воскресенье, 14 февраля 2016 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 120 - ISSUE 120


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 120

 ISSUE 120 – JAKA’S STORY 7

… Это история Джаки…

-       Ты Рика не видел? – спросила Джака.
-       Нет.
Она лишь вздохнула. Сегодня был день уборки. Рик должен был помочь ей навести порядок в арендуемой квартире. Пад сдал им хорошее жилье, но без еженедельной уборки даже в замках имеют тенденцию появляется разные насекомые, грызуны и прочая живность, обожающая пятиться на вас из темного угла парой-другой глаз. Джака вытерла пот со лба рукавом поношенной кофты. В тот момент когда она хотела как следует взбить одну из подушек, напоминающую на ощупь камень, с улицы раздался знакомый кашель. Джака успела выучить все модуляции голоса Рика, поэтому даже если он ничего не говорил, кашлять так характерно мог только ее муж.
Она выглянула в окно.
Под окнами ее дома стояли двое. Безработный и поэт. Точно так же как по Рику можно было определить, что он беден, внешний вид Оскара буквально кричал об «интеллектуальности» его носителя. Оскар стоял, окруженный пейзажем, который ему непременно бы понравился, осматривай он окрестности, а не угощай Рика папиросами. Изумрудного отлива тучи сгустились над их маленьким городом. Если посмотреть в сторону Айста, то на горизонте была видна наступающая гроза – скопище тьмы, озаряемое редкими вспышками и утробно грохочущее доносящимися с запозданием раскатами грома. Оскар был одет в черный костюм и модный плащ. Его черные волосы были подстрижены по последней моде. Аккуратные его пальцы с маникюром, стоившим годовое жалование Джаки, сжимали тонкую папиросу.
-       А он что сказал? – спрашивал Рик.
Оскар с ленцой что-то рассказывал сидящему на бордюре Рику. Полное лицо Оскара озаряли все оттенки снисходительности в диапазоне от едкой улыбки до полного пренебрежения – он лицедействовал всегда, даже если просто разговаривал со старым знакомым.
-       Да ну! А он что сказал? – с интересом переспросил Рик.
Джака решила вмешаться. Рик и так бездействовал днями напролет. Сегодня, когда ей нужна его помощь, внезапное появление блудного поэта не должно отвлечь ее мужа от выполнения своих обязательств по дому. Она решила выйти на улицу, но вовремя сообразила, что выглядит в рабочей одежде как крестьянка, только-только родившая ребенка где-то в хлеву. Она тяжело вздохнула.
А разговор на улице продолжался…
Джака умылась. Расчесала и уложила сопротивляющиеся волосы. Постояла недолго перед гардеробом. Быстро примерила одно платье. Отвергла свой выбор. После чего, проклиная все и в первую очередь себя, начала надевать единственное выглаженное деловое платье, не соответствующее ни моменту, ни погоде.
Забарабанили по черепице капли дождя, робко, затем настойчиво.
А разговор на улице продолжался…

Весь выпуск Сим представляет нам Оскара Уайльда, а точнее – Оскара, героя CEREBUS. Но трудно перепутать кого-то другого с великим поэтом и писателем. Оскар-герой комикса выглядит и говорит почти так же, как и Уайльд. Перед Симом стояла задача показать нам одного из умнейших и харизматичнейших писателей в истории, острослова и великого знатока жизни. Как это у него получилось? Отлично. Какой главный признак действительно великих людей – писателей, актеров, политиков, философов? Умение в предельно краткие сроки завоевать ваше внимание. Все люди, относительно которых позже выстраивался культ личности в той или иной степени обладали этим качеством. Например, жена Брюса Ли так говорила о своем муже: «Он мог войти в комнату, полную незнакомых людей, сказать пять слов и все вдруг начинали его слушать». Вот и Уайльд при жизни за словом в карман не лез, а вместе с этим обладал завидным интеллектом, манерами и очарованием. Сим постарался все это передать с максимальной точностью. Комиксный Оскар говорит словно пишет книгу, курит так, будто творит что-то эпатажное и по собственным рассказам терроризирует знать Айста одним появлением собственной персоны. К тому же он ироничен и умен. В общем, хорошо, что комиксный Оскар, как и его реальный прототип, был геем, иначе мужчинам Эстаркиона предстояло бы биться за внимание женщин в его присутствии на дуэлях.

Все дальше продвигается эволюция серии, сюжетная и, особо хочу отметить, внутренняя. Сто выпусков назад мы видели Эстаркион в 12 веке, сто двадцать выпусков назад – во втором-третьем. Сейчас на дворе, если судить по Оскару, архитектуре, одежде и прочему, век стоит как минимум семнадцатый. Частично объясняется это тем, что в первый выпусках Серебас бороздил другой континент, где цивилизация застыла на одном уровне. Весь остальной мир, включая Айст, в это время уже находился на пике развития, так что хоть и с натяжкой, но пока хронология серии соблюдается. Сим, впрочем, уже не скован нуждой рисовать характерные для временного периода наряды, поэтому в этом номере, например, Джака ходит в бизнес-платье, соответствующем началу девяностых годов прошлого века.

Ах да, Джака. Она тут по прежнему  демонстрирует ведомую только девушкам магию превращения из «домашней» в «деловую». За этими сценами лучше понаблюдать самому, настолько они хороши.


Завтра наше знакомство с Оскаром продолжиться…

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...