воскресенье, 13 марта 2016 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 148 - ISSUE 148


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 148

 ISSUE 148 – MELMOTH NINE

Это конец…

"Предсмертная агония длилась почти девять часов. Ужасные звуки доносились из его нутра, точно некий огромный рычаг со скрипом поворачивался, медленно, неумолимо. Его члены пронизывала судорога, а глаза перестали реагировать на свет. Пена и кровь выступили на губах. Сколько бы Реджи и Робби ни вытирали багровую пену, она продолжала выступать. Реджи вышел на улицу в полдень, не в силах больше пребывать в комнате. Шум в горле Оскара нарастал, превращаясь из тихого утробного клекота в исполненный боли стон. В час вернулся Реджи и мы уже не покидали комнату до самого конца. Мы жгли письма чтобы отвлечься. Ушла медсестра, а ее место занял кто-то другой. Дыхание Оскара стало затихать. Его пульс стал нитеобразный. Стоило мне взять его за руку, как я почувствовал, что он уходит. Оскар глубоко вздохнул, приподнявшись над подушкой, вздохнул в последний раз. Его члены начали непроизвольно распрямляться – последний пароксизм болезни отступил. Он умер в десять минут третьего"...

Еще одна красивая обложка. На ней изображен достоверно воссозданный Симом и Герхардом номер отеля, в котором умер Оскар Уайльд. Перспектива «сверху» выбрана была, возможно, чтобы показать смерть поэта с самого выгодного угла – с точки зрения покинувшей тело души. Оскар на обложке уже непохож на себя самого, а в самом выпуске этот изможденный человек так и вообще ничего общего с обаятельным поэтом не имеет.

Сам выпуск… Он очень тяжелый. Это буквально задокументированная смерть, ужасная даже в простом пересказе Робби. Иллюстрированная же, она выглядит невероятно сильно. Места шуткам и гэгам нет – все двадцать страниц Сим воссоздает сцены, описанные Робби в письме: так на самом деле умирал Оскар Уайльд, испытывая немыслимые муки перед кончиной. Почти девять часов! Даже ужатые в двадцать страниц, они вселяют в меня страх. Все метаморфозы, через которые прошел поэт, показаны натуралистично. Пена на губах, выпрямление конечностей (всегда выглядящее ужасно в жизни), прочие муки. Это сильнейшее по своей эмоциональной составляющей потрясение для читателя, равному которому в комиксах почти нет. Даже наблюдатели, Робби и Реджи, проходят на наших глазах через суровое испытание, мучаясь от неимоверной нагрузки.

Сим, изображая смерть, избежал ее почти порнографической фетишизации. Он не смакует сцены и кадры, он словно свидетель, документирующий действительность. Изобразить описанное в письмах Робби можно было по-разному. Снимаю перед Дейвом шляпу – он достойно выполнил свою работу. Наблюдение за ухудшающимся состоянием Мельмота не чувствовалось как вторжение в его жизнь с целью ухватить пару острых эмоций, ужаснуться чему-то кошмарному, игнорируя главное действующее лицо. Наоборот, тем сильнее нам хочется закрыть глаза на последних страницах этого выпуска, чем больше мы наблюдали за финальными днями Оскара-поэта. Именно эмоциональные инвестиции в героя окупились сторицей, дав дивиденды в форме чистых эмоций – лучшего, что может подарить вам художественное произведение.

Выпуск отменно нарисован. На каждой странице изображено по одной-две панели, чувствующихся самостоятельными. Взаимодействий как таковых в этом номере нет, поэтому каждый кадр является иллюстрацией ключевых моментов тех суток, в течение которых происходило действо. Оскару, потерявшему человеческий облик, уделено не так много внимания, но при этом все повествование от начала до конца рассказывает о нем.


Назавтра назначены похороны Оскара. Я приду, чтобы с ним проститься, приходите и вы…

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...