воскресенье, 3 января 2016 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 77 - ISSUE 77


YEAR OF THE AARDVARK.

 DAY 77 - ISSUE 77 – ODD TRANSFORMATIONS

…Путешествие Серебаса продолжается…

Тени, отбрасываемые спицами колеса кареты, доставившей Серебаса назад в отель, похожи на причудливое сплетение корней дерева. Трубкозуб шагает по плохо освещенному коридору, заваленному мешками с золотом. Он ложиться у основания золотой горы, закрывает глаза и видит сон:

В стране лиловых туч, освещаемых только всполохами молний, стоит Он, Серебас-трубкозуб, ста метров росту. У его ног – гора черепов, омываемая неспокойным морем. Он слышит женский голос и внезапно осознает, что превратился в ребенка. Его зовет протягивающая ему шапку мать, плывущая на золотой скорлупке по морю, как Харон
(прикрой уши)
Бесконечный свод арок виден за ней, камни, поднявшиеся из пены морской - повсюду
(а ну, вернись сейчас же)
Серебас бежит по воде, твердой, как цемент. Он не тонет, не вязнет и не погружается в нее. Он отталкивается от водной глади и летит. Небесный купол очистился от туч – их словно всосал гигантский пылесос. Серебас движется сквозь космос. Он не чувствует холод и, кажется, не дышит. На мили вокруг видны лишь звезды, сияющие как капли неоновой краски, упавшие на черное полотно.
У-у-у-у-у-у-у-уа-а-ааааааа!
Мимо пролетает ребенок, шевелящий крошечными ручками и плачущий.
Засмотревшись на странное зрелище, Серебас не видит возникший перед ним амфитеатр, парящий на окраине вселенной. С силой трубкозуб врезается в одну из колонн, поддерживающих сооружение и…
Обнаруживает себя в лесу. Деревья с мощными стволами и густыми кронами не пропускают свет, поэтому внизу, у самых корней, укрытых толстым слоем опавшей листвы, царит полумрак. Ряса на теле Серебаса сменилась его привычным жилетом. Мать Софии, чье тело скрывает только кольчужное бикини, преследует его. Убегая от громадной голосящей женщины
(это я-а!)
Серебас продирается сквозь лес. Чаща расступается. Наряд трубкозуба стал иным: теперь на нем одежда, носимая им во времена, когда он был премьер-министром. Он обнаруживает себя на лужайке, уставленной постаментами и памятниками. Пахнет свежескошенной травой. На горизонте начинает показываться светило – ослепительно-белое, яркое, колоссальное. Памятники, ставшие шахматными фигурами, взмывают вверх – земное притяжение больше не властно над ними.
Дошагав до горизонта, Серебас видит взошедшую Луну, заполонившую собой все.  На расстоянии вытянутой руки от него висит в воздухе планета-спутник, изрытая круглыми кратерами, покрытая медленно осыпающейся пылью, источающая немощное сияние. Из луны доноситься голос Софии, и Серебас проникает в спутник через округлый вход. Там его ждет София, лежащая на белой кровати. А едва моргнув, он обнаруживает вместо Софии Джаку, нагую и прекрасную. Ее волосы пахнут медом. Она умоляет простить ее.
(я больше никогда тебя не покину)
(никогда)

Золото может быть самым верным спутником в жизни трубкозуба, но спать на нем – сущая мука. У Серебаса болят почки. Он с трудом добирается до спальни, снимает с себя одежду и находит ночной горшок. Долго, очень долго мочится, закрыв глаза.
(кап-кап, кап-кап-кап, кап-кап-пс-с-с-с-с-с-с-с-с-с-с-с)
Проходит вечность. Затем еще одна. Наконец, покончив с мочеиспусканием, Серебас ложиться в кровать и засыпает.
Все начинается заново…

Во сне Серебаса не больше логики, чем в снах обычного человека. Что значило появление матери Софии или же летящего младенца? Кто знает. Говорят, сны – это попытка мозга «расслабиться», снять стресс. Орган берет из сознания знакомые хозяину элементы, а затем произвольно перемешивает их, не соблюдая ни последовательность, ни логику. Это люди склонны интерпретировать сны, сами сновидения никогда не нуждаются в оправдании собственного существования.

Безусловно, Сим показал сон с полным мочевым пузырем с точки зрения исключительно мужчины. Все эти элементы, вроде воды, «округлых отверстий», обнаженных женщин и прочего, наверно, преследуют любого мужчину, перепившего пива и заснувшего где попало.

Другое дело, что куча разных вещей из сна Серебаса являются отсылками к его жизни, за которой наблюдаем мы, читатели. Гора черепов, ребенок, сад – это лишь ретроспектива уже виденного.

Обложка выпуска также выполнена как кадр из сновидения. На ней куски пространства перемешиваются, а ландшафт полон странных предметов. Сюрреалистические элементы соседствуют с вполне обычными.


Определенно, Серебасу был нужен отдых. Таким ли он хотел видеть свое существование во сне или нет, остается загадкой. Хотел ли он вообще видеть что-то, кроме пустоты во сне, остается загадкой…

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...