среда, 24 февраля 2016 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 130 - ISSUE 130


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 130

 ISSUE 130 – JAKA’S STORY 17

… Это история Джаки…

Никто не слышал как повозка подъехала к пабу. Возможно, веселый шум дружеской попойки перекрыл громыхание колес по каменной дороге. Никто не видел как из повозки вышли трое стражников, которые бегло осмотрели паб, а затем поднялись на крыльцо и высадили незапертую дверь.
Только потом троим неизвестным удалось завоевать общее внимание.
Они были вооружены. Шум в пабе исчез разом, точно его отрезали ножом. Арбалеты были наставлены в грудь Паду и старику-ветерану.
-       Киринисты, - с ненавистью в голосе процедил он, хватая попавшуюся под руку бутылку и превращая ее в зазубренное оружие.
Джаку поразило спокойствие, с которым говорила предводительница этих жутких женщин.
-       Казнь, - отдала она короткий приказ.
Кинувшегося на одетых в белые робы киринистов старика отбросило на стол, тут же сломавшийся под тяжестью его тела. У него из груди торчал арбалетный болт. Старик крякнул и замер. Изо рта у него пошла кровь.
-       Владелец? - спросила одна из женщин. Острие болта уставилось Паду в грудь.
-       Казнь.
Белый передник Пада обагрился кровью. Он рухнул на пол. Последними его словами было неразборчивые «ма…ма…».
Казнь готова была продолжиться, но Джака скинула с себя оцепенение, быстро затараторив:
-       Меня зовут Джака Траверс. Я племянница лорда Джулиуса. Я прошу дипломатический иммунитет для себя и своего мужа согласно условиям договора о нейтралитете Палну и Верхней Фельды…
Далее она ждала, затаив дыхание, пока женщины в белых робах спорили. Джака знала, что ее наряд гарантирует ей смерть, но надеялась на чудо. Она облегченно выдохнула, когда одна из киринистов указала ей на дверь, добавив:
-       Допрос.
Джака подняла бесчувственного Рика и поволокла его к повозке…

Я хотел обойтись без спойлеров, но каждая сцена сто тридцатого номера была наполнена важностью, так что я счел невозможным найти компромисс между пересказом сюжета и сохранением его втайне.  Итак, случилось то, о чем я говорил несколько выпусков назад. Финал POET - мощный, стремительный, совершенно неожиданный и блестящий. Уединение маленькой коммуны неизбежно было прервано фашистской организацией киринистов, наводящих порядок. Выпуск совершенно фантастический (если вы читаете серию, конечно), переворачивающий сюжет с ног на голову и заставляющий буквально молить о продолжении.

Именно здесь, за шесть выпусков до финала арка, мы видим созданный Симом базис для следующего крупного сюжета, названного MELMOTH, равно как и причину, по которой главный герой саги, трубкозуб Серебас, будет отсутствовать в повествовании. Больше того: Сим именно здесь обрисовал причины, по которым MELMOT, собственно, и происходит.  Оскар Уайльд попал в тюрьму (где и подхватил сгубившую его ушную инфекцию, превратившуюся со временем в менингит) по обвинению в гомосексуализме. Этому предшествовал смешной по нынешним меркам суд, но сама причина, побудившая власть упрятать его за решетку, остается неизменной – он сделал нечто запретное. Сим передал это в своем комиксе гениально: киринисты судят и сразу же отвозят Оскара в тюрьму за схожее преступление – у него не было лицензии писать, он тоже сделал нечто, по их мнению, противозаконное. Таким образом, когда MELMOTH, всецело посвященный Оскару, начнется, комиксный поэт уже будет повторять судьбу поэта настоящего.

Впервые за долгое время мы видим, к чему привело Восхождение Серебаса в более широком смысле, нежели странной прогулке по Луне в компании странного джентльмена. Киринисты, как мы видим, теперь у власти, и они, несомненно, являются чем-то вроде фашистского режима. Сложно представить себе, что они творили все то время, пока Серебас лелеял свои фантазии относительно его будущего с Джакой. Напомню, цель киринистов – истребление всех мужчин. Масштаб бедствия, которое испытывает Айст, можете себе вообразит сами.

Далеко не самое последнее: Серебас сейчас выпал из сюжета, он не знает о произошедшей в пабе трагедии.

Я без ума от этого выпуска и от того, как Сим строил весь арк, несомненно, планируя его таким образом, чтобы этот выпуск имел на него наибольшее влияние. Это довольно брутальное по меркам серии зрелище, которое захватывает и ужасает одновременно. Трагедия маленького городка кажется почти твоей собственной, настолько ты успел прикипеть к его обитателям.

Сим и Герхард, по традиции, сделали все, чтобы у читателя во время бойни сложилось впечатление, будто он сам ее переживает. Расправа над Падом и стариком не показана линейной. Это череда двухстраничных разворотов, на которых перемешаны реакции людей на ужасы, предстающие перед ними; непосредственно казнь; кадры с палачами, не выражающими никаких эмоций. Я уже не раз замечал в рецензиях на комиксы крутых авторов, умеющих погружать нас в мир своих работ: лучший способ добиться этого – «слоеное» повествование. Одновременный показ не только центральной сцены, но и не относящихся к ней вещей. Пока что изо всех комиксов, что я читал, CEREBUS хронологически делает это первым. Современные авторы куда лучше управляются с задачей изображения бурлящего жизнью мира, но принцип, на который они опираются, как оказывается, был показан как минимум в 1990 году (или раньше, если кто из мастеров понял, что простая череда панелей никогда не заменит их комбинацию или даже слияние).


Хм. POET окончен. История Джаки до этого момента была завораживающей и меланхоличной, полной юмора и чудесных сцен. Теперь Джака в плену, но повесть еще не подошла к концу. Что случится с ней? Узнаем завтра…

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 129 - ISSUE 129


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 129

 ISSUE 129 – JAKA’S STORY 16

… Это история Джаки…

Это был последний счастливый день в истории маленького, заброшенного поселка и его обитателей. На протяжении веченра все обитатели таверны и примыкающих к ней зданий готовились к Большому Выступлению Джаки в Таверне. Оскар провел добрую половину суток, выискивая у себя в гардеробе наряд, наиболее полно отражающий в себе сущность его носителя. Тога, невесть откуда взявшаяся среди парадных костюмов, была поэтом отвергнута на основании соблюдения этикета, пусть о таком слове никто, кроме Оскара, в этих краях и не знал. Поэт в итоге выбрал роскошный черный костюм, добавив к нему узорчатый жилет и яркий цветок в петлицу. Узнай о повадках писателя, Джака непременно рассмеялась бы, завидев родственную душу. Уж она-то, являясь звездой Выступления, просто обязана была выглядеть обворожительно, а заодно быть разодетой в платье, не сковывающее ее движений в танце. Пока Рик брился, мылся и бездельничал, Джака воздавала должное залежам своих нарядов, выбирая подходящий. Экстравагантные, чересчур открытые и вычурные платья остались висеть на плечиках в шкафу. Сегодня вечером Джака выступала в сливового цвета коротком плиссированном платье, украшенном крупным бисером и выгодно подчеркивающем ее фигуру. Пад посвятил сутки усиленному преданию презентабельного вида своему заведению. Пауки и крысы были выдворены прочь, полы вымыты, стаканы сияли чистотой, а в кладовке на крупных кусках льда ждало своего часа дорогое шампанское. Старки-ветеран также решил придать себе лоска, почистив зубы.
Вечером же представление началось. Когда все гости наполнили, осушили и вновь наполнили свои бокалы, уселись и приготовились ждать, Джака вышла на сцену паба и принялась танцевать. И хотя в маленьком заведении собралось всего пять человек, крыша его периодически подпрыгивала от громких, дружных и восхищенных аплодисментов…

 Восхитительный в контексте всей серии номер. Последний по-настоящему счастливый день в жизни всех, кто собрался тем вечером в пабе. К этому действу, танцу Джаки я имею в виду, в некотором роде вели все события арка. Он должен был означать лишь начало перемен к лучшему: Джака всегда говорила, что там, где она танцевала, народ всегда водился. Вот и сейчас она надеялась, что старик-ветеран разнесет славу о ней по всей округе. А потом в бар потянуться люди с деньгами, Пад будет счастлив, имея клиентуру, а она будет счастлива, потому что у ее танца появятся почитатели. К сожалению, о пабе Уизерса действительно узнали (не без помощи Оскара, полагаю, но это отдельная тема для разговора)…

Выпуск является нарезкой мелких событий, сцен и диалогов, чередующихся с такими же небольшими зарисовками, происходящими на Вечернем Выступлении. Несмотря на то что Сим схитрил, не показав нам танец Джаки должным образом, мы можем оценить теплую и дружную атмосферу вечера, равно как и талант танцовщицы. Все ключевые кадры номера – страницы с крупной фигурой девушки в центре и мелкой суетой на периферии. Последняя из них – крупный план танцующей Джаки  - безусловно, один из лучших кадров в серии и шедевр сам по себе. Нелинейный рассказ о судьбе вечера не выглядит набором случайных сцен и не оставляет читателя скучать. Очень много всего рассказывается в диалогах Оскара, Рика и Джаки. Вернулись даже страницы «Истории Джаки», написанные Оскаром (и самые смешные из всех опубликованных).

Мне очень жаль, что JAKA’S STORY заканчивается, что привычный и любимый мир на краю горы скоро перестанет существовать. Всего шестнадцать выпусков понадобилось Дейву и Герхарду, чтобы превратить сумбурный философский ужас в самый душевный комикс в мире. Но арк никогда бы не запомнился читателям сильнее, не будь в нем последующих номеров.

Ладно, пока не будем о грустном. Номер полон шуток, больших и маленьких, на создание которых ушла масса времени (описание ужина юной Джаки) и не очень (процесс наливания Оскару шампанского). Словно готовя читателя к неизбежному их исчезновению, Сим строит повествование только на приятных, милых и забавных сценах. Франт Оскар и модница Джака, выбирающие платья – одна из лучших, имеющихся в номере.

Сим и Герхард внесли каждый свою лепту в чудную атмосферу выпуска. Помощник Сима колдовал над бэкграундами в иллюстрациях «Истории Джаки», рисуя ампир и богатые драпировки. Сам же Дейв сделал все возможное, чтобы передать пластику Джаки в статике и показать, как же ослепительно она красива. Недаром говорят, что к моменту создания этого арка Сим уже ни в чем не уступал крупным художникам-мастерам. Все  же, что касается красивых женщин и их поведения, Сим после создания этого выпуска возводил в абсолют, выдав в начале нулевых годов glamourpuss, ломящийся от роскошно нарисованных моделей. Только если там изображения женщин можно было спутать с фотографиями, образ Джаки, сильно стилизованный, излучает жизнь и желание жить. Вообще, образ главной героини уже, кажется, не может быть полнее – его освещению Сим уделил так много времени, что танцовщица на данный момент является самой правдоподобной героиней CEREBUS.


Ок, оставим же пьяную и веселую компанию в покое. У них есть еще немного времени, чтобы отгородиться от будущего бокалом с крепким напитком и вдоволь аплодировать самой красивой танцовщице в Эстаркионе…

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...