пятница, 11 марта 2016 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 146 - ISSUE 146


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 146

 ISSUE 146 – MELMOTH SEVEN

«Дорогой Робби, я боюсь, что с Оскаром все кончено. Он бредит уже два или три дня кряду, и ему становится только хуже. На сегодня назначена консультация врачей, после которой я вышлю это письмо. Еще одна консультация состоится завтра. Если он не поправится в течении трех или четырех дней, он умрет».

Реджи прекращает писать. Его мучает боль в глазу, от которой он страдает с каждым днем все сильнее. В комнате, в которой он и Оскар находятся, потушены все лампы и свечи. Слабый свет луны проникает сквозь окно. Тень от оконной рамы расчерчивает пространство на аккуратные квадраты, ложащиеся на кровать, пол, стены, лежащего в полудреме поэта. Идет дождь. Капли влаги устраивают гонки по поверхности окон. Реджи слышит стон Оскара. Он берет стакан с молоком и подходит к кровати больного. Садиться, помогает Оскару сесть. Поит его молоком. Наблюдает, как поэт проваливается в пучину бреда. А затем возвращается к письму.

«Я сидел с ним до раннего утра сегодня. Он нес околесицу все время. Он едва узнает меня. Вопрос об операции даже не стоит, если верить доктору. Оскар почти ничем не питается. Выключив свет и подменив воду на молоко, я уговорил его выпить три стакана».

Глаза болят от напряжения. Реджи прекращает писать. Оскар начинает ворочаться, пытается стянуть одеяло. Реджи спешит к постели и силой (хотя какой там силой, он едва прилагает усилия) заставляет Оскара остаться в кровати. Поэт что-то шепчет. Он хочет куда-то отправиться, убраться отсюда, покинуть отель. Реджи убаюкивает его как младенца. Когда Оскар вновь засыпает, Реджи открывает окно и долго смотрит в ночь…

Эй! Епископ Поузи вернулся! Помните крошечного священнослужителя, появившегося впервые в CHURCH AND STATE? Он ненадолго появляется на страницах комикса только для того, чтобы быть сцапанным киринистами и быть сосланным в местный вариант концлагеря на пять лет. Я бы не уделил столь краткой сцене внимания, но именно в тюрьме Поузи встретит одного чрезвычайно важного героя серии.

Серебас поправляется. Оскар умирает. Все та же сюжетная дихотомия продолжается.

В этом номере в своем вводном слове Сим поведал нам о Ниле Геймане – британском писателе, некогда бравшем интервью у картуниста. Сим с каким-то пренебрежением отозвался о самом Ниле и его работе. Он даже несколько принизил его заслуги. В 1991 году Гейман был в авангарде «британского вторжения», автором самого обсуждаемого комикса в медиуме и соавтором Терри Пратчетта. Словно завидуя славе коллеги, на которого все журналисты обратили внимание, Сим отпускает желчные комментарии («Он написал все гласные» - о вкладе Нила в «Благие знамения»), не особо имеющие под собой основание. Это похоже на поведение ребенка, увидевшего, что взрослые переключили внимание с него на кого-то другого. Гейман и вправду затмевал большинство авторов комиксов, будучи действительно мощным писателем и обладая неслабой харизмой. Плюс он писал для крупных издателей, не допускал ошибок (в отличие от Дейва с его провальной концовкой арка, длившегося пять лет) и проделал путь наверх, к вершинам славы быстрее, чем кто-либо другой. Включая Сима. В 2015 году Дэйв и Нил остаются верны себе, и взаимоотношения между ними не меняются с начала девяностых. Дейв мирится с образом парии, созданным им же. Нил обаятелен, вежлив и активен как никогда. Гейман в Твиттере отдает Сиу должное, называя CEREBUS гениальным комиксом. Сим отношений ни с кем не поддерживает, но называет автора «Американских Богов» «тощим мальчишкой, пришедшим брать у меня интервью в  дырявых кроссовках».


Вот так. Возвращайтесь завтра за новой порцией приключений трубкозуба Серебаса.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...