суббота, 19 декабря 2015 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 62 - ISSUE 62


YEAR OF THE AARDVARK.

DAY 62 - ISSUE 62 – APPOINTMENTS

…Путешествие Серебаса продолжается…

Тереза расхаживает по комнате, ведя непрерывный монолог. Речь ее слышит только один человек – президент Вайсхопт. Он не произносит ни слова, сидя в кресле и цедя виски. Тереза, одетая в строгие, но, несомненно, дорогие одежды, словно не замечает политика. Она рассказывает об Астории. О ее предназначении. О том, как Астория когда-то была фавориткой Кирина, как вышла замуж за его приемного сына, как родила ребенка, которому было уготовано невероятное будущее. И как она скрылась. Церковь была вне себя от ярости, но Кирин совсем побагровел, когда Астория чудесным образом вернулась. Одна. Должен был состояться суд, чьим единственным вердиктом должна была стать смерть за измену. Но Астория добилась собственного помилования. А на следующий день… Здесь монолог Терезы обрывают лорд Джулиус и граф Леонарди, пришедшие к Вайсхопту с целью разорвать имеющееся между ними соглашение. Вскоре к ним присоединился невесть как забредший в кабинет подозрительный тип. А еще позже вошел слуга, чье чело украшали морщины. Епископ Пауерс назначил Серебаса кандидатом на пост восточного понтифа…

Слава Тариму, Кирину и всем богам! Выпуски-филлеры кончились, а сюжет сорвался с места и понесся галопом. Симу нужно было как-то втиснуть в выпуск здоровенный кусок биографии Астории, но с учетом всей информации, которую он собирался предоставить читателю, сделать это было не так уж просто. В качестве приема изложения он вновь выбрал монолог (половина этого номера – экстраполяция зарисовки из второй части OTHER READS). Вышло это у него блестяще: текст отлично усваивается, будучи разделенным на куски, а сопроводительный арт позволяет придать сцене динамики.

Куда интереснее «смысл» этой сцены. Не сама информация об Астории, а то, как Сим оперирует ей. Он строит серию по принципу матрешки – упаковывая мелкие факты в более крупные. Каждый персонаж у него выстроен по такому же принципу. Как только приходит его черед – Сим демонстрирует, что все, что мы до этого знали о герое, является всего лишь ядром, осью для создания новых черт характера, новых бэкграундов, новых мелочей и деталей. Когда перед нами разворачивался HIGH SOCIETY, Астории не было нужды быть кем-то кроме умной аристократки. В CHURCH AND STATE ее роль в корне меняется – теперь умная аристократка еще и обладает весьма занимательным прошлым, связанным с основным сюжетом этого арка.

Финальный аккорд монолога Терезы – крошечные, едва различимые детали, вставленные туда Симом. Они видны только при тщательном анализе комикса. Например, обратите внимание, как он рисует личность Терезы исключительно через ее взаимодействия с окружением. Она не смотрит в глаза Вайсхопту, говорит словно сама с собой и что самое главное небрежно стряхивает сигаретный пепел в вазу с цветами. Эти ее действия сразу же дают понять что она за человек. При рецензировании новой части «Безумного Макса» один из критиков, за которыми я слежу, расхваливал фильм, употребляя фразу «визуальный сторителлинг». Ошибочно употребляя. «Визуальный сторителлинг» в франшизе был с первой по третью часть. То, что режиссер продемонстрировал в четвертой – эксперимент по мимнимизации нарратива. «Визуальный» нарратив – это то, что было в третьей части в сцене, когда Максу предлагают купить радиоактивной воды или же в сцене саморазоружения Макса. Если же вернуться к теме нашего разговора – «визуальный нарратив» это как раз то, как ведет себя Тереза. Демонстрация Симом многого, полагаясь только на подтекст, рисунок и мелкие детали.


А что вас ждет завтра! Новая часть MIND GAME! Четвертая часть. Не волнуйтесь, вы ничего не пропустили. Третья часть цикла тоже будет отрецензирована завтра…

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...