вторник, 23 февраля 2016 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 128 - ISSUE 128


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 128

 ISSUE 128 – JAKA’S STORY 15

… Это история Джаки…

Ветер, налетевший с юга, рассеял туман, гоня его, точно армию призраков, прочь. Луна освещала проклятую гору и выросший у нее на боку подобно болячке маленький поселок. Оскар неспешно шел к пабу, кутаясь в плащ. Он не удостоил расписанный им камень взглядом, новые вершины творчества требовали покорения. Концовка «Истории Джаки» терзала его и даже грозила лишить сна. Слова избегали его, точно опытные моряки земель, где водятся сирены. Очередной порыв ветра встрепал ему волосы, но поэт лишь вздрогнул и вновь погрузился в свои размышления. Последним эпизодом, который нужно было завершить, был танец Джаки. Оскар провел последние пару дней, работая над ним. Все, к чему это привело – скоплению смятых бумажных листов в корзине для мусора. Оскар считал себя в высшей степени профессиональным сочинителем, но отчего-то не мог подобрать точные описания, найти ритм рассказа и, уцепившись за нужные слова, закончить таки свою рукопись. Рик подсказал ему, что, возможно, наблюдение за танцующей в таверне Джакой поможет поэту. Оскар решил, что даже если идея эта обречена на провал, ничего другого ему просто не остается. Музы, в конце концов, обитают даже в пабах, так отчего же и ему не нанести туда визит. И даже если там не окажется прекрасной девы, дающей вдохновение, пара пинт местного ликера уж точно подарят ему его.
Оскар, мысленно работая над Тарим знает каким по счету драфтом рукописи, подошел к пабу. Он открыл дверь, сощурив глаза от бьющего света, и…
И увидел ее, танцующую. Он так и стоял на пороге паба, не в силах пошевелиться. Застыв, обратившись в камень, он смотрел как порхает, стелется , взмывает и кружится хрупкая ее фигурка в отблесках дюжин свечей. Ветер-шалун ловким порывом выхватил у него из пальцев окурок сигареты, поиграл с горящим табаком немного, раздувая яркое пламя, а затем, швыряя его о камни мостовой, сбросил вниз с обрыва. Кажущийся микроскопическим на фоне ониксовой горы, огонек, падая, напоминал самую маленькую во вселенной комету. А Оскар все смотрел и смотрел на танец Джаки…

Этот эпизод «Истории Джаки» всецело посвящен попыткам Оскара завершить свою рукопись. Чистая случайность позволяет ему это сделать – в тот момент, когда он должен собраться с силами и придумать описание танца девушки, ему выпадает шанс его увидеть. И так рождается повесть. История Джаки завершится уже послезавтра, чтобы там не говорила вам Википедия. Последний арк этой истории – описание событий, произошедших после тех, что взбудоражат всех героев в сто тридцатом номере, но, по сути, не имеющих к ним отношения. Это последние выпуски, где общий нарратив, настрой и темп повествования сохраняются неизменными. Нам остается только наслаждаться ими.

Также важно упомянуть, что Серебас на какое-то время покинул комикс. Он ушел, прихватив меч, оставив Джаку и Рика.

В этом номере, кроме великолепной обложки мне понравилось сведение Симом воедино разных видов нарратива для придания своему сюжету большего великолепия. Так, например, вся рукописная «История Джаки» Оскара никак не взаимодействует с основной историей. Да, она рассказывает о главной героине, но и только. Мы не узнаем, зачем нам ее рассказывают, только видим как это делают. В этом же номере события в так называемом «настоящем» влияют на события выдуманные – историю Оскара. Читатель же видит, как вымысел Сима и вымысел Оскара (тоже являющийся вымыслом Сима) переплетаются друг с другом, образуя нечто новое.  Нечто прекрасное. Смотреть, как множится путем бесшовного склеивания сюжетных составляющих воедино мифология любимого сериала – отдельное удовольствие.


 Завтра мы увидим танец Джаки и, возможно, узнаем, удалось ли Оскару закончить свою рукопись. JAKA’S STORY продолжится завтра…

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...