суббота, 9 января 2016 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 83 - ISSUE 83


YEAR OF THE AARDVARK.

 DAY 83 - ISSUE 83 – TOUCH NOT THE PRIESTESS

…Путешествие Серебаса продолжается…

Странно, но именно у порога дома, в котором проживает Мишель, приземляется Серебас, не вполне еще соображающий, а поэтому лишь невразумительно что-то бурчащий на предложение бывшей графини перекусить, и со вздохом соглашающийся помочь ей убраться взамен на еду, которую Мишель намеревается ему приготовить после того, как приберет этот просторный, но выделяющийся своей скромностью на фоне ее предыдущего жилища особняк, содержащий в себе все, что нужно чтобы дать простой эстариконской женщине познать как радости обладания собственным жилищем, так и все сопутствующие трудности, среди которых, к примеру, есть такое увлекательное занятие, как таскание угля из подвала, наверняка трудоемкое, если бы Серебас не предложил свою помощь, слушая бесконечный монолог Мишиель, рассказывающую о своей жизни, о том, как она была на содержании Вайсхопта, такого мудрого и в то же время движимого безумным желанием войти в историю как истинная персонификация Тарима, о том, как она была единственной женщиной, учащейся в университете, основанном президентов Соединенных Штатов Фельды, о том, как президент Вайсхопт заимел привычку приходить к ней по вечерам, расспрашивая ее о том, как прошел день, и о том, как эта привычка стала банальностью, как между ними возникли недоразумения, ставшие отчасти причиной, по которой Мишель теперь тратит большую часть дня на ежедневные бытовые хлопоты вроде приготовления еды для свалившихся из ниоткуда трубкозубов, сидящих за столом молча, слушающих трель ее голоса и не говорящих ни слова кроме «да» и «о», хотя от него не убыло бы добавить что-то более существенное, ведь Мишель не просто забалтывала его, готовя стряпню, она рассказывала, как бывший оппонент Серебаса перенес инсульт и отчаянно хотел вновь навестить ее, но она отказывала ему раз за разом, не понимая ни цели его визитов, ни их значения, а потом она все же спросила его и он ответил, что она единственная, кому он может доверять, ведь его окружали одни предатели, среди которых была и Астория, руководившая Серебасом, который, зевая, спрашивает зачем Мишель говорит ему об этом, и получающий ответ: «Почти все, что я говорила тебе ранее – ложь. Но я хочу, чтобы ты знал что в действительности произошло, и лишь затем я скажу тебе то, что должна».

Вопреки намекам Дейва Сима, изобразившего Серебаса зевающим в одной панели (даже сам автор понимал, что довольно искусственный монолог на двадцать страниц может утомить читателя), слушать Мишель очень интересно. Диалоги и монологи – сильная сторона Дейва-творца. К тому же Мишель не просто пересказывает события, случившиеся после ухода Серебаса – она рассказывает ему правду. А мы следим за тем, как очередная часть CEREBUS теперь, после того, как мы сложим воедино все имеющиеся сведения, предстанет перед нами в новом свете. Начало CHURCH AND STATE было трогательным, но таким ли мы запомним его после того, как Мишель выложит все карты на стол?

Сим и Герхард в этом выпуске пробуют экспериментировать с тушью. Атмосферу уединенного домика Мишель, атмосферу одиночества и безысходности, они передают через окружающие каждую панель отпечатки пальцев, смазывающие границы арта. Кого именно из двух авторов полиция может поймать, изучив этот номер в случае, если кто-то из дуэта свихнулся бы и совершил преступление, я не знаю, но с тушью больше работал Герхард, так что, кажется, ему не уйти от правосудия. Плюсы работы в паре, связанные с производством арта, виды еще и в планировании сцен. Сим и Герхард тщательно выстроили схему дома Мишель, отчего жилище не кажется схематичным, а пестрит разнообразием интерьеров. При желании можно самому составить план дома. И да, я не ожидал, что у Мишель окажутся рыжие волосы. Она всегда была изображена блондинкой, но лишь кавер этого номера продемонстрировал нам истинный цвет ее волос.

И еще одно – длинный хобот Серебаса смотрится нелепо. За счет увеличения плотности точек, покрывающих тело трубкозуба в комиксе, его «инородность» почти смазывается. Он больше не выпадает из картинки, выглядя почти нормальным. Изменения же в его внешнем виде ведут к тому, что примелькавшийся герой вновь становится карикатурой. Так, впрочем, задумал Сим, и вскоре трубкозуб вернет себе привычный вид.


Пора прощаться. Мишель должна рассказать Серебасу нечто важное. Что? Узнаем завтра…

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...