воскресенье, 28 февраля 2016 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 134 - ISSUE 134


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 134

 ISSUE 134 – JAKA’S STORY 21

… Это история Джаки…

-       Итак…
Манера миссис Тэттчер говорить нервировала Джаку. Старая женщина чеканила слова, как гравер-эпилептик. Ее речь состояла из разнообразных пауз, выделений отдельных слов интонацией и покрикиваний, а произносилось это все всеми возможными оттенками менторского тона.
-       Перво-наперво, - начала миссис Тэттчер, - нам нужно письменное подтверждение совершения НЕПРАВИЛЬНОГО ДЕЙСТВА. – Она положила на деревянный столик какую-то бумагу и продолжила. – Просто подпиши здесь, в уголке.
-       Здесь написано, что танцевать – это плохо. – Джака покосилась на заостренный нос владелицы белого кабинета.
-       В е е е е р н о, моя дорогая. – осклабилась старушка.
-       Но я не верю в это…
-       Веришь ты в это или НЕТ, несущественно, дорогая. ЭТО ЕСТЬ ПРАВДА. ТАНЦЕВАТЬ – ПЛОХО. – Тоном знающего все на свете человека произнесла миссис Тэттчер.
-       Это запрещено, я знаю… - вновь попыталась объяснить Джака.
-       КОНЕЧНО, это запрещено. ВСЕ, что является ПЛОХИМ, з а п р е щ е н о.
-       Но я не вижу что в этом плохого?
-       Это П Л О Х О, потому что танец возбуждает в мужчинах ПЛОТСКИЙ  ИНТЕРЕС. – Ледяным тоном ответила мисс Тэттчер, помахивая своим напоминающим сталактит носом в нескольких сантиметрах от лица Джаки. Та невольно попятилась, боясь, что старуха уколет ее им точно иглой.
«Да что ты можешь знать о мужчинах», - подумала Джака. «Что они стороняться тебя, если им дороги свои глаза?».
-       Миссис Нэш, ЧТО делают мужчины, когда в них пробужден  ПЛОТСКИЙ ИНТЕРЕС?
Джака молчала.
-       Они НАСИЛЬНИЧАЮТ. – Последнее слово старушка произнесла с отвращением.
Джака молчала.
-       Неправда ли? – продолжала настоятельница, косясь на сложившую руки на груди Джаку.
Та в очередной раз промолчала, но взгляд так и не отвела. Тогда миссисс Тэттчер пошла в наступление…

О, я понял, что задумал Дэйв. Я уже не помню где услышал это впервые, но вопрос «будете ли вы продолжать заниматься творчеством, если завтра оно станет незаконным?» артистам задают много раз. Это нечто вроде лакмусовой бумажки, определяющей, насколько преданы вы своему делу. Сим, как я понял, взял его за основу при создании всей JAKA’S STORY. Написанная Оскаром «История Джаки» описывает в подробностях как маленькая девочка открыла для себя свое предназначение. Танец был и является для Джаки главной страстью. Теперь же киринисты запрещают его, основываясь, как и всякие радикалы, на какой-то ерунде, прикрываясь нравственностью и скудным религиозным символизмом. Это нелегкое испытание для женщины, явно не желающей сдаваться только потому, что ей так сказали. Тэттчер всячески пытается донести до танцовщицы, что ее действия аморальны. К тому же ответственность за смерть Пада в силу извращенной логики киринистов тоже лежит на ней. Из разговора Тэттчер и Джаки мы выносим лишь одно знание: киринисты - глубоко нездоровое общество, явно обещающее устроить Эстаркиону веселую жизнь.

Мисс Тэттчер является главной героиней этого номера. Сим справился с задачей через персонажа показать нам идеологию. Старушка-настоятельница обладает логикой бухгалтера-фашиста и нравственностью монахини. Ее тезисы Джаке (и нам) кажутся бессмысленными и построенными на непонятных моральных ограничениях, в то время как сама миссис Тэттчер в них твердо и неустанно верит.

То, как изображена речь старушки – повод рассказать о переосмыслении Симим «пузырей с текстом». Начиная с этого номера и дальше они перестали нести основную свою функцию – передачу текстовой информации. Симу, скорее всего, пришло на ум, что они являются самой неказистой частью комикса, самой устоявшейся, неизменной. И он решил их изменить. В RICK’S STORY текст уже стал частью арта. Сейчас мы наблюдаем за тем, как «пузыри» понемногу начинают мутировать. Меняется их форма, отражающая тон говорящего. Меняется текст в них. Он теперь не всегда выполнен единым шрифтом: буквы меняются в размерах и образуют геометрические фигуры, текст бывает подчеркнут, зачеркнут или же даже стилизован – в слове «death» здесь буква «а» заменена на изображение черепа. Теперь утилитарные по своему назначению фрагменты комикса начинают вступать в связь с артом, став в итоге его неотъемлемой частью. Даже сейчас адаптировать комикс под другой медиум невозможно – будет потеряна одна из составляющих.

Смирится ли Джака со своим незавидным положением? Узнаем завтра…


ELEPHANTMEN


ELEPHANTMEN

Классный техно-нуар, переходящий в неплохой «сай-фай», не теряя по пути ни привлекательности, ни задора. Для идеолога проекта, Ричарда Старкингса, эта серия стала своеобразным дебютов в комиксах, так что все плюсы и минусы проекта проистекают как раз из того факта, что ELEPHANTMEN является первой сценарной работой такого масштаба для ее автора. Старкингс удивительно хорошо знает, чего хочет от серии сам, и что нужно дать публике для того, чтобы Image не сворачивала твой онгоинг уже лет десять. Но и безупречным комикс назвать нельзя, хотя об этом ниже.

Итак, ELEPHANTMEN. В далеком-далеком будущем, напоминающем рай и одновременно утопию консьюмериста, случилась война. Китай создал хитрый вирус, умеющий мигом превращать людей в нечто, растущее под ободком давно немытого унитаза, после чего распространил заразу над Европой. Три миллиарда людей умерли, а правительство США для достижения «благих» целей (читай: добивания раненых) создало генетических мутантов Элефантменов – гибридов человека и животного. Прямоходящих носорогов и слонов отправили на Елисейские поля крошить людей. После окончания войны мутантов держали взаперти в сверхсекретном бункере. В один прекрасный день разумным гибридам была объявлена амнистия и тысячи химер обрели свободу. Сюжет серии концентрируется на описании будней горстки особо примечательных Элефантменов.

Старкингс, к его чести, придумал нереально запутанный сюжет, длящийся всю серию, поэтому новые его подробности появляются и в сороковом и даже в шестидесятом номере. Интереснее всего серия выглядит в начале, смахивая на причудливый гибрид «Бегущего по лезвию бритвы» и программы «В мире животных». Слоны и носороги работают детективами, убивают роботов и крутят романтические отношения с женщинами, обладающими пропорциями Петы Дженсен. Здесь есть все, что поклонник крутого детектива может ждать от жанра, выпестованного Чандлером, Хэмметом и Кейном: коррумпированная верхушка правительства; таинственные миллиардеры; роковые женщины с таким количеством скелетов в шкафу, что из их останков можно собрать вполне сносный макет стегозавра. Старший брат крепко держит за руку брата младшего – нео-нуар здесь также есть, но чуть менее заметен. За буднями сотрудников агентства, в котором работают главные герои, наблюдаешь с любопытством, погружаясь в достоверно написанный мир будущего. Параллельно Старкингс описывает общие концепты серии, большая часть из которых не гениальные, но идеально подходящие для комиксов как жанра. В какой-то момент серия прощается с детективными корнями, превращаясь в научную фантастику, проникнутую идеями о гуманизме. Это, на мой взгляд, огромная ошибка, так как вся уникальность серии мигом испаряется. Впрочем, крепкий сюжет все еще способен удержать читателя одними лишь своими поворотами.

Навряд ли можно сказать, что герои серии хорошо прописаны. Они есть, они разные, они периодически роняют мощные фразы и дерутся с аллигаторами. На этом все. Это не минус, но, если отбросить их весьма экзотический внешний вид, ничем они не запоминаются.

Комикс берет другим. У него пленительная атмосфера нового, свежего приключения, бесконечного и непредсказуемого. Каст персонажей всегда умудряется вляпаться в интересные события (которые всегда связаны между собой, хоть этого может быть и не видно), выйти победителем из схваток, прожить еще один день в загадочном и непонятном мире 2226 года. Из множества мелочей складывается профайл нашего будущего, жестокого и нелицеприятного.

Старкингс к тому же активно экспериментирует со сценарием как формой, то упоминая в качестве соавтора Бога, то вплетая в историю сказку-притчу, выполненную совершенно ином визуальном стиле. Творческие эксперименты, опять же, сходят на нет выпуску к сороковому, а жаль, ведь разнородность серии была ее достоянием.

Как уже говорилось выше, дебют Ричарда удался. Но и у него есть проблемы. Некоторые выпуски кажутся слишком изолированными, обрывочными, не играющими роли в сюжете и просто ненужными.  Их очень мало, штуки четыре, но они есть. Не идет на пользу чтению и одержимость сценариста пересказом сюжета: серьезно, если вы не найдете по пять упоминаний уже виденных вами событий в очередном номере, что-то пошло не так, и, скорее всего, вы читаете совсем другой комикс. Сноски, отсылающие к сюжету прошлых выпусков, украшают большинство страниц каждого выпуска серии. Я бы предпочел, чтобы Ричард перестал считать меня человеком с памятью, как у золотой рыбки. И самый печальный факт: непозволительное количество выпусков написано в виде монолога.  Это выглядит до жути неестественно, особенно когда предпосылок к такому поведению у персонажей нет. В серии есть страннейшие выпуски, когда все тридцать страниц ведется непрерывный монолог одного героя пока остальные бездействуют и не перебивают его. Я знаю, что монолог можно оформить интересно, какой бы длины он ни был. А вот Старкингс об этом не ведает. Читатель начинает видеть силуэт творца за кулисами слишком явственно, когда его заставляют так долго слушать тираду сценариста.

Еще одним странным авторским решением было включение в серию только определенный тип женщин – такого, что в природе почти не встречается. Абсолютно все представительницы прекрасного пола в комиксе не только внешним видом напоминают колбу, которую выдул страдающий икотой стеклодув (слишком много выпуклостей!), но и одеты они в нечто, что с натяжкой можно назвать половиной прозрачной занавески. Нет, я не против дозы эротики в моих комиксах, нет! Но она должна быть уместной. В ELEPHANTMEN есть героиня, являющаяся неким послом мира – умной, образованной, заботящейся о высшем благе. Она складно говорит и стремиться помочь воцариться миру между гибридами и людьми. Но она делает это, будучи наряжена в нелепые платья, столь открытые, что они напоминают неправильно носимый шарф! И так выглядит каждая героиня. Логика подсказывает, что сильная и независимая офицер полиции должна носить бронежилет, а не облачение Эрики Элениак из всем известной сцены «с тортом» из фильма «В осаде». Но нет, и она, и водитель скоростного такси выглядят чем-то средним между стриптизершами и косплеершами. Впрочем, еще не была создана история, уничтожить которую способны принимающие в ней участие красивые и полуобнаженные женщины.

 Несомненным же успехом ELEPHANTMEN можно считать арт. Все, что Старкингс не может выразить через сценарий, получается у его соавторов. Феноменальные панорамы утопии будущего, на которых разворачивается действие комикса, рисовали отличные художники. Бу Кук, Брендон Грэм, Ладронн, Мериан Чёрчленд, Алекс Меделлин, Моритат, Крис Бернэм, Шейки Кейн – всех не упомнишь. Именно художники оживляли ELEPHANTMEN, рисуя задумчивых, печальных животных, на чьих мордах были выражены все их переживания, или, например, городские кварталы местного Чайнатауна, овитые неоном и пороком. Большую часть серии арт у комикса очень детальный, что только усиливает впечатление. До Ладрона с его маниакальной одержимостью мелочами остальные авторы не дотягивают, зато тот же Меделлин вполне способен выдать раз в месяц эпической красоты снимок лунной базы. ELEPHANTMEN – нечто вроде совместной вселенной, созданной руками двух дюжин художников, что позволяет оценить разнообразие мира серии. Это по-настоящему разный комикс, разный в плане дизайна, разный в плане графики. К этому не сразу привыкаешь, зато, потом чувствуешь себя избалованным, садясь за серию с единым оформителем. В целом, всем соавторам ELEPHANTMEN удалось избежать ненужных визуальных клише, оставив нужные (так, серого цвета в комиксе мало, а слонов в длинных плащах много), ну, и, конечно, повеселились все знатно. Рисовать мир, придуманный Старкингсом, это не потеть над очередным комикс-фастфудом. Видно, как даже опытные авторы развлекались, отдаваясь процессу создания красивых панелей для серии.


Мелкие недостатки не могут скрыть величия этого комикса. ELEPHNTMEN самобытен, красив, интересен. Концептуально это один из самых заманчивых комиксов современности.

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...