобретательных драк.

Джастин Джордан ушел в тень (в третьей части судя по количеству текста в этой, о нем будут напоминать только куцые captions, которые, впрочем, можно не читать совсем, ибо художник все равно вытянет на себе серию), состряпав ленивый сценарий. В первых выпусках еще есть надежда, что он как минимум не даст Муру доминировать в гонке за читательское внимание. Сцена где Лютер подает руку своей девушке, а та боится к нему прикоснуться (видимо, потому что он на ее глазах разуплотнил с десяток людей способом, которому аплодировал бы даже Джек Потрошитель) – то что нужно серии о сверхчеловеке неизмеримой силы. К сожалению, момент типа этого – редкость.

Персонажи деградировали еще чуть-чуть. Лютер за весь комикс произносит с десяток фраз, сосредотачиваясь на репликах двух типов: «Порву пополам!!!», адресованную врагам и «Я люблю тебя» - фраз столь приторных, что мой повышающийся уровень сахара при их прочтении угрожает отправить меня в инсулиновую кому.

Девушка Лютора (я серьезно не могу вспомнить ее имя, извините) за пять лет, разделяющих события серии, внезапно стала вариацией легендарной Домино – охотницы за головами. Как и почему она совершила поворот в своей судьбе, который был столь велик, что его можно было наблюдать из космоса, нам не сообщают. Хорошо, что ее чувство юмора при этом не пострадало, а умение разбавить схватку постмодернистскими шутками осталось при ней.

Антагониста из прошлой части сменил точно такой же. У него другая мотивация, но он, якобы оберегая Лютера, почему-то не перестаёт его калечить. Справедливо решив, что раз в прошлой серии главный злодей был один, то в новой их должно быть два, Джордан спустя три выпуска вводит нового персонажа – главную удачу TLOLS. Столь прямолинейные ходы я люблю, особенно когда они работают.

Упомянутый выше новый персонаж – дикое чудовище, явно свихнувшееся за миллионы лет до начала демонстрируемых событий, в частности ответственен за самый крутой кадр из серии – резню в супермаркете, достойную императора Калигулы. Помимо умелого обращения с холодным оружием, новый злодей убедительно показывает всю глубину собственного помешательства, заставляя сожалеть, что его не представили нам раньше.

Если Джордан с задачей написать адекватный сценарий не справился (две трети запланированной трилогии меня совсем не впечатлили, так что даже при условии, что он вытянет третью часть (в чем я сомневаюсь, глядя на превью первого выпуска LEGACY OF LUTHER STRODE)), то Мур умудрился сделать арт в комиксе еще краше. В ход пошла тяжелая артиллерия: шикарная сцена с панелью в 2,5D перспективе, на которой ближайшая к читателю стена прозрачная, и обозначена только потеками стекающей по ней крови; гиперболизация движения, так хорошо удающаяся Муру; практически осязаемый, плотный экшен, где все участвующие в схватке свиваются в единое целое, ломая друг другу конечности и прочие красивости. Такое ощущение, что мозг Мура как кинокамера, снимающая в 1000 fps, способен углядеть и достоверно передать мельчайшие детали вроде крошащихся ступеней, заноз, едва уловимых движений и жестов. Сцена, в которой Лютер летит по направлению к врагу, вытянувшись в струну, а затем скачет как акробат по странице заставляет вспомнить Джека Кирби и его неуемную энергию, вкладываемую в арт. Лучшего комплимента motion-сценам я придумать не могу. Ах да, тут опять есть кровища! Тот самый двухстраничный разворот с морем жертв в комиксе не единственное что запоминается. Строуд теперь топит панели в крови с еще большим энтузиазмом и выдумкой. А враги отвечают ему взаимностью, ломая ему руки так достоверно, что я, глядя на панель с двумя открытыми переломами, почувствовал неприятные ощущения в «электрической косточке» (находится в локте, вызывает ощущения электрошока, проходящего по руке каждый раз когда вы, как я, например, с завидной регулярностью, бьетесь о мебель).

В общем, Трэд Мур спас и эту мини-серию от бездны посредственности. В его венах течет дистиллированный осом, он возвышается над землей на четыре метра, способен вызвать аневризму мозга одним суровым взглядом и ест художников рангом поменьше на завтрак, макая их в кофе как бездарные пончики. С нетерпением жду его новых работ, а попутно сажусь за прочтение «Призрачного Гонщика», к которому он успел приложить руку в перерыве между сериями.

среда, 22 апреля 2015 г.

SERGIO ARAGONES FUNNIES


SERGIO ARAGONES FUNNIES

Выпуск SOLO, нарисованный Серджио Арагонесом в 2005 году, можно считать своеобразным пилотом этой серии. Серджио, видимо, понравилось рисовать автобиографические истории, поэтому когда с ним связались редакторы Bongo comics, он предложил им идею FUNNIES.

Серия, насчитывающая двенадцать выпусков, полностью написана и нарисована самим Арагонесом. Каждый выпуск можно условно поделить на сегменты, концепции которых маэстро Арагонес обкатывал годами. Так, короткие, часто автобиографические истории впервые появились в том же SOLO. Страницы с пазлами, головоломками и другими играми, нарисованными Серджио, дебютировали в GROO. Оттуда же перекочевала страница с приветствием.

Несмотря на то что Арагонес почти шестьдесят лет рисует профессионально, FUNNIES заметно отличается от его предыдущих работ. Он король немых гэгов, пантомимы и рисунков столь детализированных, что даже Мартину Хэндфорду есть чему поучиться. В FUNNIES почти ничего этого нет.

Большинство историй в каждом из выпусков – комиксное переложение воспоминаний самого художника. А воспоминания эти чудесны. Чтение этого комикса напоминает уютные посиделки тет-а-тет с умным, прожившим ярчающую жизнь человеком, который завладевает твоим вниманием мигом и уже никогда его не отпускает. Достойных упоминания событий в жизни картуниста столько, что, кажется, даже у Джеймса Бонда биография по сравнению с Серджио бледновата. Он объездил полмира, его знают все звезды кино, музыки и телевидения, он имеет десятки разных хобби (о которых говорит с вызывающей уважение страстью). И, конечно, он работает в сфере комиксов. Арагонеса называют самым любимым и титулованным из ныне живущих художников не за красивые глаза.

Сразу поясню относительно слова «любимым»: даже на кадрах съемки с разных комик-конов Серджио источает позитив, дружелюбие и харизму. Он находит общий язык со всеми и каждым, а число его друзей превышает все мыслимые пределы. Лучшим примером душевной щедрости Арагонеса будет один автограф, оставленный на комиксе обычного фаната: «В моих самых счастливых воспоминаниях есть ты, мой друг!». Нет, серьезно, кто еще мог бы так завоевать твое расположение всего одной фразой?

Что же до титулованного, то Арагонес – единственный из той когорты работяг, до сих пор рисующих самостоятельно по четыре выпуска комикса в месяц. И обороты он не сбавлял с начала восьмидесятых, поэтому количество профессиональных наград и регалий у Серджио неисчислимо. К сожалению, четырнадцатичасовой рабочий день подорвал здоровье Серджио основательно, поэтому в одном из выпусков этого комикса Серджио появляется с тростью, и с юмором рассказывает, что перенес операцию на бедре и больше не может работать как раньше.

Персональное появление художника в кадре – еще один трюк, который давним фанам художника знаком еще со времен его работы в MAD. Стилизованный Серджио с кучерявыми усами и неизменной улыбкой лично приветствует тебя со страниц каждого выпуска и является главным действующим лицом большинства историй.

FUNNIES – коллекция небольших (около шести - восьми страниц), но очень интересных историй, рассказать которые Арагонес по собственному признанию хотел много лет. Его экстенсивные путешествия позволили ему побывать в Антарктиде (там он был ассистентом фотографа), Индии (участвовал в тропическом сафари), Германии (изумительная история про хобби Серджио, связанное с марионетками) и множестве других стран. А кипящая натура и компанейский характер обеспечили ему встречи со множеством интересных людей (Тоширо Мифуне, к примеру, о котором он рассказывает в одном из выпусков), послужили основой дружбы (история с созданием папье-маше Кинг-Конга для своего босса), или просто интересных ситуаций (еще один блестящий рассказ – прослушивание оперы в древнем замке).

Все рассказы Серджио отлично написаны. Их интересно читать от начала до конца как книгу, притом что Арагонес почти не пользуется хитрыми приемами сторителлинга. Тем не менее его очерки заслуживают самого пристального внимания благодаря своей энциклопедической точности, богатой атмосфере, множеству уникальных ситуаций. Отличительной особенностью Арагонеса является умение описывать события не преувеличивая их. Большинство историй словно бы лишены начала и конца, как события в реальной жизни, идущие беспрерывной чередой. Иногда нас приветствуют во вступительных панелях, но в большинстве случаев история просто стартует с места. Заканчиваются рассказы тоже внезапно, без фальшивых концовок, придающих вес всем предыдущим событиям. Арагонес не драматизирует жизнь, он просто демонстрирует ее нам со стороны.

Короткие рассказы перемежают игры, развлечения и безмолвные стрипы. Они, как правило, черно-белые, смешные и выполнены на высочайшем уровне. Однажды поняв, что он может давать читателям нечто большее, чем просто двадцать страниц комикса в одном номере, Арагонес не устает изобретать новые способы привлечения аудитории и взаимодействии с ней. Он рисует «найди десять отличий» картинки, визуальные головоломки (среди кучи предметов нас просят найти, например, пять анахронизмов), какие-то приколы и прочее. Часть из них настолько эстетически красива, что хочется иметь их вариацию в виде большого и красивого постера, чтобы повесить его на стену.

Я уже очень много времени посвятил описанию техники Серджио-картуниста в других своих обзорах, но о его манере рисования умолчать нельзя. Это простой, но выразительный арт, отточенный до блеска. В своей простоте он гениален. Арагонес рисует несложные технически, но очень детальные панели с морем разных предметов в них. Стивен Кинг как-то сказал, что писателя определяет его умение работать со словарем, количество слов, которые он знает. Для художника в таком случае важно, что он умеет рисовать, так? Как много вещей, форм, техник он знает. В таком случае Арагонес – гибрид из Шекспира, Кормака МакКарти и Томаса Пинчона от мира художников. Он рисует, кажется, абсолютно все с одинаковой легкостью. Сцены, происходящие в его студии, напоминают панорамы свалки самых интересных вещей, которые вы могли увидеть в жизни. Простая панель с комикс-шопом выглядит как пиршество для глаз. Он не знает и не приемлет ограничений.

Опять же, мимика и жесты персонажей удивительно точные. Внутренние гэги кажутся вдвойне смешными, когда смотришь на уморительные лица героев.

Среди смешных и поучительных рассказов попадаются и глубокие. История с пианистом в лёгкую соперничает с творениями Уилла Айснера, настолько она хороша. Ради нее одной выпуск FUNNIES стоит раскопать и почесть.

FUNNIES – комикс-сюрприз. Я не ожидал, что очередной проект Арагонеса так мне понравится. Но гениальный мексиканец вновь удивляет удивительно разнообразными стрипами и их подачей. Любите ли вы юмористические комиксы или нет, знаете о Серджио много или вообще ничего, дайте FUNNIES шанс. Приключения рисованного художника обязательно заставят вас полюбить себя.

THE STRANGE TALENT OF LUTHER STRODE


THE STRANGE TALENT OF LUTHER STRODE

Первая часть приключений о внезапно ставшем машиной для убийств школьнике Лютере Строуде вышла отличной. Авторы воплощают на бумаге потаенные фантазии любого школьника (встреча с прекрасной девушкой, месть обидчикам, всеобщая слава), попутно снабжая комикс неистовым экшеном и фонтанами кровищи.

По сюжету тощий Лютер Строуд завладевает книгой, в которой описаны приемы по самосовершенствованию собственного тела. Он начинает тренироваться, добиваясь невероятных результатов. В какой-то момент он обнаруживает, что может ломать людям кости едва ли не усилием воли. Уже ставший мускулистым, Строуд решает (по совету своего друга, обожающего комиксы) стать локальным героем. Получается у него плохо, но вскоре на горизонте начинает маячить фигура главного антагониста, и Лютеру вместо охоты на мелких правонарушителей предстоит битва с очень серьезным противником. Обладающий весьма специфическим чувством юмора, злодей, как оказывается появляется в жизни Лютера не просто так. Жизнь обычного паренька превращается в кровавый ад…

Сюжет в комиксе, прямо скажем, посредственный. Многие важные для понимания сути происходящего вещи обрисованы слишком поверхностно, мотивация у героев обусловлена только сценарными нуждами, а большинство ситуаций выписаны слишком старательно, неаккуратно и с видимыми усилиями.

Мешает ли при прочтении все это? Ни чуть. Комикс берет свое смешными и щеголеватыми диалогами, умением сценариста Джордана описывать абсурдность бытовых ситуаций и искренностью. Джордан любит комиксы (комната Лютера увешана классическими постерами к ним), и даже заезженные их приемы эксплуатирует с любовью, отчего видимые за световые годы повороты сюжета вроде смерти одного из персонажей расцениваешь не как дилетантство, а как дань уважения своеобразным приемам комикс-сторителлинга. На неопытность сценариста можно списать еще многое: плоских героев (их роли ограничиваются стандартными «подруга главного героя» и «толстый комичный сайдкик»), заимствования из других серий (главный злодей выглядит и разговаривает как Мейсон Савой из CHEW), скомканное повествование (для шести выпусков тут происходит одновременно очень много и очень мало). Но делать этого не стоит, так как эта мини-серия делает акценты не на душевных переживаниях, а на возможности показать умерщвление путем засовывания отрубленной кисти в горло врагу, отпуская при этом забавные комментарии.

Как развлекательный продукт (пусть и и неидеальный) комикс работает замечательно. Веселье и увечья тут идут рука об руку, не давая скучать. Однако, Джастин Джордан предоставил нам ровно столько информации, сколько нужно, зная, что даже если он усложнит здешних героев до уровня персонажей пьес, все его усилия пойдут прахом, потому что о, мой Бог, Трэд Мур…

У художника серии даже страницы в Википедии нет. Он просто вынырнул из недр интернета под ангельский хорал и протянул миру доказательства своей гениальности. Так как выглядит этот комикс не выглядит ничто. Мур, несмотря на свой скромный пока опыт, умеет, кажется, все. Картинка в серии божественная. Стиль Трэда напоминает «очищенный» рисунок Шона Мерфи, помноженный на эквилибристические трюки Роба Гиллори.

LUTHER STRODE очень красив. Мур – один из тех самородков, что умеют рисовать очень детальные композиции если того требует кадр. Во второй и особенно третьей части приключений Строуда это заметно куда лучше, но даже в первой мини-серии красивых кадров так много что повествование иногда само себя ставит на паузу, давая насладиться кадрами с over-the-top насилием. Умение выгодно показывать внутренности живых людей отличает Мура (и всю серию) на фоне травоядных комикс-собратьев. Здесь подчас творится дичь, которой позавидует даже Клайв Баркер. Все обитатели строудаверса состоят, кажется, из тоненькой кожной оболочки, под которой плещется красная кровь, выплескиваемая наружу при малейшей прорехе каким-то особо мощным насосом. Людям здесь ударом руки отрывает полчерепа, герой душит другого персонажа собственными потрохами, а кого-то распинают кухонными ножами на поверхности шкафчика. Сознательная демонстрация показного гротеска – вот за это комикс стоит любить.

Помимо насилия, которое сопоставимо лишь с оным в фильмах студии «Трома», Мур умеет рисовать еще много чего. Например, движение. Плавное, выразительное, очень хорошо ощущаемое движение, которое так трудно передать в статике у Мура выходит само собой. Местные схватки вследствие этого выглядят беспримерно круто. А какая тут анатомия! Лютер, как и множество действующих лиц, выглядит в результате физической трансформации как огромный кусок мяса, но при этом его пропорции практически идеальны. На творения Роба Лайфелда он совсем непохож, хотя некоторым персонажам раннего Image Строуд в объемах мышц не уступает. Наконец, у Мура очень хорошо развито чувство стиля. Количество деталей в кадре, ракурсы, постановка боев, темп и прочее буквально идеальное. Рисунок Мура по качеству многократно превалирует над сценарием.

У серии есть еще одно полноценное продолжение и только-только начавшийся финальный эпизод. В целом пропускать серию крайне не рекомендуется. Дуэт никому не известных авторов подарил миру шикарный комикс, будем же за это им благодарны.

среда, 8 апреля 2015 г.

THE NOBODY


THE NOBODY

Очередной прекрасный комикс от Джефа Лемира. Это насыщенный аллюзиями пересказ «Человека-невидимки» Герберта Уэллса с небольшими, но интересными твистами и сменой временного периода.

Наше время. В маленьком провинциальном городке (расположенный, надо полагать, в любимой и воспеваемой Джефом Канаде) появляется человек, мгновенно привлекающий к себе внимание местных жителей. Он нелюдим, выходит из арендованной в отеле комнаты только для заказа пищи на дом, ведет себя тихо и незаметно. И все же каждый раз когда он выходит на улицу, местные начинают сплетничать о странном незнакомце. В чем причина такого поведения? Дело в том, что представившийся Гриффином мужчина с ног до головы обмотан медицинскими бинтами. Странный незнакомец почти сразу же объяснил интересующимся горожанам причину, по которой он столь необычно выглядит, но затворничество и местные страхи помноженные на неведение, рождают сотни самых невероятных слухов о таинственном страннике. Слухи не беспокоят только дочь владельца местной закусочной, Вики, стремящейся узнать Гриффина поближе. Они становятся друзьями – смотрят вместе старые фильмы, гуляют по заснеженным аллеям, и разговаривают. Вики раздражает тишина маленького сонного городка, а Гриффин ищет в уединенном поселении покой, необходимый ему для продолжения работы над неким очень важным для него экспериментом. Время идет. Вики замечает, что Гриффин становится все молчаливее. Их дружба постепенно угасает. В то же время взбудораженные слухами о пропаже людей местные жители обвиняют во всем таящегося в своей комнате ученого, и устраивают за ним настоящую охоту. Вики успевает предупредить его – вдвоем они отправляются на лодочную станцию в надежде пересечь реку…

В THE NOBODY сильные стороны Лемира-сценариста видны как нельзя лучше. У комикса прекрасные живые диалоги, замечательно воссозданная атмосфера паранойи и мистики в лучших традициях «Сумеречной Зоны», точеный саспенс и хорошо просматриваемый конфликт, который так хорошо удается Джефу, когда он не делает его искусственным. 

Отдельно стоит упомянуть концовку комикса. Драматичный открытый финал специально был выписан так, чтобы его можно было трактовать по-разному. Была ли невидимость героя результатом его помешательства или же мы самом деле наблюдали за потерявшим способность преломлять солнечные лучи человеком? Мог ли он когда-либо стать вновь полноценным членом общества? Возможно ли убежать от своего прошлого и своих проступков?

Лишив своего главного героя выразительной физиономии, Джеф тем не менее наделил всех остальных обитателей городка живыми, подвижными лицами. Именно мимика и выражения лиц часто придают эмоциональную окраску некоторым сценам – грустные глаза отца Вики скажут нам о его непростых отношениях с дочерью лучше любых слов. Точно также пустые улицы, старые низкие дома и отсутствие машин не дадут перепутать городок с мегаполисом. Лемир, очарованный маленькими коммунами, рисует настоящую американскую (или канадскую) глубинку. Город, приютивший человека-невидимку, может похвастать одним баром, одной закусочной, одним отелем и одной статуей рыбы (зловещей). Все остальное пространство заполняют собой покосившиеся деревянные сараи и бескрайний лес.

Нарисовал THE NOBODY сам Лемир, чей минималистичный стиль очень хорошо подходит для отрисовки маленьких людских драм. В истории есть множество наполненных внутренней красоты моментов, которые невозможно целиком описать одними лишь словами. Джеф умеет даже маленькие мизансцены вроде кадра с надвигающимся дождем или же траекторией полета бабочки превращать в значимые драматические эпизоды.

вторник, 7 апреля 2015 г.

NORTHLANDERS


NORTHLANDERS

Серия комиксов Браяна Вуда, написанная в жанре «исторический псевдо-реализм», оказалась вещью впечатляющей как исполнением, так и идеями. А еще отличным артом, над которым трудились талантливые художники, включая автора всех обложек Массимо Карневале.

То, что у Вуда не получилось выдержать качество всех сюжетных арок (где-то после половины серии сценарий начинает радовать реже), прочтению нисколько не мешает. Ты просто наслаждаешься не историями в целом, а уже отдельными их частями и шикарными диалогами. Это считанный комикс, обращающийся к тематике викингов, который выполнен на высоком уровне. С поправками, о которых речь пойдет ниже, NORTHLANDERS - это «Дэдвуд» во льдах. Столь же безжалостная, кровавая и построенная на конфликтах история.

Несмотря на то, что фэнтези-элементов в комиксе почти нет, а действие разворачивается в реальном мире, реализм в серии присутствует только в качестве гостя. Если бы в какой-то момент герои серии достали бензопилы и бились на них, мало кто бы заметил это сразу. Но Вуду стоит отдать должное, он в рамках комикса как жанра, который никогда не отличался вменяемостью, сумел затронуть совсем нехарактерные проблемы общества, религии и семьи, не пожертвовав зрелищностью.

«Северяне» - цепочка отдельных не связанных между собой арков, у которых разные герои, сюжеты и место действия. Почти все они рассказывают истории о суровых людях, живущих во времена, когда слабые просто не доживали до своего совершеннолетия. Быт северян, из логика, их поступки были уже не первобытными, но по современным меркам нечеловечески жестокими. Здесь запросто убивают (причем холодным оружием и так, что морщишься, закрывая глаза), бросают на произвол, предают и подавляют волю. Дремучее средневековье выглядит почти таким, каким оно, скорее всего, было на самом деле. 

А в ту пору людям, чьи потомки сейчас топчу Норвегию, Швецию и Ирландию, жилось весело. Христианство завоевывало скудные умы людей, изгоняя паганские верования, замещая многих богов - богом единым. Эпоха завоеваний была в самом разгаре, кланы и целые нации шли войной друг на друга, сметая все на своем пути. Свирепый климат гарантировал всем выжившим в битвах с христианами, пережившим бушующие эпидемии чумы, умирающим с голода и от ран, билет в Вальхаллу. Но люди выживали. Уничтожали иноземцев, завоевывали новые континенты, сражались месяцами напролет. 

Способность выживать, бороться до конца, сражаться, зная, что победа не может быть завоевана – вот о чем рассказывает NORTHLANDERS. Иногда это показано буквально – здесь много выпусков, в которых группа харизматичных героев режут кого-то с другими верованиями/из вредности/просто потому, что так надо. Иногда, и это лучшие выпуски серии, на это намекают косвенно. Герои всех без исключения арков – отщепенцы, убийцы, воры, смутьяны. Антигерои. Часть из них не вызывает даже сочувствия, настолько они убоги и отвратительны. Но каждый из них за что-то борется, что-то превозмогает. Здесь есть эпическая битва средневекового дикаря с собственным разумом, начавшим играть с хозяином дурные шутки. Стремительная гонка лишившегося надежды охотника, загоняющего оленя даже когда он уже понял, что убийство зверя не спасет его самого от смерти. Борьба за выживание русской женщины в изолированной общине, раздираемой политическим противоречиями и чумой. 

Vertigo, издавшее серию, всегда славилось своим умением выпускать комиксы, направленные на взрослую аудиторию. NORTHLANDERS – канонический пример такого комикса. Его стоит предпочесть почти любой супергероике в силу того, что у кейп-комиксов почти никогда нет подобной глубины и атмосферы. «Северяне» могут понравится подросткам и молодежи, но диспуты о религии, вере, силе человеческого духа, выживании, самопожертвовании и прочем, из чего состоит серия, их прельстят куда меньше, чем сочный экшен, сдобренный гротескным насилием.

Последнего, кстати, тут очень много. Вуд перестарался с его количеством и проявлениями, хотя видно, что изначально все это безобразие (распятия живых людей, крупные планы рассеченных лиц в бою, всевозможные казни) тут присутствовало для того, чтобы придать серии неповторимый шарм. Также викинги очень много матерятся, что, опять же, не могло быть правдой. Их язык, который Браян сильно модернизировал, просто не мог состоять из подобных словестных конструкций. Но все эти приемы, - современный темп и структура диалогов, анахронизмы, гипертрофированное насилие, - это не ошибка, это твердый расчет. Вуд берет лучшее от современных приемов создания нарратива художественного произведения, и создает с их помощью самобытный комикс. Брутальный, жесткий, злой.

У серии есть несколько слабых выпусков, но они теряются на фоне общего великолепия. На каждый скучный выпуск про битву у моря двух бойцов, сопровождающуюся скучным повествованием, тут приходятся две интересные, вроде осады старого монастыря, уже упомянутого выпуска с охотником, гонящим оленя или же почти детективного выпуска о замерзшей во льдах девушке. 

Рисовали серию шикарные художники, один другого лучше. Все пятьдесят выпусков сага Вуда подкрепляется отличной визуальной составляющей. Каждый из художников рисует косматых бородачей, потроха на мече и укрытые пушистым снегом горы по-своему, но каждые это делает в высшей степени профессионально. Деклан Шелви, Бекки Клунан, Раян Келли, Лео Фернандез, Фиона Стейплз, и, кончено, автор каверов Карневале – все они трудились для того, чтобы NORTHLANDERS запомнились, как образец красивого комикса.

понедельник, 6 апреля 2015 г.

SCENE OF THE CRIME


SCENE OF THE CRIME

Блестящий детективный триллер от Эда Брубейкера и Майкла Ларка. Для фанатов самой лучшей серии Брубэйкера, CRIMINAL, по сравнению с которой даже его неплохие супергеройские раны выглядят бледными, комикс станет настоящим подарком. Это правильный, разыгранный как по нотам детектив, с медленным закипающим развитием событий и постепенным погружением главного героя в настоящий ад извращенных человеческих отношений.

Брубейкер, обожающий жанр «крутого детектива», сумел скрестить простой нарратив книжных его версий с мрачностью киноэкранизаций. Здешний сюжет так хорош, что если полностью заретушировать все панели, оставив только диалоги и captions, то история практически ничего не потеряет. То, что мини-серию можно без каких либо скидок сравнивать с литературой, и делает из комикса столь захватывающее чтиво. Брубейкер очень многое (по собственному признанию от неопытности) рассказывает через внутренний монолог главного героя, а не через диалоги. Мне даже стало жаль, что он отошел от этой традиции в более поздних работах, так как атмосфера в том же CRIMINAL хоть и хороша, но до лаконичных, выверенных, броских описаний происходящего в SCENE OF THE CRIME она не дотягивает. 

Также у комикса очень низкий темп, присущий большим романам, а не комиксам. Все делается последовательно, медленно и не то чтобы очень зрелищно. Это никак не влияет на то, с каким удовольствием ты читаешь комикс, скорее напротив – любой фанат книжного нуара и hard-boiled классики мигом узнает размеренное повествование, с которым разворачивается действо.

Брубейкер, как и многие его кумиры, сделал местом действия комикса Сан-Франциско. Город, в котором работал никогда не называемый по имени сотрудник агентства «Континентал» или гнался за преступниками инспектор Буллит, в комиксном образе себя показан местом неприглядным. В нем легендарный фотограф криминальной хроники держит музей-офис, а с ним вместе живет его племянник – главный герой серии. Его зовут Джек Херриман, и у него, по традиции, есть скелеты в шкафу, темное прошлое и работа детектива. По просьбе знакомого, он берется за дело обратившейся к нему женщины, просящей Джека разыскать ее сестру. Простое дело становится сложным, когда Джек начинает углубляться в прошлое своей клиентки. Выясняется, что еще в детстве она и ее сестра были жертвами пожара, разгоревшегося в коммуне хиппи, а пропавшая девушка не так давно была замечена в нью-эйдж-полупритоне-полунарколаборатории, которой заведует человек, подозрительно похожий на скрывшегося годы назад главаря коммуны. Ситуация усложняется, когда Джек находит девушку и проводит ее допрос. Я бы с удовольствием рассказал о сюжете еще немного, но я вплотную приблизился к важной сюжетной сцене, которая, собственно, и заставляет Джека взяться за расследование по-настоящему. 

Брубейкер не только отлично сумел выстроить запутанный, витиеватый и многоходовый сценарий. Он еще и усложнил его за счет находок, используемых авторами уже после того, как был изобретен жанр «неонуар». Главный герой уже не выглядит как циник вроде Сэма Спейда, Филиппа Марлоу или Майка Хаммера, и тем более не убивает людей не моргнув как Паркер. Он обходителен, даже вежлив, умен, уязвим и человечен. Его мотивы и поведение очень сильно отличаются от большинства детективов в кино и литературе. При этом он также усерден, доводит дело до победного конца, жертвуя собственным здоровьем и связями с близкими. Джек отлично выписан и имеет собственный голос, но помимо этого Брубейкер наградил его отличным ориджином, который раскрывается аж в эпилоге мини-серии и служит кульминацией комикса. 

Постепенная же смена настроения комикса, начинающегося как детектив, а затем тяготеющего к триллерам, очень напоминает фильм «7 мм» в частности и общую тенденцию «очернять» сюжет триллеров 90-х, начавшуюся с гениального «Se7en» Финчера. Точно также, как и в фильме Шумахера, в SCENE OF THE CRIME с каждым витком сюжета, с каждым вскрытием подноготной персонажей, история все глубже становится отталкивающей, нездоровой. Когда Джек в конце серии расставляет все факты по местам и допрашивает свидетелей, а те сообщают ему о творящемся пороке, становится ясно, что эта история оставит глубокий отпечаток как в сердце Джека, так и в сердцах читателей.

Майкл Ларк с задачей нарисовать приземленный, но мрачный детектив-исповедь справился на отлично. За исключением крошечной оплошности, все в комиксе нарисовано идеально. Серый Сан-Франциско, омываемый мелким, противно моросящим дождем. Герои, ставшие жертвами насилия, на чьих лицах лежат тени. Угрюмая атмосфера беспросветности, осевшая в барах, придорожных отелях и фермах по выращиванию марихуаны. Ларк явно рисует с помощью рефренсов, но они не отвлекают, а добавляют реализма истории. Все виды мегаполиса, перерисованные с фото, замечательно передают ритм города, его «характер». В комиксе очень много строгих, скупых панелей с минимумом действия, но художник никогда не дает заскучать. Лица у Ларка тоже вышли отменными, но как раз с ними и связан его небольшой промах.  

Дело в том, что на одной панели у Ларка получилось изобразить на лице героя (я имею ввиду контур, прическу и овал лица) слишком маленькие черты лица. В результате в ключевом для комикса момента в кадре появляется вариация мема «Woll Smoth» с комично мелким ртом и глазами. Кто не углядел за столь нелепым косяком, сам Ларк или Шон Филлипс, работающий инкером, я не знаю, но сцена с участием Джека в результате ошибки кажется смазанной, хотя о недостатке тут же забываешь, поглощенный чтением.

В остальном же – отличная работа. Что Брубейкер, ставший главным сценаристом детективов в медиуме, что Ларк, нарисовавший комикс, могут гордится проделанной работой. SCENE OF THE CRIME превосходит даже более именитые серии за счет очень хорошего сценария и не менее удачного исполнения.

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...