среда, 20 января 2016 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 94 - ISSUE 94


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 94

 ISSUE 94 – SO

Итак. Скандальный девяносто четвертый выпуск. Что тут сказать, кроме «феноменально», я, пожалуй, не знаю. Свою репутацию выпуск приобрел ввиду наличия сцены изнасилования Астории Серебасом, но об этом чуть позже.

Бьющая по нервам, действительно неприятная сцена на поверку оказалась разыгрывающейся в основном в моем воображении – в комиксе все непотребство происходит в темноте. Однако однозначно сказать, что Сим перегнул палку в изображении нелицеприятных натуралистических сцен не получается. Для лучшего восприятия выпуска его стоит проанализировать целиком, так что давайте не откладывать это дело.

Серебас видит Асторию, прикованную цепями к стене. Астория не выглядит сексуально (это важно, это не просто моя ремарка или попытка пошутить) – у нее подбит глаз, а сама она облачена в черный топ и юбку того же цвета. Астория явно страдает, если судить по выражениям ее лица, периодически кривящегося то ли от боли, то ли еще от чего.

Между Серебасом и ней сразу же завязывается мощнейшая перепалка, достойная быть описанной человеком куда лучше меня управляющимся со словами. Если коротко: пленница и трубкозуб остервенело спорят, показывая как сильно ограничены границы морали отдельно взятого человека, как по-разному могут выглядеть события в их жизнях, на которые они смотрят под разными углами, как невероятно трудно сохранить ясность разума, будучи подверженным постоянным манипуляциям с сознанием со стороны некоторых. Дуэль протекает в следующем порядке: Серебас или Астория приводят аргумент, затем соперник парирует контраргументом. При этом если занять нейтральную позицию, то видно, что каждый из них прав. Астория говорит, что без ее помощи Серебас не добился бы своей должности. Серебас заявляет, что игры Астории с его разумом лишь отвлекали его от работы. Серебас обвиняет ее в убийстве Папы. Та возвращает обвинение, напомнив, что Серебас не так давно собственноручно убил Транка на глазах у толпы людей.

Никто из них не сдается. Положение немного меняется, когда Астория просит об услуге. Она не хочет умирать, а силами папы у нее появляется возможность не только выжить, но и бежать. Трубкозуб упрямствует и тут, наконец, Астория начинает наглядную, оттого и очень опасную игру с разумом Серебаса. Тот сам заводит разговор о неспособности понять истинные намерения Астории. Что бы она не говорила, кажется, будто все ее слова зависают между правдой и ложью. Тогда Астория словно невзначай говорит ему «вода отравлена», указывая взглядом на бочку с водой и плавающим в ней черпаком. Серебас, только-только пригубивший воды, плюется  и приходит в ярость. Он заставляет Асторию выпить воду, но та лишь заявляет ему, что ее не поили с тех пор, как привезли сюда. Это еще больше выводит Серебаса из себя.

И вот разворачивается королевский гамбит этой несокрушимой женщины. Она еще раз просит Серебаса об услуге, но уже иначе. Она встает, задирает юбку и на глазах у оцепеневшего трубкозуба приспускает кружевное белье. Голос ее источает мед, действуя на Серебаса как взгляд кобры на кролика. Она провоцирует Папу. Тот завязывает ей рот и силой овладевает ею.

Собственно, критике была подвергнута сцена изнасилования, показавшаяся большинству читателей шокирующей. Оправдывать Сима смысла нет, так как сам акт насилия имел место быть, пусть даже он служил лишь двигателем сюжета и был полностью выдуманным. Астория провоцировала Серебаса сама, но ключом к тому, как судить о сцене были ее слова «Папа может вступать в интимную связь только со своей женой». Серебас в тот момент был женат на Софии. Астория, и это видно, и предвидеть не могла, чем обернется ее насмешка. Она не учла, что власть папы позволяет тому разорвать узы брака или же связать ими любого, пожелай он того. Вот Серебас и тараторит, что расторгает связь с Софией и берет Асторию в жены, завязывая той рот.

Мои же симпатии остаются на стороне Астории, и не только потому, что она оказывается в сложном положении. Серебас уже давно стал антагонистом, так что сопереживать ему можно только частично. Астория же здесь наслаждается своим превосходством над Папой. Она закована в цепи, но Серебас все равно делает то, что она велит. Это не может не вызывать восхищение. К тому же она (Сим феноменально справился с задачей показать в этот момент ее лицо) находит способ поправить свое положение, пусть и пожертвовав достоинством. Посмотрите, только посмотрите на ее лицо в момент, когда она обращается с просьбой. Этот показной триумф просто не может не выводить из себя ошарашенного Серебаса. Астория точно знает, какой эффект возымеет на трубкозуба ее дальнейшие действия. Он – всего лишь сгусток гормонов, как и любой мужчина. Он практически неминуемо может потерять контроль над собой в столь искрящейся от напряжения ситуации, и Астория отлично это знает, поэтому и решается на финальную насмешку.

В итоге мы видим главного героя в его самый низший момент существования. Он жалок, отвратителен. Дрыхнет между ног у Астории, совершив злодеяние. Даже сама пленница не в силах поверить в наглость происходящего момента.


Общие ощущения от выпуска у меня, скорее, положительные. Так сопереживать выдуманным героям – привилегия читателя. Сим прекрасно пишет свой комикс, раз при его прочтении возникает такой общественный резонанс. Так оживить героев могут еденицы. Так построить сцену, чтобы происходящее завораживало и пугало, в комиксах мало кто способен.  Конечно, ты ловишь себя на мысли, что все происходящее тебя глубоко возмущает, но ведь это фикция, очень натуралистично переданная (насколько позволяют границы жанра) вымышленная сцена. Просто очень редко когда сталкиваешься с настолько хорошими образцами комикс-искусства. То, что я испытываю, читая CEREBUS сейчас, можно описать как злость на самого себя. Сим написал этот выпуск за месяц до моего появления на свет, а я, читая его годы спустя, все равно попадаюсь в его ловушку, все равно чувствую то, что он заложил в свое детище. Это чудесно. Сим, может, и злой гений, но гений тем не менее. Даже вне контекста серии его «конфликт» в этом выпуске выписан божественно. Великолепная работа, браво.

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...