суббота, 23 января 2016 г.

СEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 97 - ISSUE 97


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 97

 ISSUE 97 – THE UNKNOWN GIVEN

…Путешествие Серебаса продолжается…

Мы все еще не покинули комнату-каземат в маленькой, расположенной на окраине города церквушке. Ее стены покрыты плесенью и мхом. Астория прикована к стене кандалами, она сидит на полу. Серебас меряет комнату шагами, морщась, каждый раз когда пробивающиеся сквозь прохудившуюся крышу лучи солнца оскверняют своим присутствием его лицо. Асторию, похоже, не так просто сломить, напугать или смутить. Она боится за свою жизнь, это естественно. Однако Серебас тоже должен поразмыслить над тем, что будет с его империей после того, как его бывшую жену казнят. Он не может отпустить ее - это сочтут малодушием. Он не может убить ее, ведь войско Кирина сотрет его царство с лица земли незамедлительно. Он не может пленить ее, потому что тогда на самого Папу, уже замеченного в сговоре с ней, падет подозрение. Он только что добился немыслимой власти, но ничего, вообще ничего, с этой проклятой пленницей сделать не может! И тут Астория сама предлагает выход из этой ситуации…

Мы уже добрые полсотни страниц топчемся на месте. Уже дважды повторялась структура номера (этот выпуск и SO в этом плане идентичны – Астория просит ее пощадить, а Серебас отказывается), бесчисленное количество раз – бэкграунды, успевшие надоесть. Одни и те же аргументы, не двигающие сценарий вперед. К счастью, конец номера дает надежду, что действо в дальнейшем хотя бы переместится в иную локацию или даже получит развитие.

Вертикальные панели, из которых состоит, кажется, больше номеров, чем нужно, успели утомить. Сим скрашивает однообразие трюками. В момент когда Серебас пытается помочь пленнице и его разум ненадолго впадает в панику, четкие формы и структура распадаются: целых две страницы нам показывают сдвиг в сознании трубкозуба путем толстых, кубических панелей. Хитрый фокус получает развитие в следующей же сцене. Там панели гнуться, а изображенный на них Серебас паникует. После того как он овладевает собой, строгость ритма и формы возобновляется.

Интро этого номера опять украшает манифест Сима. В этот раз он унижает некурящих людей. Он по собственному заявлению бросил курить, но жалеет о былых временах, поэтому ненавидит всех, кто не курит и сохраняет теплые воспоминания о днях, когда он смалил по пять пачек в день. Не ищите здесь логику. Если кто-то так сильно хотел курить, он бы курил. Не швырялся оскорблениями со страниц собственного комикса, а курил бы и был спокоен.

Более адекватный человек также не набрасывался на женщин (здесь опять вскользь затрагивается больная для Дейва тема) и не хвастался, что занимается сексом.

У меня по поводу интро есть что сказать. Все это уже говорил легенда стенд-апа Билл Хикс, причем такими же словами, разве что шутил смешнее. Тогда в США запретили курение в общественных местах, и Хикс, естественно, незамедлительно на это отреагировал. Меня, человека некурящего, перспектива быть униженным за свои же деньги не впечатляет, поэтому послание Сима я считаю нападками постепенно сходящего с ума человека. К тому же советы от наркомана относительно моего образа жизни я получать не хочу. Я не просил о них, мне они не нужны. На задней стороне обложки в этом номере помещено фото укуренного в хлам Сима, смотрящего в камеру невидящими глазами. Тот факт, что автору CEREBUS бесконечно нужно самоудовлетворять свое эго путем наездов на читателей и разных социальных классов – не мое дело. Я пришел сюда за комиксом. Излишняя агрессия в отношении читателей, на мой взгляд, это вообще чистый пример дихотомии. Сим знает, что не может существовать без них, но все равно упорно ненавидит их, потому что они устали от его поведения.

Еще пару интересных моментов. Почта до Дейва доходила в течение нескольких месяцев, поэтому реакция читателей на девяносто четвертый выпуск была опубликована в этом номере. SO невзлюбили все, несмотря на попытки Дейва отшутиться, отстоять свою позицию, защищаться. Волна негатива была совершенно поразительно. Ненавидели все, включая короткое название выпуска! Сам акт изнасилования называли оскорбительным, а попытку автора смягчить его (Астория, ощутив спящего у нее между ног Серебаса, лишь устало вздыхает) – пораженчеством.

Интересный момент номер два. Долгое время ходили слухи, что Асторию Сим внешне списал с Мари Астор, наделив ту характером Дени Сим. Сам Дейв сумел за два выпуска до конца комикса объявить о несостоятельности этой теории. Теперь представьте насколько именно мерзкой на самом деле было изнасилование, если списанный с Сима персонаж насиловал списанного с жены Сима другого персонажа. Это уже что-то из разряда перверсий, который даже раскрепощенные морально японцы посчитали бы омерзительным. А эти люди придумали порно с осьминогами.


Завтрашний выпуск называется «Суд». Посмотрим, свершится ли справедливость…

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...