понедельник, 14 марта 2016 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 149 - ISSUE 149


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 149

 ISSUE 149 – MELMOTH TEN

Его могилу украсили двадцать четыре венка. Были среди них две жалкие дешевки, предоставленные отелем, в котором проживал Оскар. Все остальные цветы были живыми. Вплетенные в лавр хризантемы источали нежный запах, сладковатый, тропический. Лилии и ромашки соседствовали друг с другом – белые бутончики на фоне зеленой листвы. Свежесрезанные каллы канареечного цвета были поставлены в дорогой цветочный горшок. Крошечные соцветия, точно жемчуг, рассыпались по крупным мясистым листам. Кто-то принес настоящие орхидеи: их огромные лепестки манили всех пчел и бабочек в округе. Были там и ромашки, и розы.
Самой могилы из-за моря цветов, перемешивающихся с павлиньими перьями, отливающими всеми цветами радуги, и отрезами яркой ткани, на которых были нарисованы слова прощания, не было видно. Вскоре море живых растений начнет вянуть, а какофония оттенков уступит место серому цвету могильной плиты. Но не сейчас. Не сейчас…

Последний выпуск арка рассказывает нам о дне похорон поэта. Реджи и Робби организовывают траурную процессию, прощаются с людьми, помогавшими или притворяющимися, что помогают Оскару, прощаются с самим городом. Мы видим как поэта омывают, кладут в дорогой гроб из черного дерева, как катафалк проезжает мимо Серебаса, смотрящего стеклянным взглядом в никуда. Этот единственный кадр с трубкозубом – вот и все напоминание, что мы читаем всю ту же серию, что еще недавно была политическим триллером, обернувшимся религиозной сагой. Трубкозуб вернется уже в завтрашнем номере, но этот все еще принадлежит Оскару-поэту.

Мне понравилось, что Сим не закончил рассказ о поэте сценой смерти последнего. Так слишком часто поступают, полагая, что это пик эмоциональной драмы. Вовсе нет. После того как Оскар умер, его друзей и душеприказчиков ожидало еще одно последнее испытание. И мне, читающему письма Росса, оно показалось таким же трудным, как наблюдение за приближением смерти.

В CEREBUS акцент все еще делается на «человечности» рассказываемых историй. Это хорошо видно в сцене похорон. Хоронят не персонажа – хоронят человека. С поэтом приходят проститься люди, почитающие его творчество, некие женщины с лицами, скрытыми вуалью, коллеги по ремеслу, простые люди, узнавшие о трагической вести. Сим показывает, что даже умерев, нитей, связывающих тебя с реальностью, не оборвать. Робби рассказывает о долгах Оскара, например, и о гуманности людей, согласившихся помочь умирающему. А ведь в комиксе ни слова не сказано о наследии поэта. Даже у вымышленного Оскара были, несомненно, свои выдающиеся литературные достижения. Люди обязательно будут их помнить.

Самое великое достижение MELMOTH – бесшовная демонстрация смены статуса человека с «живого творца» на «легенду». Дейв показывает что смерть – это не конец, одновременно мастерски намекая, что когда старуха с косой придет за тобой, она заберет почти все, что у тебя есть. И это «почти» определяется твоим талантом, прижизненными достижениями, количеством воспоминаний, которые люди связывают с тобой.

MELMOTH – пик серии как драмы. Дальше Сим возвращается к продолжению идей, обкатываемых в CHURCH AND STATE, откровенно болтологическим посиделкам в GUYS, литературным экспериментам в GOING HOME, сатире (переходящей в прямое поклонение) религии в RICK’S STORY и LATER DAYS. Ни разу больше автор монументального авторского комикса не пожелает больше писать простые, но выразительные истории о самых обычных людях. Не поэтому ли вторая, «женская» половина серии – чтиво увлекательное, но рыхлое, радующее лишь местами. JAKA’S STORY был совершенным CEREBUS, созданным мастером, отточившим все свои навыки до неестественной остроты. Теперь же комикс клонится к закату. Медленно, неотвратимо.


Завтра MELMOTH закончится, а мы отпразднуем небольшой юбилей. До скорого…

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Избранное сообщение

CASA MARAVILLA - PART I, CHAPTER 1 (cont.)

ГЛАВА ПЕРВАЯ ЧАСТЬ ПЕРВАЯ (продолжение) Funnies Inc . работало в две смены, стремясь удовлетворить потребности читателей, но...