четверг, 3 августа 2017 г.

CEREBUS. YEAR OF THE AARDVARK. DAY 155 - ISSUE 155



YEAR OF THE AARDVARK, DAY 155

 ISSUE 155 – MOTHERS AND DAUGHTERS 5

(… отколотый фрагмент каменного идола падает на пол в темном храме… десятки человек устраивают резню, упиваясь религиозным экстазом…)

Серую комету под названием Серебас поглощает черное, как деготь, море туч. На его клинке пляшут отсветы беснующихся в тяжелых облаках-темницах молний.

(… полубезумный правитель, повелевший разрушить собственный город, ожидает гостей…)

В руках у Серебаса зажата кукла Джаки. Ее набивные конечности и безрукавку трубкозуба треплет ветер.

(… трое ждут казни в присутствии палача…)

Ему не видно земли внизу. Все вокруг скрыто плотным туманом, устремляющим свои щупальца вслед за пролетевшим перепуганным существом.

(… вокруг каркаса золотого шара копошатся смертные… обычные люди воздвигают нечто, способное заставить содрогнуться самого бога…)

Серебасу тяжело дышать, его глаза слезятся, а запах озона заставляет ныть все больные зубы.

(… мужчина в черном сеет смерть… багровые пятна крови расплываются на одеждах его врагов…)

Невидимая сила притяжения кажется абсолютной. Серебас всем телом ощущает ее цепкую хватку, его словно спеленали и теперь волокут в неизвестном направлении.

(… светящийся силуэт застывшего в десяти сантиметрах от земли эльфа освещает собой тесную и темную тюремную камеру…)

Тучи расступаются, образуя тоннель, в конце которого видно что-то, отдаленно напоминающее вылепленное из мрака лицо. Серебас щуриться.

(… двое отбрасывают тень на лунную поверхность… двое спорят… двое являются одним…)

Лицо из тумана и туч становится колоссом, заполнившим собой все небо. Голос, который слышит Серебас, кажется ему знакомым:
 - Добро пожаловать в седьмую сферу, Серебас. Свинтоний По. К твоим услугам…



В прошлом выпуске Дэйв Сим в своем письме к читателям сообщил, что сам Уилл Айснер пожелал с ним сотрудничать. Вдвоем они, как позже окажется, создадут всего лишь несколько совместных иллюстраций, но все равно это событие показывает насколько перспективным автором Сим считался в начале девяностых годов. CEREBUS уже давно перестал быть комиксов в привычном понимании этого слова. Он выделялся на фоне всех серий своей самобытностью и безупречным качеством. Он уже давно не выглядел любительской серий, запущенной самоучкой. Арт в CEREBUS больше напоминал гравюры Гюстава Доре или иллюстрации британских авторов книг, создаваемые в середине восемнадцатого века. Сюжетно же серия оставляла позади вообще все комиксы, кроме работ Алана Мура, который души в ней не чаял. Айснер всегда любил профессионалов и всегда предпочитал работать с профессионалами. Нет ничего удивительного в том, что он, увидев иллюстрации Сима и Герхарда, сам предложил им сотрудничество.

В этом выпуске о многом нужно рассказать, потому что Сим – я это понял только сейчас, но лучше поздно, чем никогда – в очередной раз пробует создать новый тип нарратива, который достаточно сложно описать словами. FLIGHT – огромная панорамная мозаика, созданная из мелких фрагментов разной длинны, формы, цвета и объема. Только в этом выпуске длиной в двадцать страниц нам показывают девять сцен. Девять сюжетных линий, часть из которых стартует, часть продолжается (самая длинная, пожалуй, уходит корнями в пятый или шестой выпуск серии), часть играет важную роль только в текущем арке, часть является частью всего CEREBUS, часть завершается, а часть пока просто интригует, так как их назначение еще не понятно. Концентрация сюжета здесь превышает все разумные нормы, поэтому мы узнаем о мироустройстве комикса и сценарных способностях Сима дивные вещи. Этот арк стартовал с разуплотнения местной Смерти. Ее Сим показывал всего раз в одном из первых выпусков. Угадайте, что с ней произошло. Оказывается, ее уничтожил Судья – персонаж из люто перегруженного экспозицией и метафизикой финала CHURCH AND STATE, - который в этом номере ведет диалог с копией себя, доказывая, что Смерть не была Смертью, а лишь частью его самого, поэтому ее так просто оказалось уничтожить. Даже двойник Судьи не сразу понимает о чем идет речь, но вместе с тем объяснения имеют смысли, а заодно и проливают свет на сущность самого лунного отшельника. А помните вождя варваров из второго или третьего по счету приключения Серебаса? Его здесь тоже упоминают. Как и царя, повелевшего сто пятьдесят выпусков назад разобрать все дома в его городе и сложить из них монумент богам. Удивительно с каким мастерством Сим использует элементы собственной мифологии, созданные им самим свыше десяти лет назад и бывшие мусором, декорациями и реквизитом, при помощи которых молодой канадский художник спешил заявить миру о себе. Придать старому вид нового – вот в чем талант Сима. Ему недостаточно выписывать старых героев более комплексными, а новых перемалывать жерновами сюжета. Он постоянно смещает фокус в повествовании, позволяя нам видеть макро-панораму всего сюжета, всех нюансов, всех сцен, всех поворотов судьбы героев, всего. А еще он использует здесь, как и в ранних арках, сценарный прием под названием «ненадежный рассказчик». Обычно повествование от первого или третьего лица всегда выстроено так, чтобы у читателя не возникало лишних вопросов к рассказчику. Поскольку рассказ автора или одного из героев произведения является единственной точкой зрения, доступной для восприятия читателю, автоматически предполагается, что рассказчик излагает некую версию правды, единственного возможного развития событий. Умные писатели давно научились использовать эту условность, создавая романы, в которых рассказчик имел над читателями явное преимущество.  «Остров проклятых» Дениса Лихэйна, например, написан в такой манере, STARSTRUCK Элейн Ли/Майкла Калуты, комиксы уже упомянутого Алана Мура и так далее. Сим подобный прием обожает, поэтому неудивительно, что в этом номере мы узнаем, что эльф из CHURCH AND STATE не был, строго говоря, эльфом. Настоящий эльф уверенно доказывает это Астории, томящейся в тюрьме.

FLIGHT, наверно, чрезвычайно сложно было исполнить. У меня напрашиваются параллели с «Шумом и яростью» Фолкнера – книгой, которую бросают, едва начав. Менее амбициозный и умелый автор комиксов – при условии что ему под силу было выписать, соотнести и удержать в голове все сюжетные линии – все равно попытался было бы написать FLIGHT как обычный комикс. На протяжение полувека считалось, что сюжетные арки в комиксах обязаны быть линейными, а действие в них равномерным. Считалось, что иначе читатель может потеряться в недрах сюжета, а тот может отпугнуть всех, кто пропустит выпуск-другой серии. Гипотетический альтернативный автор FLIGHT скомпоновал бы сцены из всего арка в отдельные выпуски, организовав бы их согласно неким внутренним логическим критериям. Девять сюжетных веток арка равномерно были бы распределены между двенадцатью выпусками, начинались в первом, а заканчивались в последнем.

Сим не только отказался от линейного повествования, он сделал разбитый на мелкие фрагменты FLIGHT частью еще более комплексного MOTHERS AND DAUGHTERS. Бога ради, да ведь речь идет о фракталах! В каком еще комиксе возможна столь атипичная сюжетная структура? Здесь перемешанные события (киринисты создают золотую сферу для нового восхождения; мы узнаем что стало со свидетелями исчезновения Серебаса; дикари поклоняются статуе трубкозуба) выстраиваются в отдельное повествование, являясь частью как сюжета арка, так и магистрального сюжета выпусков 1-200. Даже на одном из уровней воплотить такую задумку в жизнь могли лишь единицы, а исполнить ее и вовсе удавалось лишь частично. BIG NUMBERS Мура как раз напоминает эксперименты Сима со структурой, но, как вы знаете, комикс поджидала печальная судьба. CEREBUS поражает смелостью, с какой Сим штурмует писательский вершины.


Завтра нас ожидает еще один примечательный выпуск – пятая часть MIND GAMES! Какие знания таит Свинтоний По и чем окончится полет мы узнаем завтра…

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...