суббота, 5 марта 2016 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 140 - ISSUE 140


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 140

 ISSUE 140 – MELMOTH ONE

Рядом со зданием, к которому примыкало кафе «Дино» была расположена гостиница. Трехэтажное здание было самым высоким из тех, что составляли мини-квартал. В лучах света, отбрасываемых ночным фонарем, гостиница казалась зловещей – вспучившаяся от жары краска, которой были покрыты облицовочные деревянные панели, напоминала хлопья коросты, тени прятались между деревянных планок, трещин в камне и позади визжащих как призраки деревянных ставен. Ни в одном из окон не горел свет.
Себастьян Мельмот и Робби Росс неспешно шли от кафе к гостинице. Их силуэты -  массивный, но сгорбленный и тонкий, элегантный -  передвигались от одного пятна света к другому, порождая длинные тени. Росс заметил, что лицо Мельмота прочертили глубокие морщины. Единственный источник освещения придавал нездоровый вид лицу поэта: его щеки и шея обвисла, уголки рта опустились, придавая лицу вид посмертной маски, морщины скапливались у глаз и на лбу. Левое ухо поэта было скрыто повязкой. Ушная инфекция не давала ему покоя и успокоить ее сейчас не мог даже абсент, к которому пристрастился Мельмот.
Себастьян попытался сфокусироваться на террасе кафе. Все окружение принялось удлиняться, искривляться и, вытягиваясь, точно сделанное из резины, взмывать в небеса. Мельмот моргнул. Тьма наступала. Она была ненасытной, поглощала свет фонаря и его тень, стулья и столы кафе, камни мостовой за его спиной и гору, высившуюся перед ним. Добравшись до Мельмота, тьма остановилась. Тот замер, находясь в замешательстве. Из пучины лихорадочных размышлений его заставил вынырнуть голос его компаньона:
-       Оскар? – с легкой тревогой в голосе спросил Росс, слегка сжимая руку поэта.
-       Напомни мне, - говорил Мельмот, - чтобы в следующий раз я взял за правило жить вниз по склону от выбранного мной питейного заведения...

Я даже не знаю, с чего начать, так много информации о MELMOTH у меня накопилось. Пожалуй, пойду по порядку.

Оскар из MELMOTH и Оскар из JAKA’S STORY могут быть двумя разными людьми. Сим так никогда точно и не прояснил ситуацию с «раздвоением» личности поэта. В этом номере постаревший Себастьян Мельмот (имя, которое взял в качестве псевдонима Уайльд, выйдя из тюрьмы) обращается к автору «Истории Джаки» в третьем лице. Мы все еще не знаем, сколько времени прошло с момента атаки на паб мистера Уизерса, поэтому находимся в полном замешательстве относительно личности Оскара. Тот ли это франт, что спонсировал танцы Джаки, пил и писал великолепную прозу или совсем другой человек? Мне видится единственно верным первый вариант. Иначе получается, сюжетная линия Оскара из JAKA’S STORY кончается на заточении,  линия пожилого поэта начинается в MELMOTH, но между этими событиями явно не происходит два года, необходимые для превращения одного персонажа в другого.

Арк открывается с цитаты судьи, выносившему приговор Оскару Уайльду. Эта цитата и многие другие фрагменты писем, воспроизведенных в этом рассказе, являются подлинными. Сим, используя их, строит мета-сюжет, основывающийся на реальной исторической фигуре, но происходящий в вымышленном мире. Я, к слову, делаю то же самое, делая каждый день «рикэп». В самом последнем выпуске арка Сим даже предоставил читателям фрагменты из биографии поэта, которую он адаптировал в MELMOTH. Сим достаточно точно воспроизвел последние месяцы жизни Оскара Уайльда, вписав его в мир CEREBUS, сделав местом действия сюжета Айст, а не Париж и Англию, и соответственным образом изменив некоторые диалоги.

Сим прекрасно передает эпоху увядания чьей-то жизни. Оскар выглядит несчастным и больным, оставаясь при этом здравомыслящим человеком с кристально чистым рассудком.  Он много размышляет о природе вещей (в этом номере, например – о природе власти), одновременно осознавая собственное положение, а оно, если этот Оскар похож на Оскара, жившего в конце девятнадцатого века, незавидно. Болезнь подтачивает его силы, его репутация уничтожена, а киринисты запрещают к публикации почти все, что он пишет. Если учесть, что Уайльд стремился к полнейшей свободе самовыражения всю свою жизнь, не нужно обладать мощной фантазией, чтобы представить себе, как сейчас чувствует себя сломленный поэт.

Все действие первого выпуска протекает на небольшом отрезке пути между двумя зданиями. Но нужды критиковать номер за статичность нет. MELMOTH завораживает своей атмосферой. Комикс вмиг из дурацкой пародии (предыдущий выпуск) становится притчей с визуальным рядом, достойным Годара или Бергмана. Крошечные детали черно-белого повествования сплетаются вместе, образуя повесть, богатую подтекстами и интерпретациями. Оперирование артом у дуэта художников выходит на иной уровень. Посмотрите на красивейшие кадры с «плывущим» вокруг Мельмота миром или финальную прогулку Росса. Все это безошибочно указывает нам на трагический подтекст MELMOTH и сулит весьма непростой рассказ.

А где же Серебас, вы спросите? Не волнуйтесь. Серый трубкозуб уже совсем скоро начнет делить пространство выпусков с основным героем арка, Себастьяном Мельмотом.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Избранное сообщение

CASA MARAVILLA - PART I, CHAPTER 1 (cont.)

ГЛАВА ПЕРВАЯ ЧАСТЬ ПЕРВАЯ (продолжение) Funnies Inc . работало в две смены, стремясь удовлетворить потребности читателей, но...