четверг, 25 февраля 2016 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 131 - ISSUE 131


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 131

 ISSUE 131 – JAKA’S STORY 18

… Это история Джаки…

Единственным источником освещения в карцере был одинокий фонарь, висящий в коридоре. Периодически он гас, погружая все крыло тюрьмы во мрак. Затем, словно будучи живым и имея сознание, тусклый желтый огонек вновь начинал плясать на поверхности старого свечного сала.
В камере было темно, были видны лишь очертания предметов, составляющих ее спартанскую обстановку. Матрац в углу, давно поеденный мышами, два ведра (Джаку чуть не стошнило, когда конвоир рассказала ей об их назначении), цепь, вмонтированная в стену. Когда фонарь гас, тьма начинала шевелиться. Тогда Джака кричала что есть мочи.
Ей быстро рассказали, как себя нужно вести. Прежде всего нужно было говорить шепотом. Спать, если выдалась возможность. Быть начеку.
Время тянулось, как патока. Невозможно было понять сколько длиться минута в этом темном, душном, немом аду. До Джаки не доносилось ни звука, хотя она была уверена, что соседние камеры также были полны пленников. Ни шороха, ни скрипа, ни всхлипывания. Джаке казалось, что вместе с людьми киринисты каким-то образом научились пленять сам звук. Возможно, они приковали его к стене где-нибудь в дальней камере, где велели ему перестать распространяться под угрозой жуткой и мучительной смерти.
А потом до Джаки донесся слабый голос. Голос был женский. Говорившая судя по всему весила не больше тридцати килограмм и была лишена нескольких зубов. Голос рассказывал ужасы. Джака боялась вздохнуть, слушая слабую женщину, от которой была отгорожена полуметровой толщины каменной стеной. Паника и помешательство, - две сестры, - стояли у нее за спиной, уже готовые было положить руки ей на плечи и утянуть в свои объятья. Джака, услышав, как голос женщины замолкает, судорожно попыталась вырваться за пределы начинающей сужаться камеры, но все, что ей удалось – просунуть руку сквозь прутья решетки на двери. Она, плача, оглядывалась через плечо на подступающую тьму, и кричала:
-       Нет! Нет, пожалуйста! Я должна с кем-то говорить! Я… Пожалуйста!
И голос из камеры рядом зазвучал вновь, и тьма отступила…

Третья часть JAKA’S STORY называется «Таинственное достижение». Его название вынесено на белый лист, предваряющий выпуск, и содержащий больше белого цвета, чем последующие двадцать страниц. Сим радикально поменял тон повествования, еще больше замедлив течение времени и лишив читателя возможности увидеть большую часть панелей. Действие теперь замерло, будучи сосредоточенным в одном месте. Каждое микроскопическое событие теперь показано как нечто грандиозное, достойное отдельной панели или даже череды их. Простой проход охранника показан на шестнадцати панелях. Все погружено во тьму. Мы лишены каких бы то ни было ориентиров, позволяющих отследить течение времени. Атмосфера у номера столь же великолепная, как и у его предшественника, но практически не имеющая с всепоглощающей радостью танцевального вечера ничего общего. Каждая реплика, каждый кадр, каждый момент нахождения Джаки в каземате дает сильнее прочувствовать фатализм ее положения. Тюрьма киринистов – не просто место, где ломают людей, это нечто еще более ужасное.

За неимением возможности подробнее выразить состояние главной героини, Сим обращается к шрифтам. Джака в этом номере запинается, молит, давится рыданиями, испытывает приступы ужаса и торопливо бормочет – все это показано исключительно через комбинацию шрифтов и очерков пузырей с текстом. Это практически визуальная транскрипция актерской игры, перенесенная на бумагу знающим свое дело художником. Сим, то ли случайно натолкнувшись на гениальную идею рисовать шрифты неоднородными, то ли сознательно придерживающий ее до нужного момента, использует впоследствии ее на полную катушку. Уже в следующих пяти выпусках мы познакомимся с персонажем, говорящим исключительно с маниакальными нотками в голосе, что отменно передано Симом визуально.

 Сам номер был, по заверению самого Дейва, испытанием для него как инкера. Действительно, он и Герхард должны были сутки напролет макать кисть в тушь и делать свое дело.

И, конечно, нельзя умолчать о феноменальной концовке. Космических масштабов твист ожидает всех, кто дочитает выпуск до конца. Вроде бы вчера я говорил, что концовки POET предугадать не мог никто, но CEREBUS на данный момент так хорош, что клиффхэнгер этого номера, пожалуй, удивляет еще больше. Если долго читать серию, то внимательному фанату станет ясно, как Сим выдает невиданные финалы так часто. Это восходит к ранним дням существования комикса, когда Симу было необходимо создавать законченные истории. Уже на середине первого тома он навострился прорабатывать их таким образом, что представленные сразу же в начале приключения элементы имели ключевое значение для сюжета в целом. Так, что-то, показанное на первой странице комикса, было преподнесено как неимоверно важное на двадцать четвертой странице. Нужды в лимитации себя больше нет, но как приятно, что Дейв все еще умеет выудить, точно фокусник, пару тузов из рукава, хотя, вроде, рукавов у него нет, да и за пальцами его мы следили неотрывно.


Собственно, на сегодня все. Что случиться с Джакой в сырых застенках киринистской тюрьмы? Узнаем завтра…

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Избранное сообщение

THE HUNTER by Richard Stark/Ричард Старк "Охотник"

THE HUNTER by Richard Stark «Когда румянолицый парень в «Шеви» предложил подвезти его, Паркер велел ему убираться к черту».  ...