понедельник, 18 января 2016 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 92 - ISSUE 92


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 92

 ISSUE 92 – AUDACIOUS TENACITY, TENACIOUS AUDACITY

…Путешествие Серебаса продолжается…

Ни минуты покоя! Стоило Серебасу лишиться сияющей сферы вместо головы и уделить считаные секунды ознакомлению со своими новыми непосредственными обязанностями в должности Папы церкви Святого Тарима, как покой его тревожат двое разодетых в черное молодых людей. Дуэт составлен из настолько противоположных людей, что можно подумать, будто пару одному из них подбирали памятуя в уме, что ни одна из черт характера или внешнего вида не должна быть делима ими обоими. У одного из них говор и лицо проходимца, широкие плечи и асимvетричная прическа, намекающая, что ее хозяин еще не смирился с преждевременным облысением. Другой высок, тощ и бледен, слова изрекает так, будто они  золотые монеты, чей запас ограничен, имеет челюсть, напоминающую голову дельфина. Пара желает засвидетельствовать понтифику свое почтение, предлагая позировать для эпического полотна. Серебас соглашается. Пока идет творческий процесс, золотая сфера, имеющаяся у трубкозуба, превращается в монеты. На этом беды Серебаса не кончаются – Пауерс сообщает, что Его Святейшество может и будет атакован в ближайшее время не кем иным, как Асторией!

Мне было бы интересно составить один весьма интересующий меня список. В нем должно быть указано, сколько именно страниц из каждого выпуска так или иначе относятся непосредственно к глобальному сюжету. Все известно, что сам автор CEREBUS псчитает свой комикс цельной историей. Это, конечно, с какой стороны посмотреть. То, что называется «континьюити», иначе говоря «последовательность событий», здесь присутствует, это правда. Одно следует за другим, выстраиваясь в линейное повествование. Но вот пропорции этого самого «повествования» от выпуска к выпуску колеблются, как грудь шестого размера в то время, когда их обладательница упражняется на эллиптическом тренажере. В этом выпуске, к примеру, начальная фраза копирует таковую из финала FIVE, делая весь девяностый выпуск полностью ненужным для освоения. Финал этого номера  соединяет повествование дальше. Все девятнадцать страниц между ними – мусор. Красиво нарисованный, забавный, интересный, но мусор. Все, абсолютно все, кто занимается литературным трудом в той или иной его форме знают, что большие по объему гениальные произведения в одиночку не писал никто. За каждым «Властелином Колец», «Бесконечной шуткой», «Горменгастом» и прочими стояли один-два редактора, четко знающих свое дело. Поэтому даже если кому и кажется, будто в классических романах есть длинноты, это еще не означает, что они туда помещены случайно. Все писатели нещадно режут и правят собственные тексты как раз для того, чтобы отсечь и уничтожить все лишнее. После чего тем же самым занимаются редакторы. Отличный пример книги, которой не повредил бы редактор (или дюжина) - «In the realms of the unreal». Ее автор посвятил сорок лет написанию своего романа, ставшего в итоге самым большим литературным трудом в истории. Гляньте на полку с любимыми книгами: найдите там самую большую и толстую. Есть шанс, что она вмещает в себя полмиллиона слов или чуть больше в зависимости от формата. «In the realms of the unreal» состоит из пятнадцати с половиной миллионов слов. Почти все говорят, что отнеси ее автор рукопись романа к издателю, ему бы посоветовали провести ближайшие лет пять вычитывая и сокращая роман. Потому что профессионалы знают: «Чем больше книга, тем больше в ней опасностей». Ее сложнее продать, потому что читатель наверняка предпочтет унылому кирпичу вещь полегче. Ее трудно редактировать, так как автор наверняка напихал туда всего без меры. С увеличением объемов текста история теряет фокус и прыть.

Все это жизненно необходимо было знать Дейву Симу. Он, конечно, много чего знал в свои годы, но главным его бичом было отсутствие толкового редактора. Упрямость и независимость Сима в итоге и приводили к выпускам, подобным этому. Это филлер вдобавок состоящий из повторов. Заветное правило создания любых книг гласит: «Тот ли момент, который ты описываешь, является самым важным в истории персонажа? Если нет, зачем ты вообще работаешь над ним?». Сим пренебрегает этим золотым правилом слишком часто. Я все понимаю, делать комиксы каждый день, являясь одновременно мозговым центром, леттерером, художником и издателем непросто. Но в итоге время летит, а история хранит твои ошибки. И кто-то вроде меня, начавший читать серию спустя десятилетие после ее завершения, обнаруживает, что автор, как бы не был он занят повседневными заботами и как бы не любил он свой труд, нещадно халтурил в свое время.

А я меж тем не могу дождаться завтрашнего дня. Мне придется рецензировать в том числе и девяносто четвертый номер, один из мощнейших в серии. Вас же попрошу подождать всего день. Уже завтра мы увидим воскресшего из небытия Роача.

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...