среда, 21 октября 2015 г.

THE GREAT SHOWDOWNS



THE GREAT SHOWDOWNS

Скотт Кемпбел, автор стрипа, из элементарной концепции создал поразительную вещь. Он подметил, что в основе большинства фильмов лежит конфликт, а затем попытался перенести его на бумагу, нарисовав в своем фирменном гипер-позитивном стиле. Так родился THE GREAT SHOWDOWNS.

Каждый стрип прост и незатейлив. В кадре всегда виден герой или героиня фильма (или фактурные статисты до кучи), смотрящий с улыбкой на главного антагониста, также мило ухмыляющегося. Все. Почему тогда дифирамбы Скотту воспевают, например, режиссер Эдгар Райт или комик Стив Мартин?

Дело в технике Кемпбелла и его нескрываемой любви к медиуму, переполняющей каждый крошечный стрип. Все стрипы рисуются в упрощенной манере акварелью. При этом художник маниакально верен палитре и духу фильма, который пародирует. Гардероб или реквизит из фильмов воссозданы безупречно – если ты видел фильм, о котором говорит Скотт, ошибиться, глядя на очередную мультяшную конфронтацию, перепутав ее с иным произведением, невозможно. Отличает от других стрипов или подобных проектов THE GREAT SHOWDOWNS гипертрофированно жизнерадостный стиль. Все, абсолютно все герои (и детали интерьера, неодушевленные предметы, одежда и прочее, порой) на картинах Кемпбелла неизменно пребывают в отличном расположении духа и счастливо улыбаются. Даже если в кино это были непримиримые враги, Скотт заставляет их выглядеть искренне радующимися встрече друг с другом. Часто градус позитива не играет никакой роли в стрипе, но иногда именно благодаря неуместно смешным рожицам смеешься сам. Так, например, в шоудауне «Криминального Чтива» герой Тима Рота выглядит счастливее всех, хотя лежит на полу, прижимая руки к простреленному животу. Складывается впечатление, что стрип Кемпбелла – нирвана для вымышленных персонажей, отбросивших свои конфликты, и мирно сосуществующих.

Со временем Скотт существенно поднаторел в изображении иконических дуэтов, поэтому расширил каст персонажей до неограниченного количества (шоудаун «Безумного Макса» включал в себя до полусотни героев), и начал более творчески подходить к термину «showdown». Если фильм был отличным, но злодея не имел, Скотт переосмыслял в рамках стрипа самую запоминающуюся сцену картины. Так родились эпические вещи вроде «герой и героиня «Привидения» и глиняный горшок», «Титаник и айсберг», «Кинг Конг и здание-небоскреб». 

Диапазон пародируемых фильмов чрезвычайно широк, что меня радует больше, чем следовало бы. Скотт искренне любит кино и смотрит его в, судя по всему, неограниченных количествах. Поэтому на страницах THE GREAT SHOWDOWNS могут оказаться герои совершенно неизвестных обычному зрителю фильмов. Я пищал от восторга, когда видел стилизацию «Уитнейл и я» в сборнике Кемпбелла. Художник не рисует исключительно вещи по мотивам блокбастеров или мейнстримного кино. Вместо этого он выдает «шоудауны» на основе «Воинов», «Зардоза», «Как ни крути - проиграешь», «Магнолии» и прочих. Славу ему снискали, правда, именно четко различимые стилизации того же «Титаника», «Крутых легавых», «Во все тяжкие» - популярных проектов. Сериалы, ставшие современным подвидом массового кино, он прорабатывает на совершенно ином уровне. Необходимость вмещать множество героев и ключевые сцены порождает вещи вроде его «Песни льда и пламени», где роль антагониста выполняет гигантская, обледеневшая и самодовольно ухмыляющаяся Стена.

Стрип изначально публиковался только в блоге Кепмпбелла, но приобретя известность он был напечатан аж в трех сборниках. Я по чистой случайности заказал один из них, и провел восхитительные полчаса, разглядывая работы Скотта. Всячески рекомендую отыскать блог художника и самому увидеть, насколько его стрип замечателен.

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...