суббота, 13 февраля 2016 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 119 - ISSUE 119


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 119

 ISSUE 119 – JAKA’S STORY 6

… Это история Джаки…

… Море времени порождало пену дней. Джаке исполнилось

семь лет…

…порождения ее сознания, невидимые полупрозрачные монстры, в итоге сдались, сперва сделавшись менее различимыми, а затем и вовсе отступив на периферию зрения, пропав затем из видений и сновидений девочки. Джака же с момента трагического инцидента изменилась. Она перестала интересоваться окружающим миром, сосредоточившись на совсем неподходящих для ребенка ее возраста размышлениях. Разговаривала юная Джака тихо, и только отвечая на заданные ей вопросы. Казалось, ничто не интересует ее сильнее, чем собственные мысли…

восемь лет…

… кошмарное болото однообразия поглотило ее с началом Уроков. Уроки давал Учитель – тощая личность, вещающая менторским тоном скучные истины. Джака вяло следила за его указкой, тычущей в учебник богословия и редко когда удостаивала Учителя взглядом…

девять лет…

… в резиденции Траверсов было множество комнат, но лишь одна закрытая дверь. Джака знала о ее существовании. В ее распорядок дня, нерушимый, словно вера людей в Тарима, входили «проснись-и-пой»-подъем, завтрак, купание, уроки и попытки открыть эту дверь. Та не поддавалась, оставаясь деревянным монолитом, украшенным клепаным железом. Любопытство начало пожирать Джакин разум, как пожар, неспешно распространяющийся по высушенному лесу.
Что могла скрывать эта дверь? Сокровища? Несметные сундуки с крупными драгоценными камнями? Россыпи бриллиантов цвета аквамарина, покрытых пылью, лежащих в обитых бархатом сундуках? Связки лазурных бус, свисающих из-под потолка, оплетенные паутиной, сотканной паучьим народцем? Может быть, книги? Древние тома, чьи страницы были сухие, как порох? Сотни фолиантов с переплетами цвета перванш, стоящие рядками на книжных полках?
А однажды, когда Джака в очередной раз механически надавила на бронзовую дверную ручку, дверь распахнулась. За ней была лишь комната. Пыльная, заброшенная, старая комната, лишенная мебели…

десять лет…

… прогулки во дворе возобновились. Джака теперь не играла с Конем или носилась по выложенным плиткой дорожкам, а сидела на скамейке неподвижно, молча. Воспоминания о том дне когда она ударилась об основание Коня понемногу вернулись к ней…

одиннадцать лет…

… за считаные месяцы до своего одиннадцатого дня рождения Джака выросла на пятнадцать сантиметров. Ее шея вытянулась, как у гуся. Пальцы стали тоньше и длиннее. Ее лицо стало уже, а уши оттопырились. Чувство, что собственное тело предает ее, не покидало Джакку всякий раз, когда она случайно задевала что-то, а случаться это стало чаще. В стакане с водой или поверхности озера Джака видела собственное отражение – пусть очень и очень юной, но уже девушки…

Дейв признается, что последние четыре выпуска старался держать данное им обещание писать JAKA’S STORY скучной. Вступление нового арка должно было тянуться, как резина: одни и те же эпизоды должны были чередоваться все время, порождая эффект однообразия. Что же, с задачей дать нам заскучать Сим не справился! Первые выпуски нового арка – едва ли не лучший CEREBUS, каким мне доводилось его читать. Новой информации просто слишком много чтобы она успела надоесть. Это и знакомство с Риком, и кропотливое создание образа Джаки, и демонстрация новых локаций, при одном виде на которые захватывает дух.

Лишь в этом номере посыл Сима донесен максимально четко: все эпизоды, происходящие в настоящем времени, являются вариациями уже показанных сцен. Это и ссоры супружеской пары, и вожделение Пада и ужасы, терпимые Серебасом по ночам. Но вместе с этим, 119 номер стал первым в цикле, где эпизоды из прошлого Джаки превалировали над основной сюжетной линией. Сим необычайно много повествует о взрослении девочки. К чему он ведет пока непонятно, ведь несмотря на обилие текстовых вставок, подчас огромного размера, нарратив прозы отличается от стремительного комиксного. По меркам литературы Сим даже спешит, оставляя пробелы в прошлом Джаки там, где их неплохо бы заполнить чем-то.

Весьма забавно развиваются отношения и у мужчин, окружающих главную героиню. Рик, знающий о намерениях Серебаса (и его прошлом), всячески подкалывает трубкозуба, то стараясь его унизить, то просто забавы ради. Серебас терпит. Даже в самые худшие моменты совместного проживания он молча скрипит зубами и страдает, как и положено мужчине – внутри себя. Здесь я могу посочувствовать серому трубкозубу – проживание в многоквартирном доме, где звукоизоляция между квартирами отсутствовала как класс, и навеянные этим фактом воспоминания заставляют меня симпатизировать выслушивающему совершенно неподходящие ночные звуки.

На этом мы сегодня попрощаемся. Уже завтра к компании странноватых героев присоединится Оскар и JAKA’S STORY расцветет, как почувствовавшая приближение весны вишня…


P.S. Дизайн главной героини продолжает удивлять раз за разом. Гардероб Джаки (безразмерный и комически преувеличенный) и ее эксперименты со своей внешностью позволяют нам следить за своеобразным показом мод, плавно перетекающим из номера в номер.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Избранное сообщение

PARADISE LOST - CHAPTER 7, PART 2

Самым сюрреалистичным юмористическим стрипом того времени был Sam's Strip , который писали и рисовали Морт Уокер и Джерри Дюма...