вторник, 8 марта 2016 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 143 - ISSUE 143


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 143

 ISSUE 143 – MELMOTH FOUR

«Неделю спустя я пришел в отель вместе с Реджи чтобы проститься. Я уезжал из Нижней Фельды на следующий день. Оскар выглядел скверно: его лицо еще больше осунулось, и теперь тонуло в складках свисающей кожи нездорового серого оттенка. Я заметил, что у него начали выпадать волосы. Оскар уже не мог четко говорить. Виной тому были морфий, который ему теперь кололи постоянно, и неуемное потребление шампанского. Его перепады настроения нервировали меня. Он то хныкал, получив дурные известия, то, собравшись, пытался вести непринужденную беседу. Бокал с шампанским он не выпускал из рук.
Настала пора прощаться. Внезапно Оскар сделался серьезным. Он попросил Реджи покинуть комнату ненадолго, чтобы он мог как следует со мной попрощаться. Сперва он мямлил о своих долгах в Айсте… Его руки тряслись, пока он возился с бумагами.
А затем он начал умолять меня не покидать его, потому что предчувствовал изменения в своем состоянии. Подойдя ко мне, он взял мои руки в свои и, не глядя мне в глаза, начал шептать что-то. Я попытался отстраниться. Мне его состояние казалось истерическим, пусть я и знал, что мой отъезд действительно волнует его. Оскар заплакал. Слезы покатились по его впалым щекам. Он промолвил, что уже никогда не увидит меня, потому что чувствовал, что все кончено… Он говорил об ужасных вещах, страшных вещах, пересказывать которые я не буду. Его разум разъедала болезнь, я видел это. Мне моя поездка не казалась важной, и я не придал значения попыткам Оскара выдать ее за некое бегство от него.
Выходя из комнаты, я задержался. Оскар сказал мне напоследок:
-       Следи за кубком в холмах возле Бедуина. Я отправлюсь туда, когда мне полегчает. А ты сможешь меня навестить…
Это были последние членораздельные его слова, обращенные ко мне. Я покинул Айст тем же вечером».

Расставание Робби и Оскара выглядит трагично. Выглядящий больным, поэт на наших глазах познает предательство, возможно, окончательно подкосившее его хилое здоровье. Сцена, основанная на записях Росса, длиться почти весь выпуск.

 Ее лишь раз нарушает зарисовка из жизни обитателей «Дино». Серебас, пробудившись, уплетает за обе щеки все, что было на кухне кафе, а хозяин заведения неодобрительно выслушивает истерические оправдания официантки-лгуньи, клянущейся, что она сотни раз спрашивала трубкозуба «не голоден ли он».

Адаптация Симом событий, произошедших с Оскаром Уайльдом, сделана выше всяких похвал. Он заполняет недосказанности своими, весьма уместными, спекуляциями, вроде кошмарнейших кадров с неслышимым нами монологом поэта, пересказывающего Россу преследующие его ужасы. Также Дейв умело и с выдумкой подходит к пересказу достоверных событий. «Следовать первоисточнику» в понимании автора CEREBUS, это быть не рабом, а творцом. Там, где Росс рассказывает о «всхлипах Оскара». Сим рисует душераздирающее полотно, на котором запечатлен отчаявшийся человек, чувствующий свою кончину. Там, где герои письма «прощаются», Дейв рисует самый универсальный, даже немного клишированный, но действенный способ расставания – руки Росса и Оскара размыкаются. Главное в работе с чужими текстами – не изменять, а дополнять первоисточник, чему Сим следует неукоснительно. Письма Росса были «суховаты», но в них чувствовалась трагедия. Художники же вдохнули в нее жизнь, сделав расставание запоминающимся. Тот самый кадр с «размыкающимися руками»  таит в себе больше чувств, чем иные новеллы.


Завтра рассказ об Оскаре продолжится…

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Избранное сообщение

PARADISE LOST - CHAPTER 7, PART 2

Самым сюрреалистичным юмористическим стрипом того времени был Sam's Strip , который писали и рисовали Морт Уокер и Джерри Дюма...