среда, 17 февраля 2016 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 123 - ISSUE 123


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 123

 ISSUE 123 – JAKA’S STORY 10

… Это история Джаки…

Пад моет пол в таверне, перемещая мокрую грязь с места на место и равномерно распределяя ее между всеми трещинками в каменной кладке. Его движения монотонны, лишены какого бы то ни было энтузиазма. В голове его разыгрывается до боли знакомая ему фантазия, красивая сказка со счастливым концом. Он раз за разом переписывает ее, работая над фикцией денно и нощно.
В отражении лужицы воды, растекшейся на полу, Пад ловит свое отражение. На секунду вынырнув из мира грез, он рассматривает его без особого интереса. Пад видит двойной подбородок, лишенный жизни взгляд, дурацкую прическу и крошечный рот. Трактирщик проводит по лужице воды шваброй. Отражение покрывается росчерками, дробиться, меняется. На секунду Паду кажется, будто после того, как вода вновь успокоится, в отражении появится кто-то другой. Более достойный, более красивый, более…
Но череда мысленных образов поглощает его вялые раздумья, как тигр хромую и безропотную лань.  Пад вновь ведет выдуманный разговор с мисс Джакой. С тех самых пор, как она поселилась здесь, идет эта беседа и редко в какой день она продолжается больше нескольких минут, выстаивая под напором образов, заставляющих Пада краснеть, даже когда в пабе кроме него никого нет. Но придуманное им счастье не длится вечно. Спустя очередную порцию сцен с мисс Джакой в главной роли оно крошится, рассыпаясь в прах. Пад осознает, что ничего в его отношениях с реальной Джакой не изменилось и не может измениться, и жгучая правда заставляет голоса в его голове возвращаться к самому началу той нелепой пьесы, что скрашивает и отягощает жизнь Пада Уизерса. И вместе с ними приходит утешение, покрывая душевные раны бальзамом на основе отрицания.
Жизнь продолжается…

Эй, а мы ведь ничего не знаем о Паде, верно? Кроме его имени и профессии, нам о нем ничего не известно. Он действительно был женат или же упоминание о миссис Уизерс было придумано им специально для того, чтобы разжалобить Джаку? Почему он предпочитает делать бизнес в столь уединенном месте? И откуда он берет три положенные Джаке медяка каждый день? Все это странно. Мысли Пада, повторяющиеся уже десять номеров кряду, становятся все более извращенными. Он мысленно разыгрывает все возможные сценарии начала своих отношений с танцовщицей, скатываясь, такое впечатление, в самое пекло эротических фантазий. Само по себе его увлечение довольно безобидно. Честно, в каком-то смысле каждый может встать на его место. Не все мы мечтаем о красивом партнере или даже каком-то конкретном человеке, но и Пад видит в Джаке не только внешние броские данные. Счастье – вот за чем гонимся мы все и мистер Уизерс в том числе. Однако, с явной моральной деградацией Пада назревает еще один вопрос: «А так ли он безобиден, как кажется?». Он может быть кем угодно. И фетиш его может касаться страшно представить какого количества женщин. Возможно, Джака далеко не первая, кто поселяется в отдаленном крошечном городе, где живет тихий, замкнутый мужчина. Но хватит спекуляций.

Не посвященная паду часть комикса делиться на два крупных эпизода. Рик говорит Оскару, что хочет иметь ребенка от Джаки (мальчика). Джака говорит Серебасу, что Рик слишком инфантилен и недисциплинирован, чтобы она доверяла ему. Джаке можно только посочувствовать: она настолько красива, что многие мужчины в ее жизни (Пад, Серебаса) только то и делают, что обманывают ее, тайно воздыхая о ней. Это, наверно, невероятно трудно – знать, что ты выглядишь в глазах других только сексуальным объектом. Или - что еще хуже - не знать об этом до определенного периода. Не знаю, закладывал ли Сим в свой комикс так уж много значений, но о ролях и взаимоотношениях полов после прочтения CEREBUS хочется размышлять взапой.

JAKA’S STORY содержит немало интересных моментов визуального сторителлинга, но мало какие из них сравняться с видом Пада, моющего пол. Его образ даже был вынесен на обложку этого выпуска. То, что вы к нему будете испытывать, зависит только от того, какой вы человек. В любом случае эмоциональное вовлечение в комикс Дейва неизбежно, и это главный козырь этого арка.


На этом я, пожалуй, остановлюсь. Завтра POET продолжиться, не смейте никуда уходить…

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 122 - ISSUE 122


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 122

 ISSUE 122 – JAKA’S STORY 9

… Это история Джаки…

     Двое мужчин встретились у единственной местной достопримечательности – рухнувшей некогда с неба половине горгульей морды. Оскар, наряженный в костюм цвета снега в Альпах, с интересом рассматривает трещины в дороге, прорубленной в теле горы. Он шевелит носком туфли отколовшиеся мелкие осколки камня, задумчиво покуривая сигарету. Рик (руки в карманах штанов, растянутая футболка болтается, придавая ему вид развеселого пугала, сбежавшего с грядки подальше от тирании ворон) к неопровержимому доказательству недавно происшедшего события космического масштаба полностью равнодушен.
     Джака сквозь окно собственного дома смотрит как ее муж принимает из рук Оскара бумажный пакет, плохо скрывающий очертания бутылки. Единственный, кто выдает такие пакеты в радиусе тридцати миль – хозяин местной таверны, господин Уизерс. О содержимом пакета можно гадать, но принадлежность налитого в пузатую, обернутую бумагой бутылку, напитка к группе алкоголесодержащих не поддается сомнению. Мужчины какое-то время беседуют. Оскар внезапно замечает что-то, мелькнувшее в окне таверны. Он наклоняется к уху Рика и шепчет ему нечто весьма забавное, если судить по едва тронувшей его губы улыбке. Затем они синхронно оборачиваются по направлению к таверне и приветствуют кого-то невидимого им.
    А затем Оскар, поправив фиолетовый галстук, рассказывает Рику о Свинтоние По.
-       Видишь ли, - говорит он, - взять осадой Верхний Город Айст невозможно. В истории не было прецедентов подобной авантюры, просто не было. И чтобы побороть царящий в великом городе матриархат Свинтоний По придумал и воплотил в жизнь гениальный в своей простоте и изяществе план. Он вошел со своими войсками в район Нижней Фельды, а затем без каких-либо преград захватил Нижний Город. И там он правил пятнадцать лет, не имея ни то что противников, а даже оппозиции. Он полностью игнорировал сам факт существования Верхнего Города. Притворился, что его не существовало. А вместе с ним в сказку наяву начали верить люди…
Джака лишь смотрит за разговором двух мужчин, попивая чай из маленькой чашки.

Сюжет окончательно распался на череду мизансцен, настолько маленьких и несущественных, что им, порой, уделяется совсем немного внимания. Сим склеивает их воедино более органично, чем раньше. Вспомните как он впервые представил подобный подход в конце HIGH SOCIETY. Там «швы» между сценами были в палец толщиной, а номера казались лоскутным месивом. В этом номере уже изрядно поднаторевший в писательском и сценарном мастерстве Сим создает единую картину воображаемого дня, где события разной степени значимости плавно перетекают друг в друга. Они могут быть как первоисточником, так и последствиями каких-то событий, но их связь при этом видна и ощущается сильнее.

Среди откровенно неинтересных сцен можно выделить бесконечную молчаливую агонию Пада, уже успевшую поднадоесть. Монотонность его фантазий и отсутствие перемен в его поведении не дают почвы для «эмоциональных инвестиций» в его горе. Я искренне ему симпатизирую: видит бог, каждый из нас когда-либо испытывал то, что он переживает. Но, и это тоже очевидно, сразу же становится понятно, что Джака и Пад вместе никогда не будут. Эпизоды из прошлого танцовщицы тоже приедаются. Сцена с дверью в особняке Траверсов тянется, как застывший древесный кап, уже выпуска два-три.

Серебас так и вообще просиживает метафорические штаны на периферии сюжета. Он с момента душевного диалога с Джакой ушел в тень, и остается там и поныне. С ним косвенно связан один из подсюжетов JAKA’S STORY, но на этом его участие в комиксе с собственным именем на обложке ограничивается.

К счастью менее интересные части истории Джаки уравновешиваются куда более любопытными. Оскар так интересно рассказывает об истории Айста, что я бы предпочел, чтобы этой теме был посвящен выпуск целиком. Вообще, поэт, как это было с лордом Джулиусом, крадет каждую сцену, в которой присутствует. Его иронические комментарии здесь отвечают за поддержание доли юмора в комиксе. Сим даже в самые темные моменты своей саги не мог удержаться чтобы не вставить в нее какие-то шутки. Иногда они смотрелись неплохо, разряжая атмосферу, иногда бесили. Наконец, комикс можно назвать без преувеличения смешным, притом здешний юмор намертво вшит в саму ткань CEREBUS. Это не просто гэги, которые можно процитировать или описать. Здесь сама их подача играет важную роль.

Напоследок поговорим о тиражах. После сотого выпуска они немного снизились. После финала CHURCH AND STATE они рухнули, как надежды читателей получить стройную историю, за которой они следили шесть лет. На данный момент тираж комикса составлял 25500 копий. Это на треть меньше, чем было указано в сотом выпуске. Конечно, Сим, открыв для себя способ продажи собственных книг напрямую читателям, минуя комикс-шопы, на эти цифры уже мог не обращать внимания. Серия дотянула до трехсотого выпуска только потому, что трейды переиздавались с завидной регулярностью. Хотя даже под конец существования комикс продавался тиражом в 18000 копий. Даже по сегодняшним меркам это отличный показатель.


Завтра история Джаки продолжится…

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...