понедельник, 22 мая 2017 г.

A BRIEF HISTORY OF NATIONAL LAMPOON



«ЕСЛИ ВЫ НЕ ПРОЧИТАЕТЕ ЭТУ СТАЬЮ, Я УБЬЮ ЭТУ СОБАКУ» ИЛИ ИСТОРИЯ NATIONAL LAMPOON



«Агрессивный и смешной – NATIONAL LAMPOON создавался гениями»*


 *так никогда не отзывался о журнале Time.



«Несравненный NATIONAL LAMPOON ответственен за облик нашего поколения»*

 *уж точно не говорил никто из New Yorker.



«Турбинные лопаточки сделаны из тугоплавкого дудония, что позволяет им выдерживать невиданные доселе нагрузки»*


*информирует нас журнал «Радость турбиностроения», цитата из которого мало того что не существует, так еще и к делу не относится.



Итак, если все эти цитаты фейковые, то чем был ныне покойный NATIONAL LAMPOON на самом деле? Кузницей талантов, один за другим покинувших стремительно погружающееся в болото посредственности судно юмора? Принципиально новым изданием, отличающихся от других подачей материалов? Жутко циничным и в то же время правдивым журналом, ставшим культовым слишком быстро?

Все так. LAMPOON, как и подобает всему хорошему на земле включая оргазмы и молодость, длился недолго. После первого пробного года существования, когда дуэт основателей нащупывал почву под ногами и проверял на прочность границы дозволенного, для NATIONAL LAMPOON настал «золотой век», пролившийся всего четыре года. С 1971 по 1975 год журнал был на пике формы, фонтанируя абсурдным и нарочито издевательским контентом. После небольших кадровых перестановок и массового оттока талантов в 1975 году журнал начал хиреть. Алкоголь, наркотики, атмосфера вседозволенности, намертво прилипшая к пропитанным никотином стенам редакции журнала, привлекали многих авторов, хотя вторая половина семидесятых годов для LAMPOON была подобна старости – времени, когда тебе нужно функционировать, но делать это под неустанным взором сгорбленной фигуры в черном, сжимающей косу и стоящей у тебя за спиной, демонстративно показывающей на наручные часы. Бешено популярный журнал не был отменен и в восьмидесятые, когда его ребрендировали, сделав основой материалов не завуалированную сатиру и меткий юмор, а определенные анатомические особенности женского пола. Так он прожил еще полтора десятилетия, пока наконец не умер, стершись мигом из памяти.

Некая доля иронии кроется в том факте, что неполиткорректный, язвительный, грубый, абсурдный и сюрреалистический журнал NATIONAL LAMPOON основали двое выходцев из Гарварда, чаще всего ассоциирующегося с пиджаками с заплатками на локтях, курительными трубками и умными молодыми людьми, столь далекими от сочинения, например, фейковых дневников Че Гевары («15 декабря – дождь. 16 декабря – дождь. 17 декабря – дождь. 18 декабря – Наша первая потеря. Камба как обычно заснул на посту с открытым ртом и утонул»). Однако, так все и было.

Даг Кенни.

Генри Бирд.


Даг Кенни и Генри Бирд начинали еще в HARVARD LAMPOON – университетском журнале, который сам по себе ничем выдающимся не был. Друзья публиковали в журнале пародии на Time и Life, писали куда более интеллектуальные шутки, чем могли понять студенты, и мечтали о чем-то большем. В 1969 году они написали письмо Джону Толкиену с просьбой дать им возможность создать пародию на «Властелин Колец». Толкиен лично ответил двум студентам, сказав, что ничего против этой затеи не имеет. Так появился BORED OF THE RINGS, переведенный на несколько языков, включая русский.

Пародирование Life и Time в HARVARD LAMPOON вдохновило Бирда и Кенни на создание собственного журнала. Детали того, как NL был основан чрезвычайно скучны и развлекательной ценности не имеют, поэтому вот вам фото Гитлера, живущего в мире и гармонии на одном из полинезийских островов.



Важно другое – журнал был основан, а его первый номер вышел в октябре 1970 года. Никто не мог понять, как на него реагировать, поскольку созданный двумя гарвардцами журнал существенно отличался от того же MAD, TRUMP, PLAYBOY, HUMBUG и вообще любой печатной прессы. Смешным он был с самого начала, но вот юмор в нем крылся глубоко, а каждый читатель просто обязан был подготовится перед его прочтением: надеть несуществующую каску, взять в руки несуществующий отбойный молоток для извлечения юмора и отправится в забой, добывая сатиру и пародию из недр журнальных статей. Быстро набравшие команду первоклассных авторов Бирд и Кенни вскоре могли позволить публиковать и более очевидные материалы, но поначалу подход редакторов к подаче материала мог свою аудиторию и отпугнуть.

Читая ранние выпуски NL стоит помнить, что они были созданы двумя совершенно разными людьми – гипер-экстравертом Дагом, страдающим тягой к лицедейству во всех его проявлениях, любителю абсурда и нароктиков, интеллектуала и трудоголика, и Генри, который всегда был спокоен и сосредоточен, обладал феноменальным стилем изложения, досконально знал юриспруденцию и, например, латынь, и даже бороды не носил, считая, что, пожелай он ее отпустить, это будет «сквернейшей шуткой над естеством» (цитата неточная, но идеально описывающая головоустройство Генри Бирда).

Огонь и лед, масло и лед, любая другая субстанция и лед – вам должно быть понятно, что партнерство столь разных людей просто обязано было быть обречено на провал. Тем не менее LAMPOON от такого нехарактерного соседства двух темпераментов только выиграл: в нем бок о бок существовали самые разные типы статей, причем рядом с высоколобым юмором всегда соседствовал такой себе простой и несколько юродивый. Юмор в журнале никогда не существовал в единой плоскости, а редакторы просто не позволяли авторам придерживаться табу. Поэтому если вы хотите увидеть больше фасетов юмора, чем есть у хронододэкаэда и вообще посмотреть, как можно даже от природы несмешные, ассоциирующиеся с ужасом и отвращением вещи делать истерически смешными, добро пожаловать в NL.

Представьте себе стол, на котором стоят множество роскошных блюд. Соседствуют друг с другом жареные поросята, жаворонки под сливочным соусом, паштет из поджелудочной сипухи, острый козий сыр и все в таком духе. Теперь представьте себе, что кем-то неопрятным и оставившим отпечатки грязных пальцев на хрустале, на самом краю стола была поставлена креманка с чем-то зеленым, источающим запах керосина и выглядящим как образец мокроты, взятой у Лизуна из фильма «Охотники за привидениями». Вот так по сравнению с конкурентами выглядел NATIONAL LAMPOON в первые несколько месяцев своего существования. Арт-дирекшеном журнала занимались хиппи, а хиппи, как известно, ни на что не годны. В ноябре к Дагу и Генри присоединился Майкл Гросс, и дело пошло. Возвращаясь к кулинарной метафоре – журнал стал выглядеть как трехъярусный торт, из которого потом еще и выпрыгивали стриптизерша, единственной одеждой которой служили взбитые сливки. А еще она держала в руках марочный виски. И выглядела как ваша любимая порнозвезда.





Почти сразу же за Гроссом были наняты ключевые сценаристы и художники, и случилось чудо. Тесно сотрудничая, команда авторов сумела вознести LAMPOON на недосягаемую высоту. Прелестью издания были чудовищной силы сатирические материалы, опубликовать которые (перед этим, конечно, приведя их в порядок дабы не шокировать почтенную публику) не постыдились бы и именитые журналы, соседствующие с откровенно дурацкими рисунками, комиксами, выдуманной рекламой и прочим. Чтение NATIONAL LAMPOON напоминало изучение подлинника «Моны Лизы» - этих ее неотрывно следящих за тобой глаз, таинственной улыбки и сфумато, кракелюр и прочего – к которому кто-то очень криво пририсовал пару сисек и подписал @Daemon666@ #ThugLife. Кровью и плотью журнала были длинные статьи и рассказы, часто написанные самыми уважаемыми авторами, а мелкие статьи и материалы, рисунки и прочее служили дополнением.





А что это были за статьи! LAMPOON безжалостно критиковал Америку, втянутую в очередную войну, консьюмеризм, семейные ценности, религию, женоненавистничество, конформизм и прочее, оборачивая молот сатиры в тончайший шелк стилистики. Фантазии сценаристов можно было только позавидовать, настолько необычной была подача некоторых статей. Лучшие за всю историю NL вещи были написаны как угодно, но только не в лоб. Потрясающий по глубине иронии и абсолютно душераздирающий «Vietnamise Baby Book» был и остается лучшей критикой войны, какую я только имел честь читать. Майкл ОДонахью придумал и написал что-то вроде обычного дневника новорожденного, который есть у каждой матери на земле, но только эта книга была посвящена вьетнамскому ребенку, а поэтому в ней были главы «первое ранение ребенка», «отпечаток ручки ребенка» (а он тут был крошечный и четырехпалый), и «дата первой смерти ребенка» (малыш прожил всего полтора года), а венчалось все кошмарной не до конца заполненной таблицей веса ребенка, где записи матери прекращаются после отметки «один год». Статьи подобно этой не были редкостью. Тот же ОДонахью, один из ключевых авторов NL, писал по подобной статье раз в месяц. А чтобы читатели ненароком не вскрыли вены от столь депрессивной правды, множество остальных сценаристов создавали свои материалы в юмористической форме. Публиковались статьи, построенные на игре слов (Joys of Wife Tasting – пародия на винных критиков, посвященная куннилингусу); дадаистский юмор; абсолютно адовые пьесы (Джон Уидман (тот самый, который выиграл кучу «Эмми» за Sesame Street, ага) написал Bunker, рассказывающую о последних часах Рональда Рейгана, развязавшего Третью Мировую. Пьеса открывалась фразой «место действия – мы внутри задницы Рональда Рейгана»); псевдо-статьи, среди которых далеко не последнее место занимает «Кодекс Хаммурапи» с его могучими изречениями типа «Если сват живет под крышей его, и не утруждает себя работой и ее поисками, после четырех лет он может быть приравнен к мебели и продан»; удивительно сюрреалистические, но очень хорошо написанные рассказы Криса Миллера и прочее.


Со временем весь средний материал из NATIONAL LAMPOON вытеснили собой первоклассные художники, обращающиеся в журнал «потому что, как мы слышали, вы тут публикуете абсолютно все, а у нас полно забракованных стрипов». Рик Мейерович, Сэм Гросс, Арнольд Рот, Чарльз Родригес Гэхэн Уилсон, Эд Субицки, Стэн Мэк, М.К. Браун годами рисовали свои феноменальные стрипы - кто мрачные, кто веселые, кто странные, кто эклектичные, кто вопиюще не похожие на все остальное.



Дизайнеры не отставали от своих коллег. Считающаяся одной из величайших обложек в истории также принадлежит NATIONAL LAMPOON. Вот она, четко запечатлевшая в себе дух журнала. Внутри журнал выглядел не хуже, радуя того маленького внутреннего эстета, живущего в каждом из нас.

Как уже было упомянуто, LAMPOON привлекал к себе молодых писателей и дизайнеров, пленяя их своей атмосферой. Большая часть основного костяка авторов была эксцентриками, обожающими веселье и дурь. Когда услышавшие о славе NL люди приходили в офис журнала и приносили свое портфолио, Даг Кенни вместо этого задавал им три вопроса – «можете ли вы достать наркотики?», «можете ли вы достать красивых женщин?», и «можете ли вы найти нам место, где мы могли бы оттянуться с наркотиками и красивыми женщинами?». Если ответ «да» следовал на все три вопроса, Кенни считал новичка полностью готовым для работы в коллективе. Даг любил веселье больше других членов редакции, а в последние годы перед смертью даже на деловые встречи приходил с личным драгдиллером, но после шутливой инициации портфолио авторов обычно смотрел более адекватный Генри. С деньгами у LAMPOON всегда было стабильно плохо, поэтому редко кому платили хорошо, хотя почти все авторы и так были счастливы получать зарплату за свои произведения, никогда не увидевшие свет, не будь они опубликованы в журнале.

Секрет высокого качества статей в «золотой» век LAMPOON, кажется, был скрыт на дне стакана, виднеясь между пивной пеной или таящими кубиками льда. Все авторы тесно сотрудничали друг с другом, подпитывая коллег энергией и креативом. А происходил обмен идеями обычно в баре, куда вся редакция журнала ходила каждый вечер после работы. Посиделки лампуновцев напоминали порой оргию гедонистов своим размахом, но свои плоды давали исправно. Ни одна статья в журнале не походила на творчество, поставленное на поток.  Кенни, Бирд и другие постоянно искали новые источники вдохновения, очень много работали, стараясь не ориентироваться на уже заданные стандарты, а создавать нечто новое.

Структурно журнал был изменчив, как настроение мужчины, которому жена в течение полугода подсыпала в кофе эстроген. Ключевые темы и рублики, впрочем, присутствовали почти в каждом номере. Сейчас на примере самого известного и одного из самых качественных выпусков, датированных январем 1973 года, мы  посмотрим на содержание NATIONAL LAMPOON.

Итак, обложка. Культовый кавер с псом, считающийся шедевром дизайна и верхом маркетиновых уловок.



Именно эта обложка стала предметом скандала, поскольку якобы пропагандировала жестокое обращение с животным. В реальности забавному черно-белому псу, конечно, ничто не угрожало, а нужной реакции от него добились многократно взводя курок. Обложки у LAMPOON были самые разные, варьирующиеся от полотен Френка Фразетты до фирменных шокирующих снимков , призванных испытать гадливость, возбуждение или смех, а иногда все вместе. Фантазия фотографов и диазйнеров журнала породила множество гениальнейших каверов, десять из которых я привожу ниже.












После нескольких страниц выдуманной или настоящей рекламы следовало обращение редактора к читателям. Чаще всего им было упражнение в остроумии, не имеющее общего с содержанием журнала



После этого следовали письма от читателей, которые авторы NATIONAL LAMPOON всегда писали сами себе, справедливо считая, что никто, кроме них с задачей писать смешную корреспонденцию не справится. Письма эти запросто можно было издать отдельным томом, ибо их направленность, стилистика и темы даже в пределах одного номера очень сильно разнились. Лишь малая толика писем была похожа на плод умственного труда уравновешенного человека  - большая их часть была написана эксгибиционистами, сумасшедшими, эксцентриками, маньяками и буйнопомешанными. Стремясь выжать из шутки максимум, Даг Кенни, который в первые несколько лет существования журнала был ответственен за написание рубрики, сочинял вымышленным фанатам нелепые имена, равно как и выдумывал им совершенно дикие места проживания (будущее/дно болота/Нарния).



Где-то в недрах журнала часто бывал скрыт комикс. Поскольку чем аутентичнее, тем смешнее он был, его всегда рисовали профессиональные иллюстраторы. Больше всех эпических рисованных приключений создал Нил Адамс, откровенно наслаждающийся возможностью рисовать непотребщину.





После комиксов, как правило, следовали текстовые статьи, небольшие , но стилистически безупречные. В январском номере такой была «23 способа быть грубым на похоронах человека, которого вы не любили» - нигилистическое руководство к действию, сообщающее что в числе всего прочего заставить родственников усопшего ненавидеть вас можно «сделав предложение жене умершего», «пообещать 10000$ в качестве приза тому, кто подрисует трупу лучшие усы маркером» или «заявить, что умерший был вампиром и попросить проткнуть ему сердце осиновым колом». Classy.



Если журналу везло, то к очередному сроку сдачи материалов Чарльз Родригес успевал разродиться порцией своих фирменных чернушных стрипов. Если ради чего стоило покупать LAMPOON поклонникам этой формы искусства, так это ради трудов гениального художника. Стрипы Родиргеса полюбит всякий, кто считает черный юмор нормальным и умеет находить смешное в мертвецки серьезном. Моим любимым стрипом Родригеса является «Tina’s sex phone sex service» («…Да, вы находитесь на танкере в 1400 милях от Новой Шотландии. Сигнал очень слабый, сэр. Сэр, я попробую еще раз. Сначала, я снимаю свой бюстгальтер – ДА, МОЙ БЮСТГАЛЬТЕР! ЗАТЕМ мои трусики – ЧТО? МОИ ТРУСИКИ, ДА ТРУСИКИ ЖЕ! Тимофей-Руслан-Улан-Степан-Иван-Константин-Иван, ТРУСИКИ!»), а любимым циклом иллюстраций – «Would you want your daughter to marry one?».




FOTO FUNNIES следовали далее. Рубрика была придумана Дагом Кенни, снявшемся для первых четырех-пяти ее выпусков. Не всегда смешной, это был комикс в фотографиях или разновидность фуметти. Популярностью своей рубрика была обязана тому факту, что в ней почти всегда публиковались фото голых женщин, причем даже в случае, если по задумке обнаженка в стрипе не должна была присутствовать.



В январском номере также была опубликована статья мастодонта комикс-иллюстрации Гэхэна Уилсона. Уилсон прославился как автор стрипов для PLAYBOY, но издание Хэфнера не всегда готово было публиковать обожаемые самим художником сюрреалистические зарисовки, а вот NATIONAL LAMPOON безмерно гордился возможностью их печатать.




А вот еще одна чисто лампуновская статья – Finnswake Again!. Только в этом журнале могла публиковаться пародия на Джеймса Джойса, точно соответствующая первоисточнику.



Фото-статьи публиковались в LAMPOON нечасто, зато были либо пленяющими воображение коллажами (и это в дни, когда фотошопами звались только магазины по продаже фотоинвентаря), либо простенькие в техническом плане смешилки, вроде писем детей кому-угодно. В январском номере дети писали предсмертные записки Санта Клаусу, а я же предпочитаю им статью из ранних номеров NL, где дети задавали вопрос Генриху Гиммлеру («Как у вас получается запихать столько тел в печь, а то мы даже индейку в духовку засунуть не можем?»).



Пародии на журналы следуют далее. Имея несравненно больше ресурсов в своем распоряжении, Кенни и Бирд теперь могли пародировать популярные печатные издания на совершенно ином уровне. Вы только гляньте на этот кавер PLAYDEAD! А ведь после него была опубликована статья «Трупаки Швеции», состоящая из фото голых и предположительно мертвых женщин, снятых в нарочито гламурном стиле, присущему PLAYBОY того времени. Никогда еще ваша эрекция не была столь сконфуженной.




Обычно постер месяца, занимающий две страницы, тематически всегда отличался от материалов в номере, но в январском выпуске им стала часть PLAYDEAD. Постеры NL были безупречным примером visual pun – чисто визуальной шутки. И хотя в отличие от того же PLAYBOY на них редко когда печатались голые модели, они стали таким же наследием журнала, как и абразивный юмор.



В этом номере не был опубликован по-настоящему лампуновским объемный текстовый материал, но как минимум раз в два месяца Генри, Даг, Пи Джей ОРурк, Крис Миллер, Шон Келли или Брайан МакКоннахи выдавали статью-лонгрид. Невозможно в рамках одной статьи рассказать обо всех достижениях писателей NATIONAL LAMPOON, но можно дать представление о том, каким гениальными они были. «Caked Joy Rag» Криса Миллера был напечатал в июле 1971 года, «Law of the Jungle» Генри Бирда в январе 1974, а «Just One of Those Days» ОРурка в мае 1981. Эти три статьи – каждая из которых показывала насколько велика пропасть между NATIONAL LAMPOON и другими тщетно пытающимися быть смешными журналами – характеризуют весь журнал.

Первая начинается со слов «It was three o’clock on a Sunday afternoon. I decided to beat the meat», и является рассказом подростка, обладающего выдающимся воображением (и способностью абстрагироваться). В ней рассказывается о том, как герой рассказа пытается мастурбировать, закрывшись в своей комнате, но в его эротические фантазии вторгаются звуки перепали между родителями и диалоги членов его семьи. Миллер настолько мастерски вплетает в эротический рассказ инородные элементы, что поначалу их даже не замечаешь, и только когда «сеттинг» фантазий героя сменяется, понимаешь суть рассказа.





Третья является беспрецедентным антивоенным манифестом, почитать который нужно каждому, ратующему за свободное обращение оружия. Это завернута я в нарратив «крутой прозы» сатира культуры насилия, безжалостная и выверенная до миллиметра. ОРурк рассказывает об одном дне вполне обычного офисного рабочего, только вот живет наш герой в мире, где все имеют оружие и не имеют малейшего понятия о сострадании. Соответственно все в сумасшедшем мире рассказа убивают всех по любому поводу (герой травит шестерых детей только ради того, чтобы их отец почистил ему рубашку), буднично насилуют друг друга и охотятся на таксистов при помощи авиаударов. За жесткими и неприглядными сценами проглядывает, мерзко ухмыляясь, тончайшая сатира на современный образ жизни, а при желании в творении ОРурка можно усмотреть еще с пяток смыслов и подтекстов.



Вторая вообще плохо поддается пересказу и часто считается лучшим опубликованным в журнале текстом. Это и анти-юмор, и сатира, и прикидывающееся легальным документом произведение. Подлинный шедевр.



Вот такого рода вещи печатались в журнале, а дополняли из миллион других, плохо поддающихся классификации. О них вам придется узнать самим, а я перехожу к рассказу о культурном наследии журнала и его спин-оффах.

Но имя LAMPOON ассоциируется ведь не только с журналом, верно? Это медиа-империя, построенная на костях печатного издания, похороненная под собственным весом. Начиналось все довольно безобидно – Тони Хендра и Майкл ОДонахью однажды решили, что неплохо было бы записать музыкальный альбом. Так на свет появился «Nationat Lampoon Radio Dinner», ничем по части юмора не уступающий своему журнальному воплощению. В нем, например, была идеальная пародия на песни Джона Леннона, в которой сам музыкант в характерной для себя манере (и до дрожи узнаваемым голосом) очень смешно материл своих коллег по BEATLES. За этим альбомом последовал следующий, изначально запланированный как пародия на легендарный Вудсток. Однако вместо этого Хендра и продюсеры решили создать настоящую музыкальную группу LEMMINGS, состоящую из комиков, умеющих петь и играть на музыкальных инструментах, а после записать пару живых выступлений этого «пре-Spinal Tap” коллектива и сделать на их основе новый альбом. Если бы Кенни и Бирд знали, чем окончится это предприятие, они бы убили Хендру и похоронили его тело где-нибудь в пустыне.





Комиков в Америке полно – с их развитой стэнд-ап культурой тысячи молодых людей ежегодно пытаются стать конкурентами Луису Си Кею, шутят несмешные шутки и стремительно несутся по дороге жизни к той черте, за которой их ожидает только ипотека и алкоголизм без намека на славу, шлюх и материальное вознаграждение. Но комиков, умеющих и шутить, и петь наберется немного. Тех, которые еще и играют на музыкальных инструментах можно пересчитать по пальцам одной руки, принадлежащей черепашке-ниндзя. И все же Хендра нашел группу перспективных молодых людей, готовых выступать под знаменем LAMPOON.

Угадайте, кто был среди них? Ну же, угадайте! Нет, не трехгрудая марсианка из «Вспомнить все». Почему вообще вы о ней подумали?! Это был Джон Белуши – известный актер и комик, невероятно харизматичный, талантливый, амбициозный. А угадайте, кого еще нанял Хендра? Нет, опять же, не трехгрудую марсианку из «Вспомнить все»! Да что с вами такое?! Это был Чеви Чейз – легенда среди актеров-комиков, чьему обаянию может позавидовать Уилл Смит. Да, все верно. В 1973 году в небольшом баре можно было видеть, как на сцене стоят два культовых актера, разыгрывая смешные сценки и прикидываясь идиотами. У Чеви тогда еще была густая шевелюра, а у Джона отсутствовал хищный блеск кокаиниста в глазах.

Эта работа в свою очередь привела к тому, что Чеви, Джон и примкнувший к ним – угадайте кто? НЕТ, НЕ ТРЕХ… а впрочем мне все равно – Билл Мюррей начали выступать в программе Radio Hour, занимаясь профессиональным дуракавалянием уже в студии звукозаписи. Концертная деятельность их теперь перемежалась с работой по радио. Еще чуть позже к труппе артистов примкнул молодой и стройный Гарольд Рэмис, а шоу получило такую известность, что всех артистов, занятых в представлении, переманило к себе NBC, запустив с их участием Saturday Night Live – длящееся по сей день шоу, открывшее миру сотни талантливых актеров, режиссеров и сценаристов.

Для NATIONAL LAMPOON уход актеров не был бы трагедией, не уйди с ними часть редакторов, занимающихся выпуском журнала и правкой статей. А когда SNL начал выходить на регулярной основе, еще больше авторов подалось в телесценаристы. Внутри редакции журнала на тот момент бушевали настоящие страсти – работающие над одним изданием люди внезапно заимели колоссальное эго и теперь собачились по любому поводу, споря о малозначительных вещах. Даг Кенни в какой-то момент вообще все бросил и уехал нюхать кокаин, писать свой роман и бездельничать, оставив Бирда за главного. Тот как мог исполнял роль главного редактора, но когда Кенни, опомнившись и протрезвев, вернулся, атмосфера в NL изменилась навсегда.

Голливуд, по традиции, усугубил все еще больше. Айван Райтман в какой-то момент снял ANIMAL HOUSE с Белуши и прочими известными лампунавцами (а Кенни написал сценарий к картине), и закат журнала уже был неизбежен, точно смерть, налоги или апдейты Adobe. Слишком много усилий все ключевые люди, ответственные за выпуск журнала, теперь уделяли чему-угодно, но не выпуску NATIONAL LAMPOON.  На горизонте уже маячил потрясающий CADDYSHACK, спродюсированный впавшим в депрессию Кенни – фильм, почти полностью снятый, написанный и сыгранный людьми, чья карьера стартовала с помощью журнала.



В дальнейшем авторы NATIONAL LAMPOON станут писать Sesame Street, SNL, Simpsons, David Letterman Show и прочие столпы американской культуры, а журнал изменится.

В 1980 году Даг Кенни - страдающий от депрессии и разочарованный жизнью наркоман, прокутивший собственный талант, - умрет, поскользнувшись и упав с обрыва. Кто-то из редакции LAMPOON потом пошутит, мол «Даг поскользнулся, ища место, откуда можно спрыгнуть».

LAMPOON же продолжит жить. Он будет оставаться популярным на протяжение восьмидесятых годов, публиковать дурацкие статьи и фото обнаженных красавиц, искать новые способы рассказать старые шутки. Он уже давно станет придатком к более успешной кино-франшизе, которая в свою очередь подарит американцам несколько хороших, несколько памятных и много плохих фильмов.

В 1998 году NATINAL LAMPOON выпустит коллекционный сборник всех своих журналов на нескольких CD, благодаря чему журнал обретет бессмертие в цифровом формате. Но капризная дама Ирония и тут внесет свои коррективы: все журналы будут выпущены в формате pdf. Знаю, знаю, вы, как и я , скорее согласитесь принести в жертву младшего члена вашей семьи, чем работать с pdf-файлом в двадцать первом веке, но эта та цена, которую придется заплатить, пожелай вы приобщиться к одному из лучших юмористических журналов в мире.



А в 2015 году выйдет документальный фильм DRUNK STONED BRILLIANT DEAD, рассказывающий историю журнала и его авторов – коллекция смешных и трагичных мемуаров. Постаревшие, но не утратившие остроты ума, лампуновцы расскажут вам о своей жизни в ревущих семидесятых, поделятся шутками и историями, вспомнят коллег. Улыбнуться и взгрустнут. И мы вместе с ними.




3 комментария:

  1. Спасибо за статью!
    Но чем вам PDF не угодил? :)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, что читаете) На маке с pdf не очень удобно работать, а мне перед написанием статьи пришлось переконвертировать сто с лишним выпусков журнала из pdf в cbr. Эта процедура, видимо, и нашла отражение в тексте.

      Удалить
    2. На маке с этим форматом как раз прекрасно работать, можно печатать файл из просмотрщика в PDF, поддержка на уровне ОС.

      Удалить

Избранное сообщение

PARADISE LOST - CHAPTER 7, PART 2

Самым сюрреалистичным юмористическим стрипом того времени был Sam's Strip , который писали и рисовали Морт Уокер и Джерри Дюма...