вторник, 9 февраля 2016 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 115 - ISSUE 115


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 115

 ISSUE 115 – JAKA’S STORY 2

… Это история Джаки…

На опоясывающей гору дороге длинною в вечность иногда попадаются стоящие на солидном расстоянии друг от друга строения. Хибары с соломенными крышами. Постоялые дворы с темными окнами-глазницами и сложенными из мергеля стенами. Хилые домишки собирателей грибов, обильно растущих на сочащихся влагой камнях.
Или вот церковь, зажатая между таверной-гостиницей и домом бармена. Землетрясение изрядно поубавило спеси дому господнему – крышу ее пробил громадный валун, смахивающий на кусок угля, окна выбиты, кирпич и дерево лежат вперемешку, похоронив под собой порог.
Таверну и пару близлежащих домов сильнейший земной бунт пощадил. Небольшое терракотовое здание выглядело скорее забытым: покрытые олифой оконные рамы и покрашенная коричневой краской дверь выцвели, каменный порог крошится, на крыше не хватает пары деревянных планок.
Таким же забытым и растерянным выглядит и хозяин заведения. Это высокий мужчина с короткой военной стрижкой и маленькими усиками, ютящимися над верхней губой. Он задумчиво смотрит в окно таверны, поглощенный своими думами.
Когда вошедший в кабак Серебас просит его подать эль, бармен лишь ненадолго выныривает из озера самосозерцания и ставит на стол перед трубкозубом кружку отвратно пахнущего напитка. Серебас расплачивается единственной оставшейся у него золотой монетой, потемневшей и теперь отливающей медью на солнце.
Их прерывают. Входит покупательница. Ею оказывается Джака…

Она погоняет деревянную лошадь что есть сил, крепко сжав ее бока и поигрывая уздечкой, сделанной из куска бечевки. Скрипящий конь лишь наклоняется вперед и назад, ритмично раскачиваясь под весом сидящей на нем пятилетней особы. Ее маленькие ножки стучат по окрашенным в цвет охры бокам «животного», но конь упрямо отказывается нестись вперед…

Половицы скрипят. Джака и Серебас поднимаются в арендуемую танцовщицей комнату.
-       Ты уверена, что твоего мужа нет  дома?
-       Я же говорила тебе, он ищет работу.
-       Но он вернется?
-       Да. Вы можете познакомиться…
Скрип прекращается.
      Серебас должен уйти!...

Она обнаруживает себя стоящей впереди «коня», не зная, как оказалась там. Волосы треплет ветер, рвущий и швыряющий в лицо паутину, сплетенную тружениками-насекомыми. Джака закрывает глаза. Замирает. Затем пальцы ее начинают ощупывать пространство вокруг. Она словно осязает что-то, чего вокруг нее нет. Она предельно сосредоточена. Заплатки солнечного света, пробившегося сквозь листву, падают на ее лицо…

Джака поит Серебаса чаем. Рассказывает ему о нашествии киринистов. Вполне естественно, говорит она, что мы с Риком перебрались сюда, подальше убивающих мужчин на улицах женщин. Хозяину таверны оказалась нужна танцовщица, а танцовщице – жилье.
Выслушав ее, Серебас спрашивает:
-       Где твой ребенок?

«История Джаки» продолжает развиваться по канонам мелодрамы. С самого первого взгляда на бармена, владельца таверны и продавца в одном лице, можно понять, что он мечтает о жене Рика. У любовного треугольника Джака-Рик-Серебас ненадолго появляется четвертая сторона. Бармену, тем не менее, нельзя не симпатизировать в душе: Джака действительно очень красива, а собственное сердце не обуздаешь. Все жители Айста к тому же не так давно лицезрели катастрофу, а что велит нам наш мозг, пережив великую опасность? Чувствовать себя живыми. Любить. Тайные воздыхания бармена заставляют того выглядеть жалким. Особенно когда он видит как Джака заключает в объятия Серебаса прямо у него на глазах.

Отношения центральной пары комикса также продолжают развиваться. Серебас в предельно короткой сцене умудряется ненадолго потерять самообладание и почти уйти, не желая видеть Джаку с другим. Джака же просто рада видеть непутевого трубкозуба живым. Самый главный сюрприз Сим припас под конец: на вопрос Серебаса о ребенке, Джака отвечает: «Ты знаешь что такое выкидыш?». Трубкозуб лишь качает головой, а сцена обрывается…

Эпизоды, касающиеся детства Джаки, в этот раз занимают совсем немного места. Это как раз хорошо: мне нравится, что каждой ветке нарратива уделено времени столько, сколько нужно, а не ровно половина страниц. В прошлом, кстати, происходит нечто странное: Джака цепенеет, но причину этому мы пока найти не можем.

Обложки серии все больше отдаляются от комиксных в привычном понимании слова. На них всегда теперь изображена одна из сцен, показывающихся в номере, только в цвете. В прошлый раз это была Джака в саду. В этот – бармен, смотрящий сквозь окно. На что он смотрит мы можем увидеть, раскрыв сам 115 выпуск.

С начала арка прошло всего ничего, а заявить, что комикс подобрался после весьма неудачного периода своего существования уже можно с уверенностью. Тоскливейшие кроссоверы с Пылающими Морковками и прогулки по Луне, имеющие отношение к CEREBUS такое же, как и лимонный пирог, остались в прошлом. В сторону отброшены политические и религиозные дрязги – в центре сюжета лишь герои и их жизни.


Продолжение истории ждите завтра…

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...