среда, 22 апреля 2015 г.

SERGIO ARAGONES FUNNIES


SERGIO ARAGONES FUNNIES

Выпуск SOLO, нарисованный Серджио Арагонесом в 2005 году, можно считать своеобразным пилотом этой серии. Серджио, видимо, понравилось рисовать автобиографические истории, поэтому когда с ним связались редакторы Bongo comics, он предложил им идею FUNNIES.

Серия, насчитывающая двенадцать выпусков, полностью написана и нарисована самим Арагонесом. Каждый выпуск можно условно поделить на сегменты, концепции которых маэстро Арагонес обкатывал годами. Так, короткие, часто автобиографические истории впервые появились в том же SOLO. Страницы с пазлами, головоломками и другими играми, нарисованными Серджио, дебютировали в GROO. Оттуда же перекочевала страница с приветствием.

Несмотря на то что Арагонес почти шестьдесят лет рисует профессионально, FUNNIES заметно отличается от его предыдущих работ. Он король немых гэгов, пантомимы и рисунков столь детализированных, что даже Мартину Хэндфорду есть чему поучиться. В FUNNIES почти ничего этого нет.

Большинство историй в каждом из выпусков – комиксное переложение воспоминаний самого художника. А воспоминания эти чудесны. Чтение этого комикса напоминает уютные посиделки тет-а-тет с умным, прожившим ярчающую жизнь человеком, который завладевает твоим вниманием мигом и уже никогда его не отпускает. Достойных упоминания событий в жизни картуниста столько, что, кажется, даже у Джеймса Бонда биография по сравнению с Серджио бледновата. Он объездил полмира, его знают все звезды кино, музыки и телевидения, он имеет десятки разных хобби (о которых говорит с вызывающей уважение страстью). И, конечно, он работает в сфере комиксов. Арагонеса называют самым любимым и титулованным из ныне живущих художников не за красивые глаза.

Сразу поясню относительно слова «любимым»: даже на кадрах съемки с разных комик-конов Серджио источает позитив, дружелюбие и харизму. Он находит общий язык со всеми и каждым, а число его друзей превышает все мыслимые пределы. Лучшим примером душевной щедрости Арагонеса будет один автограф, оставленный на комиксе обычного фаната: «В моих самых счастливых воспоминаниях есть ты, мой друг!». Нет, серьезно, кто еще мог бы так завоевать твое расположение всего одной фразой?

Что же до титулованного, то Арагонес – единственный из той когорты работяг, до сих пор рисующих самостоятельно по четыре выпуска комикса в месяц. И обороты он не сбавлял с начала восьмидесятых, поэтому количество профессиональных наград и регалий у Серджио неисчислимо. К сожалению, четырнадцатичасовой рабочий день подорвал здоровье Серджио основательно, поэтому в одном из выпусков этого комикса Серджио появляется с тростью, и с юмором рассказывает, что перенес операцию на бедре и больше не может работать как раньше.

Персональное появление художника в кадре – еще один трюк, который давним фанам художника знаком еще со времен его работы в MAD. Стилизованный Серджио с кучерявыми усами и неизменной улыбкой лично приветствует тебя со страниц каждого выпуска и является главным действующим лицом большинства историй.

FUNNIES – коллекция небольших (около шести - восьми страниц), но очень интересных историй, рассказать которые Арагонес по собственному признанию хотел много лет. Его экстенсивные путешествия позволили ему побывать в Антарктиде (там он был ассистентом фотографа), Индии (участвовал в тропическом сафари), Германии (изумительная история про хобби Серджио, связанное с марионетками) и множестве других стран. А кипящая натура и компанейский характер обеспечили ему встречи со множеством интересных людей (Тоширо Мифуне, к примеру, о котором он рассказывает в одном из выпусков), послужили основой дружбы (история с созданием папье-маше Кинг-Конга для своего босса), или просто интересных ситуаций (еще один блестящий рассказ – прослушивание оперы в древнем замке).

Все рассказы Серджио отлично написаны. Их интересно читать от начала до конца как книгу, притом что Арагонес почти не пользуется хитрыми приемами сторителлинга. Тем не менее его очерки заслуживают самого пристального внимания благодаря своей энциклопедической точности, богатой атмосфере, множеству уникальных ситуаций. Отличительной особенностью Арагонеса является умение описывать события не преувеличивая их. Большинство историй словно бы лишены начала и конца, как события в реальной жизни, идущие беспрерывной чередой. Иногда нас приветствуют во вступительных панелях, но в большинстве случаев история просто стартует с места. Заканчиваются рассказы тоже внезапно, без фальшивых концовок, придающих вес всем предыдущим событиям. Арагонес не драматизирует жизнь, он просто демонстрирует ее нам со стороны.

Короткие рассказы перемежают игры, развлечения и безмолвные стрипы. Они, как правило, черно-белые, смешные и выполнены на высочайшем уровне. Однажды поняв, что он может давать читателям нечто большее, чем просто двадцать страниц комикса в одном номере, Арагонес не устает изобретать новые способы привлечения аудитории и взаимодействии с ней. Он рисует «найди десять отличий» картинки, визуальные головоломки (среди кучи предметов нас просят найти, например, пять анахронизмов), какие-то приколы и прочее. Часть из них настолько эстетически красива, что хочется иметь их вариацию в виде большого и красивого постера, чтобы повесить его на стену.

Я уже очень много времени посвятил описанию техники Серджио-картуниста в других своих обзорах, но о его манере рисования умолчать нельзя. Это простой, но выразительный арт, отточенный до блеска. В своей простоте он гениален. Арагонес рисует несложные технически, но очень детальные панели с морем разных предметов в них. Стивен Кинг как-то сказал, что писателя определяет его умение работать со словарем, количество слов, которые он знает. Для художника в таком случае важно, что он умеет рисовать, так? Как много вещей, форм, техник он знает. В таком случае Арагонес – гибрид из Шекспира, Кормака МакКарти и Томаса Пинчона от мира художников. Он рисует, кажется, абсолютно все с одинаковой легкостью. Сцены, происходящие в его студии, напоминают панорамы свалки самых интересных вещей, которые вы могли увидеть в жизни. Простая панель с комикс-шопом выглядит как пиршество для глаз. Он не знает и не приемлет ограничений.

Опять же, мимика и жесты персонажей удивительно точные. Внутренние гэги кажутся вдвойне смешными, когда смотришь на уморительные лица героев.

Среди смешных и поучительных рассказов попадаются и глубокие. История с пианистом в лёгкую соперничает с творениями Уилла Айснера, настолько она хороша. Ради нее одной выпуск FUNNIES стоит раскопать и почесть.

FUNNIES – комикс-сюрприз. Я не ожидал, что очередной проект Арагонеса так мне понравится. Но гениальный мексиканец вновь удивляет удивительно разнообразными стрипами и их подачей. Любите ли вы юмористические комиксы или нет, знаете о Серджио много или вообще ничего, дайте FUNNIES шанс. Приключения рисованного художника обязательно заставят вас полюбить себя.

THE STRANGE TALENT OF LUTHER STRODE


THE STRANGE TALENT OF LUTHER STRODE

Первая часть приключений о внезапно ставшем машиной для убийств школьнике Лютере Строуде вышла отличной. Авторы воплощают на бумаге потаенные фантазии любого школьника (встреча с прекрасной девушкой, месть обидчикам, всеобщая слава), попутно снабжая комикс неистовым экшеном и фонтанами кровищи.

По сюжету тощий Лютер Строуд завладевает книгой, в которой описаны приемы по самосовершенствованию собственного тела. Он начинает тренироваться, добиваясь невероятных результатов. В какой-то момент он обнаруживает, что может ломать людям кости едва ли не усилием воли. Уже ставший мускулистым, Строуд решает (по совету своего друга, обожающего комиксы) стать локальным героем. Получается у него плохо, но вскоре на горизонте начинает маячить фигура главного антагониста, и Лютеру вместо охоты на мелких правонарушителей предстоит битва с очень серьезным противником. Обладающий весьма специфическим чувством юмора, злодей, как оказывается появляется в жизни Лютера не просто так. Жизнь обычного паренька превращается в кровавый ад…

Сюжет в комиксе, прямо скажем, посредственный. Многие важные для понимания сути происходящего вещи обрисованы слишком поверхностно, мотивация у героев обусловлена только сценарными нуждами, а большинство ситуаций выписаны слишком старательно, неаккуратно и с видимыми усилиями.

Мешает ли при прочтении все это? Ни чуть. Комикс берет свое смешными и щеголеватыми диалогами, умением сценариста Джордана описывать абсурдность бытовых ситуаций и искренностью. Джордан любит комиксы (комната Лютера увешана классическими постерами к ним), и даже заезженные их приемы эксплуатирует с любовью, отчего видимые за световые годы повороты сюжета вроде смерти одного из персонажей расцениваешь не как дилетантство, а как дань уважения своеобразным приемам комикс-сторителлинга. На неопытность сценариста можно списать еще многое: плоских героев (их роли ограничиваются стандартными «подруга главного героя» и «толстый комичный сайдкик»), заимствования из других серий (главный злодей выглядит и разговаривает как Мейсон Савой из CHEW), скомканное повествование (для шести выпусков тут происходит одновременно очень много и очень мало). Но делать этого не стоит, так как эта мини-серия делает акценты не на душевных переживаниях, а на возможности показать умерщвление путем засовывания отрубленной кисти в горло врагу, отпуская при этом забавные комментарии.

Как развлекательный продукт (пусть и и неидеальный) комикс работает замечательно. Веселье и увечья тут идут рука об руку, не давая скучать. Однако, Джастин Джордан предоставил нам ровно столько информации, сколько нужно, зная, что даже если он усложнит здешних героев до уровня персонажей пьес, все его усилия пойдут прахом, потому что о, мой Бог, Трэд Мур…

У художника серии даже страницы в Википедии нет. Он просто вынырнул из недр интернета под ангельский хорал и протянул миру доказательства своей гениальности. Так как выглядит этот комикс не выглядит ничто. Мур, несмотря на свой скромный пока опыт, умеет, кажется, все. Картинка в серии божественная. Стиль Трэда напоминает «очищенный» рисунок Шона Мерфи, помноженный на эквилибристические трюки Роба Гиллори.

LUTHER STRODE очень красив. Мур – один из тех самородков, что умеют рисовать очень детальные композиции если того требует кадр. Во второй и особенно третьей части приключений Строуда это заметно куда лучше, но даже в первой мини-серии красивых кадров так много что повествование иногда само себя ставит на паузу, давая насладиться кадрами с over-the-top насилием. Умение выгодно показывать внутренности живых людей отличает Мура (и всю серию) на фоне травоядных комикс-собратьев. Здесь подчас творится дичь, которой позавидует даже Клайв Баркер. Все обитатели строудаверса состоят, кажется, из тоненькой кожной оболочки, под которой плещется красная кровь, выплескиваемая наружу при малейшей прорехе каким-то особо мощным насосом. Людям здесь ударом руки отрывает полчерепа, герой душит другого персонажа собственными потрохами, а кого-то распинают кухонными ножами на поверхности шкафчика. Сознательная демонстрация показного гротеска – вот за это комикс стоит любить.

Помимо насилия, которое сопоставимо лишь с оным в фильмах студии «Трома», Мур умеет рисовать еще много чего. Например, движение. Плавное, выразительное, очень хорошо ощущаемое движение, которое так трудно передать в статике у Мура выходит само собой. Местные схватки вследствие этого выглядят беспримерно круто. А какая тут анатомия! Лютер, как и множество действующих лиц, выглядит в результате физической трансформации как огромный кусок мяса, но при этом его пропорции практически идеальны. На творения Роба Лайфелда он совсем непохож, хотя некоторым персонажам раннего Image Строуд в объемах мышц не уступает. Наконец, у Мура очень хорошо развито чувство стиля. Количество деталей в кадре, ракурсы, постановка боев, темп и прочее буквально идеальное. Рисунок Мура по качеству многократно превалирует над сценарием.

У серии есть еще одно полноценное продолжение и только-только начавшийся финальный эпизод. В целом пропускать серию крайне не рекомендуется. Дуэт никому не известных авторов подарил миру шикарный комикс, будем же за это им благодарны.

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...