понедельник, 15 февраля 2016 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 121- ISSUE 121


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 121

 ISSUE 121 – JAKA’S STORY 8

… Это история Джаки…

-       Оскар!
Ежащийся от стекающей за шиворот воды Рик позвал еще раз.
Поэт неспешно открыл окно, удивленно воззрившись на мокнущего под дождем Рика, выглядящего в своем темно-бордовом дождевике самым несчастным человеком в мире.
-       Джака просит меня убраться в доме пока она будет на работе. В общем, я не могу сегодня прийти.
-       Конечно, мальчик мой, конечно.
Окутанный никотиновым облаком, Оскар поспешил скрыться в доме, захлопнув оконную раму.
Джака надела перчатки и вышла на улицу. Раскрыла сложенный зонтик и подняла его над головой, укрываясь от назойливых холодных капель влаги. Она вышла на улицу, радуясь, что ее работа находится от дома буквально на расстоянии вытянутой руки. Но не успела она сделать и пары шагов, как из-за единственного на мили вокруг угла показался Оскар. Его ноги тонули в вечернем тумане. Он был одет в черное и даже зонт его был цвета ночи.
-       Мисссис Нэш…
Джака запретила себе подыгрывать Оскару. Как бы он ни старался произвести на нее впечатление, ей ни в коем случае  не стоило давать ему понять, что весь этот его «образ» таинственной ночной тени, выделяющейся на фоне грозового неба лишь робким алым огоньком зажженной сигареты действительно работает и, к немалому ее изумлению, придает коренастому Оскару немыслимую долю шарма. Поэтому Джака лишь обернулась и молча поприветствовала поэта.
-       Я понимаю, что у Ричарда на сегодня есть… дела, - сказал он. – И он не может составить мне компанию  в столь скверный вечер.
-       Рик? - Джака не привыкла слышать полное имя ее мужа. – Да. Точно.
-       В таком случае я подумал, а не опустошить ли мне несколько бутылок плохого шампанского мистера Уизерса, хм? А вы бы станцевали для меня… Скрасили, так сказать, мои пустые часы…
Если бы взглядом можно было убить, то не только Оскар, но и половина обитателей располагавшегося у его ног Айста были моментально расщеплены на молекулы. Поэт, впрочем, лишь сделал глубокую затяжку, улыбнувшись самыми уголками губ…

Чего в CEREBUS показано было мало, так это дружбы. Были, кажется, изображены и в подробностях показаны все комбинации социальных и интимных взаимодействий, которые только доступны человечеству, но никто среди героев комикса ни с кем не дружил. Все были заняты созданием абсурдно сложных интриг, подковерной борьбой или убийствами. Этот пробел в демонстрации проявления дружеских чувств призван заполнить этот номер, сконцентрированный на посиделках в доме у Оскара. Хитрый поэт элементарным способом заставил Джаку самостоятельно отправить Рика к нему, после чего и наслаждался его компанией, выпивая и покуривая папиросы. Вдвоем они составляют отличный дуэт: Рик прост и отличается природным обаянием, Оскар обладает нечеловеческим интеллектом и наблюдательностью, свойственной писателям. Они – полная противоположность друг друга, что не может служить лучшим фундаментом для дружбы среди мужчин. Удивительно, но их диалог является одним из немногих «расслабленных» в серии (а она подбирается к середине, спешу напомнить) – непринужденная болтовня двух мужчин, не собирающихся вонзить друг другу кинжал в спину или же общающихся с собеседником только с целью некоей выгоды, вносит разнообразие в череду построенных по одинаковому принципу диалогов Сима.

Необычайно здорово в номере Сим поиздевался над господином Падом. Тот едва не выдал скрытые свои помыслы, таращась на задницу Джаки. Вдобавок он совершил совершенно прекрасную оговорку «по Фрейду», чудом незамеченную танцовщицей.

Ах, да. Вот еще что. Оскар упоминает, что встречал в Айсте автора трактата CHURCH AND STATE. Забавно. Мета-шутка Сима – попытка скрыть собственный провал в первую очередь от самого себя. Никто не понял конца CHURCH AND STATE. Иронизируй над собственными неудачами или нет, а лучше финал арка от этого не станет.

Поскольку серия уже давно выглядит очень красиво, я, как-то опускаю традиционные для рецензий описания арта в угоду проработанному сюжету, возвращаясь к отдельным визуальным аспектам лишь изредка. Вот, например, Джака из прошлого. Начиная с пролога мы могли видеть как она растет. Сейчас Сим демонстрирует ее нам в подростковом возрасте, когда главная героиня выглядит неуклюже и напоминает типичного тинейджера, отягощенного проблемами. В комиксах, принадлежащих большой двойке, нежный возраст обычно играет роль катализатора – именно в нем у главного героя, как правило, отбирают родителей, семью, зрение, планету и прочее, формируя его образ. Нормальным детством не может похвастать никто из супергероев. На контрасте с этим Сим показывает нам предельно обычное детство Джаки, где самые простые события, случившиеся с ней, выглядят значимо, эпически, знаменательно. Необязательно подвергать ребенка риску, взрывая у него над головой планеты, чтобы заставить нас сопереживать ему. Мир Джаки – загадка прежде всего для нее самой, поэтому и соприкосновение с ним – экзотическое путешествие, лишь кажущееся вояжем по волнам обыденности.

Кстати, Дейв так никогда и не рассказал подробно, почему именно Оскар Уайльд играет в его комиксе такую важную роль. Я читал записи Сима, объясняющие его любовь к работам писателя, но даже в них Сим утверждает, что Оскар написал всего лишь один хороший роман и одну значимую пьесу. Тогда зачем посвящать ему так много места в повествовании? С учетом всего MELMOTH, Уайльд является героем без малого сорока выпусков – больше десяти процентов от общего количества номеров. Для оммажа или трибьюта это многовато, особенно учитывая, что столь крупную лепту в обогащение мифологии серии вносит даже не по-настоящему любимый автор Сима. Впрочем, сам персонаж «Оскар» автору CEREBUS, безусловно, удался. В его компании хочется провести как можно дольше времени. Об Оскаре мы еще поговорим позже, когда настанет черед следующего сюжетного арка.


А пока сделаем перерыв. Завтра продолжится вторая часть JAKA’S STORY, озаглавленная просто «ПОЭТ»…

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Избранное сообщение

THE HUNTER by Richard Stark/Ричард Старк "Охотник"

THE HUNTER by Richard Stark «Когда румянолицый парень в «Шеви» предложил подвезти его, Паркер велел ему убираться к черту».  ...