понедельник, 25 сентября 2017 г.

NEAR THE WINDOW ARCHIVES VOL 18: CONAN PART 8



Заключительный фрагмент статьи о CONAN. Рассказ о лихих девяностых и том, как плохие художники и zeitgeist угробили одну из лучших фэнтези-серий. Это и размышление о природе "extreme-девяностых" и попытка описать то, как выглядел SAVAGE SWORD OF CONAN на закате своего существования. Сразу же за этим фрагментом должно было следовать вступление, рассказывающее о лучшей эре CONAN - периоде царствования Курта Бьюика и Кэри Норда. Во многом я начала статью именно ради возможности рассказать о современных сериях и спин-оффах, но до непосредственного рецензирования серии от Dark Horse дело не дошло.


Девяностые годы были для комиксов временем непростым. Совпали вместе сразу несколько факторов, каждый из которых сам по себе имел катастрофические последствия, породив тем самым меметичные «экстремальные» комиксы.

Для начала на смену кудесникам Marvel, вроде Нила Адамса, пришло новое поколение картунистов, вкусивших плоды славы быстрее, чем того следовало. Целая плеяда авторов, наделенных талантом в разной степени, начала задавать тон нарративу комиксов. В силу того, что все новые художники (Тод МакФарлейн, Джим Ли, Роб Лайфелд) были очень молоды, опыта рисования, должной художественной базы и даже банального чувства меры у них не было.

Сам по себе этот фактор не так страшен, а вот в сочетании с политикой издательства Marvel, в начале девяностых начавшего старательно рыть себе финансовую яму размером с марианскую впадину, это привело к катастрофическим последствиям для всех серий комиксов, выходящих в девяностые. Marvel активно напирало на коллекционную ценность своей продукции, выпуская множество «первых» номеров серий, снабженных до кучи массой вариантных обложек. Не сумевшие сопоставить реальность и обещания Стэна Ли, покупатели сметали с полок любые комиксы, у которых на обложке было выбито громадным шрифтом (и золотыми буквами) «ПЕРВЫЙ НОМЕР! КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ!». В результате довольно безумной в своей сущности «читательской булимии» комиксы, вроде Х-Men, нарисованные Джимом Ли, продавались многомилионными тиражами, не имея при этом каких-то для этого оснований. Все, к чему прикасался молодой мессия комиксов Роб Лайфелд, выделяющийся на фоне старой гвардии своим художественным стилем, раскупалось вмиг. Marvel всегда активно поощряло копирование своими художниками главных творцов медиума: когда в шестидесятые Джек Кирби был на пике славы, Ли приказывал всем авторам адаптировать свои стили рисования под него. В девяностых же «своего Кирби» не было, был лишь двадцатилетний юноша, толком не знающий как рисовать у людей ноги. Насколько отчаянным было положение Marvel тогда можно понять, осмыслив факт, что далеко не самый талантливый художник стал ключевой фигурой в индустрии. Стэн издал приказ копировать Лайфелда, что и привело к перенасыщению рынка чудовищнейшими комиксами, смотрящимися жутко двадцать лет спустя. Все начинающие картунисты и даже опытные мастера, стремясь запрыгнуть на подножку стремительно несущегося вперед «поезда экстрима», быстро учились рисовать выглядящие как месиво комиксы, внешне неотличимые от самых трендовых новинок, вроде X-Force.

Кто-то из новых авторов все же понимал, что их внезапно ставшие неприлично большими гонорары – не их заслуга, а лишь маркетинговый ход. Тот же Джим Ли сильно вырос как художник, стремясь дистанционироваться от своего прошлого, активно изучая ремесло и много практикуясь. Тоду МакФарлейну, автору культового SPAWN, даже этого делать не пришлось: его арт что тогда смотрелся феерично, будучи апофеозом крутизны, какой ее себе представляют двенадцатилетние мальчики, что сейчас выглядит стильно, все же будучи продуктом труда человека, поклоняющегося эстетике и дизайну кадра – двум музам, чье ласковое прикосновение тот же Роб Лайфелд так никогда в жизни и не испытал.

Но основная проблема была не в Джиме Ли, и не в МакФарлейне. За то, каким чудовищным бредом даже далекие от комиксов люди считают продукцию Marvel, выпущенную в девяностые годы, в большей степени ответственен Лайфелд. Его кичливый, опирающийся на чрезмерное преувеличение всего стиль и стал трагедией, накрывшей, как огромная тень, комиксы Marvel. Он ввел моду на немотивированные ничем вертикальные двухстраничные развороты, нелепые дизайны костюмов, кармашки для амуниции, невообразимую анатомию, лица, словно принадлежащие андрогинным секс-куклам, необходимость маскировать свои слабые технические способностями примитивнейшими трюками и прочее.

Однако читатели стиль Роба обожали. Если лишь комикс-критики могли ощутить взросление жанра, продемонстрированное в безупречных Watchmen или The Dark Knight Returns, то обычные покупатели и фанаты комиксов, не задумывающиеся особо над эволюцией девятого искусства, видели неожиданное возмужание комиксов именно в новом художественном стиле Лайфелда. Только если Алан Мур и Френк Миллер предпочитали создавать интеллектуальные работы, чья глубина видна не сразу, то Роб, скорее, работал над броскими, яркими блокбастерами, просто обязанными выглядеть диковинно. Так и получилось:  для многих комиксы, созданные Лайфелдом, стали первыми, которые ощущались по-новому. Они были далеки в плане нарратива от стерильных серий семидесятых, пропагандировали совсем иные ценности и выглядели уникально.

Вторая проблема комиксов девяностых вытекает из первой. Популярность Лайфелда достигла таких масштабов, что ему разрешили самому писать комиксы. Он не был первым художником, ничего не смыслящим в создании сценариев, но главным. Уже к началу девяностых масса авторов, известных до этого только а качестве как узкоспециализированны специалистов, стала пробовать себе в более универсальном русле. Художники вдруг вообразили, что могут писать. Что сценариям комиксов не нужно ничего, кроме общего синопсиса, приправленного дубовыми диалогами. Что система Marvel, равно как и общепринятая в комиксах, созданная таким образом, чтобы максимально полно раскрывать талант автора, не заставляя его заниматься ненужными делами – глупость. Что зря за конечный вид комикса отвечают три-четыре специалиста, концентрирующихся только на своей части задачи. Результатом этого «гениального» решения стали так называемые «темные времена» - период регресса, инволюции, застоя. Огромный процент популярных серий стал нечитаемым шлаком, нарисованным людьми без толики вкуса.

SAVAGE SWORD OF CONAN также был затронут эпидемией «экстрима», частично ответственной за отмену комикса.

Серия находилась на грани закрытия, когда редакторы осознали, что ее нужно переосмысливать. Итогом этого стали значительные изменения, коснувшиеся дизайна и наполнения журнала.  На  тот момент целых три человека (вместо одного) числились редакторами серии, что  только добавляло проблем. Единое видение того, каким должен быть журнал, с момента ухода с поста рулевого Роя Томаса, было утрачено.

207 номер был первым «перезапущенным» выпуском серии. У него была удивительно красивая обложка за авторством Майкла Калуты, точно знавшего, что серии необходимо перерождение. Очень светлый и чистый кавер резко контрастировал с привычными темными обложками CONAN.

Журнал сменил ориентацию со строго развлекательного на полу-информативный. Привычные комиксы никуда не делись (но сильно изменились внешне), а кроме них начали печататься очень интересные статьи, рассказывающие о книжном Конане, экранизациях книг Говарда, судьбе самого SAVAGE SWORD OF CONAN и прочем. Общую хронологию серии, соблюдаемую двадцать лет, также упразднили. Конан вновь мог вступить в Башню слона, быть пиратом, казаком или наемником. Были набраны новые авторы.

Среди тех, кому по плечу было возродить журнал, был, конечно, и его главный основатель. Все восьмидесятые годы Рой Томас проел под крылом DC а, вернувшись в Marvel, он сразу же развил бурную творческую деятельность. Вскоре ему предложили вернуться к посту сценариста и идеолога всех существующих серий о Конане. Томас согласился, и начал курировать создание комиксов для SAVAGE SWORD OF CONAN и CONAN THE BARBARIAN. Какое-то время все шло как по маслу. Томас работал с новыми художниками, писал статьи-мемуары, сочинял новые, качественные приключения и занимался адаптацией последних произведений о киммерийце, избежавших участи быть изданными в форме комикса. Объявился даже клон Барри Виндзора-Смита, в результате чего комиксные похождения Конана, как змей Уроборос, начали питаться сами собой, сделавшись точной репликой издаваемых в 1974 году историй.

А потом среди хорошо нарисованных историй начали попадаться… странные. Авторы, копирующие стиль Лайфелда, каким-то непонятным образом были допущены к публикации в журнале, отчего местный арт стал выглядеть отталкивающе. «Экстрим» хорошо сочетался со многими жанрами, но не с «мечом и магией». Конана нельзя было сделать круче, просто заставив его носить абсурдные доспехи. Это был не простой супергерой с черно-белой моралью и вечным оскалом на лице. Конан был мудр, Конан был умен, Конан был морально противоречив. Ничего из этого нельзя было передать, просто подрисовав варвару мускулы на шее и пару кармашков на броне. Герой Говарда был хамелеоном, одевающимся в то, что носят в стране, куда его забросила судьба. Он запросто воровал, отбирал жизни и охотился, не испытывая угрызений совести. Он также был благороден на свой манер. Конан был харизматичен, силен, привлекателен. Последователи Лайфелда напрочь угробили этот образ, сделав Конана одномерным: в их понимании он был напоминающими габаритами гориллу бодибилдером, любящим рядиться в бессмысленные одеяния и выражать лицом одну лишь эмоцию – ярость. После многоликого задиры, которого годами рисовал Бусема, такое отношение к главному герою ранило, как удар ножом по сердцу.


Когда же была закрыта серия CONAN THE BARBARIAN (практически по тем же причинам), Томас и редакторы журнала уже осознавали неизбежную участь своего детища. Почти все рассказы, романы, поэмы о Конане были адаптированы, множество сторонних историй рассказано. Продажи падали. Предчувствуя конец, Томас решил попрощаться с читателями по-своему. Был вновь рекрутирован Джон Бусема, и последние несколько выпусков журнала стали сущим праздником для фанатов: последние приключения Конана были написаны Томасом, а проиллюстрированы Бусемой, прямо как в былые времена. SAVAGE SWORD OF CONAN завершил свое существование на 235 выпуске. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Избранное сообщение

THE HUNTER by Richard Stark/Ричард Старк "Охотник"

THE HUNTER by Richard Stark «Когда румянолицый парень в «Шеви» предложил подвезти его, Паркер велел ему убираться к черту».  ...