понедельник, 7 марта 2016 г.

СEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 142 - ISSUE 142


YEAR OF THE AARDVARK, DAY 142

 ISSUE 142 – MELMOTH THREE

На белый мрамор ложились густые черные тени. Осеннее солнце, точно задымленный брильянт, тускло освещало последнее пристанище самых выдающихся горожан Айста – кладбище Пер-Лашез. Вдоль тропинок его, огороженных живой изгородью, ходил друг Поэта
В городе мертвых царила тишина, дарящая умиротворение.
Черные силуэты деревьев, сбросивших листву, перемежались с памятниками. Двери фамильных склепов скрипели, издавая протяжные стоны. Вытесанные скульпторами каменные ангелы складывали руки в молитвенном жесте, а по серым их крыльям стекали капли выпавшего прошлой ночью дождя. Чересполосица крестов простиралась во всех направлениях. Надгробия от скромных до помпезных, в два метра высоту и украшенных целым созвездием завитушек, делили меж собой пространство, увязая иногда в пожухшей траве. Время стирало высеченные эпитафии одну букву за другой, шлифуя камень. Редкими вспышками цвета среди серой массы камня выделялись начавшие увядать букеты, принесенные кем-то из скорбящих. Пахло лепестками роз, черемухой и свежестью...

Оскар с каждым своим новым появлением увядает. Он уже не покидает номера своего отеля, принимая в нем врачей, друзей и коллег. К диагнозу своему Оскар безынтересен, но всецело, если судить по описаниям друга Оскара, Робби Росса, поглощен идеей смерти. Поэт даже интересуется, выбрали ли ему место на кладбище, а также сочиняет собственную эпитафию.

Сон Оскара и его изображение Симом является ключевой сценой номера, небогатого на события. Серебас все еще в коме, пусть именно сейчас и показан его постепенный выход из нее. Принцы Киф и Мик на несколько мгновений появляются, щеголяя новыми стрижками по уставу, а затем исчезают, не привнося в комикс ничего. Сон Оскара повествует об «ужине мертвецов», на котором вопреки собственному желанию довелось присутствовать поэту. Изображен пир как каскад мрачных личностей, сидящих вдоль стола. Пронизанная готической атмосферой панорама включает в себя и Оскара настоящего, нарисованного в профиль и как бы дополняющего дурное знамение. Неотвратимость смерти вообще является основной темой MELMOTH, выраженной как раз в таких вот панелях. Смерть и, пожалуй, траур. Повествование Росса, легшее в основу этого сюжетного арка, по большей части лишено эмоций, в то время как Сим одержим их демонстрацией.

Но необходимость иллюстрировать чужое, по сути, повествование накладывает и свои ограничения. Сцен с Оскаром здесь совсем немного, ведь письма Росса, легшие в основу центрального сюжета арка, не охватывают нужный Симу промежуток времени. Отсюда и наполнение комикса ненужными, затянутыми, проходными эпизодами. Возможности показать нам центрального персонажа, занимающегося подходящими для героя делами, тоже нет: коматозный трубкозуб сейчас лишь начинает подавать признаки жизни. Роль основных действующих лиц берут на себя второстепенные герои, а они, при всех своих достоинствах, не зря не произведены в ранг повыше.

В целом MELMOTH полон фатализма, и чем дальше, тем тяжелее для его героев становится не впасть в депрессию. Нам же, читателям, также выпадает честь любоваться жуткой картиной ухода человека из жизни, увидеть все стадии отрицания ситуации от гнева до принятия. Это непохоже на привычный опыт чтения комиксов. Нет центральных героев, нет броских диалогов, нет того ощущения эскапизма. Все, что дает нам Сим – давящий, трагический, ужасный в своем естестве рассказ о смерти. Будничная трагедия. Полное отсутствие романтизирования этого печального события. Осознание того, что должно произойти с Оскаром, снизошло на всех его друзей. Теперь они, как и мы, лишь коротают время, ожидая неизбежного.


Завтра рассказ об Оскаре продолжится…

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...