понедельник, 22 февраля 2016 г.

HARK! A VAGRANT!


Я среди всего прочего, сделанного в январе, написал рецензию на покоривший мое сердце стрип Кейт Битон HARK! A VAGRANT! и даже занял с ним второе место на конкурсе рецензий устроенном дружеским COGCOMICS.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 127 - ISSUE 127


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 127

 ISSUE 127 – JAKA’S STORY 14

… Это история Джаки…

«Дорогие Джака и Рик», старательно выводит на клочке бумаги Серебас. Он сидит за столом, накрытым клетчатой скатертью и, опустив уши, грустит. Две минуты назад в комнату, где они с Риком играли в «шары», влетела Джака, раскрасневшаяся, с широкой улыбкой на лице и горящими глазами. Если бы он и Рик чуть раньше заметили перемены в облике Джаки, они, возможно, не шикнули на нее, а она, в свою очередь, не взглянула на них так, будто ее муж и серый трубкозуб в тот самый миг были приравнены к мерзким насекомым. Но ведь она прервала их на самом интересном месте! Счет был 14:15 в пользу Рика! Впервые за все то время, что он и Рик играли. Эх…
Рик пошел успокаивать ее, но Джака судя по доносившимся до него крикам, была не в настроении выслушивать его.
-       В таверну впервые за год заглянул посетитель! -, кричала она.
Серебас без труда мог представить себе, что стало со случайным выпивохой, увидевшим танец Джаки. Тому, наверно, пришлось после окончания танцев ощупать себя, чтобы осознать, что все происходящее с ним было правдой. Уж Серебас то знал это чувство. Давно, когда он впервые увидел танцовщицу, чье имя он тогда не знал, в безымянной таверне на краю света, он ощутил, будто гравитация перестала существовать, будто он парит, а оковы Эстаркиона его больше не сдерживают. Это, впрочем, мог быть побочный эффект приворотного зелья.
Серебас прислушался.
-       Я каждый день в течение года сидела в этой таверне без работы!
-       Я…
-       Не вздумай перебивать меня!, - голос Джаки заставил Серебаса вздрогнуть. – Я прихожу домой счастливая и вижу… вижу… вас, двоих. Бездельничающих.
-       Мы…
-       Не перебивай меня! Вы как дети! Пока я готовлю еду! Пока я убираю этот дом! Пока я мою этот проклятый пол каждый день!.. Это все, на что я гожусь?
Серебас лишь вздыхает…

Сим уже который номер интригует нас намёками на то, как же Джака танцует. Старик, который видел ее представление, выглядит как перенесший счастливейший момент его жизни. Забавная сцена.

Хотя в номере много чего происходит, меня покорила одна единственная страница, на которой погруженный в свои мысли Пад рассказывает читателям посредством своего любимого внутреннего монолога о себе, своей матери, незавидном материальном положении и, прочем. Текст этот хоть и небольшой, но удивительно мощный. Масштабы помутнения рассудка Пада трудно преувеличить. Он спустил все свое состояние (приличное, замечу) лишь за год, кормя, одевая и обслуживая Джаку в обмен на любезности и туманные перспективы, о которых сама танцовщица не подозревает и, хорошо бы, никогда не знала. И теперь, сидящий на стуле в пустой таверне, Пад мысленно составляет свою предсмертную записку. Смотреть на это жутко. Неплохой человек, он зашел в своем стремлении аккуратно склонить Джаку к знакомству, очень далеко и теперь с ужасом рассматривает открывшиеся перед ним кошмарные перспективы. Никто ведь не просил его этого делать! Да и сама девушка, узнай она об истинных его намерениях, скорее всего, просто отказалась бы от проживания. Но нет. Она танцует, а мужчины вокруг не могут отвести взгляд…

Кстати, о танце. Не может быть занятия более двусмысленного, чем он. Если женщина не держит в уме привлечь внимание мужчины, а просто танцует, это все равно рассматривается этими самыми мужчинами как нечто сакральное и почти эротическое. Я где-то читал, что мужчины хотят видеть в женщинах то, чего нет у них: длинные волосы, большую грудь и прочее. Несмотря на дыры в такое теории, она отлично коррелирует с мужским поведением и вписывается в ситуацию с танцами. Тогда как танцующий мужчина похож на курицу-паралитика, коснувшуюся находящуюся под электрическим напряжением ограду, большинство девушек награждено пластикой, фигурой и умением двигаться, буквально делающих работу за них. Сим лишь немного преувеличивает, когда показывает, что от танца Джаки у старика-ветерана волосы на голове дыбом встали. Если у женщин и есть суперспособность, о которой они не знают, это привлекать внимание мужчин танцем. Джака, похоже, не отдает себе отчет в том, что во время занятия, нравящегося ей самой больше всего, она производит сексуальную бурю чудовищной магнитуды. Мне было бы интересно узнать, как она относится к собственному умению завораживать мужчин.

Сим, кстати, опять отличился весьма непростым письмом, в котором излагал свои мысли относительно своей знакомой. Он, напомню, в то время встречался с девушкой, если я правильно понимаю. И тем не менее он решил, что может позволить себе написать в предисловии к комиксу о том, что он хотел быть другом одной своей знакомой, даже если бы между ними не было ничего, кроме дружбы, но в случае ее согласия «I’d fuck her ‘til her eyes changed colour». Отлично, Дейв. Она наверняка чувствовала себя польщенной, если бы узнала о твоей секс-фантазии. Женщины это любят.

И, возвращаясь, к комиксу: я не читаю выпуски CEREBUS наперед, но Джака в этом номере подтвердила мою теорию относительно факта, что Рик ей не ровня. Она, может, его и любит, но терпение даже у такой милой девушки, как она, не железное. С нетерпением жду развязки этой бытовой драмы.


А я, меж тем, прощаюсь с вами до завтра. До кульминации этого тома осталось всего несколько выпусков. POET закончится громогласно, вы уж мне поверьте…

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...