понедельник, 25 сентября 2017 г.

NEAR THE WINDOW ARCHIVES VOL 2: TOP TEN NOVELETTE PART 2


У меня не так много незавершенных проектов и если бы меня спросили, работу над каким именно материалом было обиднее всего прекращать, я бы ответил: "TOP TEN". Это мой любимый комикс Алана Мура и идеально подходящий для адаптации материал. Я писал этот рассказ по ночам, наслаждаясь каждой секундой, проведенной в компании разношерстных героев комикса. 

ГЛАВА ВТОРАЯ

Вторник, шестое октября 1999 года.



   Ли остановила свой спидестер у дома своей напарницы.  Вчера, по видимому, кто-то украл табличку «Ворновы», прибитую над жилищем Ирмы – теперь на месте украденной таблички белело пятно. Отваливающиеся деревянные панели и ставни здания натужно скрипели, приветствуя ветер.  Здоровенный кондиционер, располагающийся в здании по соседству натужно гудел, снабжая весь этаж вторично переработанным воздухом.
  Ли поздоровалась с зеленоватым прохожим, взобралась на полуразрушенное крыльцо дома Ворновых и позвонила в дверной звонок. Из окна доносился голос Ирмы:
-       Бога ради, дети, прекратите немедленно! Это не игрушка. Это мамина назапястная базука. Я на работу опаздываю.
  Услышав трель звонка, Ирма чертыхнулась:
-       Ох, зараза. Кто там? – Крикнула она. – Дорогой, ты не мог бы открыть дверь? Это, скорее всего, Сунг Ли.
-       Конечно, Ирма, сейчас открою, - Ли услышала бас мужа Ирмы, Рона.
  Рон открыл дверь и впустил Ли. Ли нагнулась и поцеловала низенького и толстого Рона в щеку, отчего тот засиял. Он пригласил Ли пройти в зал. Там на коричневом ковре сидела Ирма, собирая по кускам свою броню и приторачивая на место различные ее элементы. Обе дочки всячески ей в этом помогала. Старшая была рыжей бестией, такой же неугомонной, как и ее мать и такой же говорливой.
-       Мам, можно я когда вырасту, буду служить в десятом участке? – спрашивала она, подавая Ирме термоядерные батареи.
-       Нет, дорогая, - Ирма рассеянно вставила батарею в ячейку на груди. – Ты должна метить выше. Меть на должность помощником кассира в супермаркете или что-то вроде того.
-       Эй, дорогая, ты была права. Это Ли, - Рон подошел к жене и поднял на руки их младшую дочь, отвинчивающую пластину брони с голенища Ирмы.
-       Привет, Вишневая Бомба. Привет, Церебра, - Ли помахала рукой девочкам.
  Те как всегда пришли в восторг от вида забегавших по телу Ли персонажей мультфильмов. Вишневая Бомба с энтузиазмом, присущим только маленьким детям, принялась расспрашивать гостью.
-       Ух ты! А ты сегодня опять спрыгнешь для нас с крыши?
-       Не сегодня, Вишенка.
  Ли часто развлекала детей Ирмы своими акробатическими номерами. Ей ничего не стоило совершить сальто с переворотом с шестиметровой высоты, что приводило Вишенку и Церебру (и всех детей в округе) в восторг.
-       Эй, она едет со мной на работу, - отозвалась Ирма, собрав наконец свой доспех. – Это пострашнее, чем прыгать с крыш. Увидимся вечером, родной.
  Ирма поцеловала мужа в щеку.
-       Увидимся, Ирма, - Рон махнул рукой и отправился на кухню готовить девочкам завтрак.
  На улице Ли спросила у напарницы:
-       Рон все еще сидит без работы?
-       Да. Бедняга. Эти законы о том, когда предвещающие будущее люди должны работать, держат его связанными по рукам и ногам. Но что поделать?
  Спидстер просел под весом Ирмы. Ли завела машину, помахала рукой на прощание девочкам, прилипшим к окну и машущим ей.
- Ты слышала насчет Громомлко, - спросила Ирма. – Он застрелился во время допроса, воспользовавшись пистолетом Дуэйна…
 - Да, слышала. Не знаешь, отчего он так поступил? – Ли сворачивала с дороги и направлялась к автолифту, который должен был доставить их к первому этажу Блока.
 - Без понятия, - Ирма пожала плечами. – Космический Скиталец начал было его допрашивать, как вдруг ба-бах! Это явно связано с тем убийством в Жестяном Городе; с тем парнем с летающим седлом.
  У Ли заложило уши. Лифт спустил их с многокилометровой высоты вниз, к подножью Неополиса. Ли сглотнула. Она вырулила на автостраду и направила авто к десятому участку.
-       Эй, ты знакома с новенькой девушкой, Слингер? – Спросила вдруг Ирма. – Я слышала, она согласилась выпить пива в Джеки Фантомом. Ты думаешь она лесби?
-       Не знаю. В любом случае, тебе нечего волноваться. Твоя красота, Ирма -  внутренняя.
  Броня Ирмы заходила ходуном. Ирма смеялась. Достав из волос кусочек попкорна, Ирма заметила:
-       Да уж. У меня удивительно красивые почки. И кстати, что заставляет тебя думать, что ты такая очаровательная? – подначила она Ли. – Что у тебя есть, чего у меня нет?
  Ли объехала трио живых дорожных конусов, расходящихся и дающих проезд полицейскому автомобилю. Несколько дорожных рабочих, больше болтающих и трясущих пивными животами, чем налегающих на отбойные молотки, разглядывали Ли через затемненное стекло авто. Та спокойно выдержала из похотливые взгляды.
-       Неверно, - ответила она. Вопрос заключается в том, что есть у тебя, чего нет у меня. И ответ очевиден: «одежды».
-       Что это должно значить? – Ирма наморщила лоб.  – Ты ведь тоже одета. В свое психоделической расцветки трико или как там эта штука называется.
  Ли вздохнула.
-       Ирма, это не трико. Это моя биоинженерная кожа. Просто я могу перемещать ее пигменты усилием воли. У меня также есть довольно широкий спектр пигментов. Металлические цвета, флуоресцентные…
  Она замолчала, видя, как открывается рот и расширяются глаза Ирмы.
-       Ты… Ты имеешь ввиду, что ты голая? – Ирма старательно не смотрела на тело Ли, по которому бежали сине-зеленые полосы. – Ты имеешь ввиду, что я разъезжаю  по городу с голой азиаткой?
-       Ну, если я могу приспособиться ездить с термоядерным реактором рядом, то и ты, надеюсь, как то с этим смиришься, - улыбнулась Ли.- Кроме того, мне так удобнее, только и всего.
-       Хехех, Ли. Знаешь Ли, ты полна сюрпризов. Ты…
 Набирающее скорость желтое такси начало прижиматься к их автомобилю. Ирма беспокойно косилась на желтую торпеду:
-       Господи, это такси слишком близко к нам подъехало. Это…
  Такси, вильнув, врезалось в спидстер, сминая, как фольгу, свой нос о бронированный бок машины Ли. Ирма удара даже не заметила, а вот ее напарница, на миг сделавшись однотонно сливовой, ударилась локтем о лобовое стекло, проломив его. Спидстер вынесло на тротуар. Сбив столб, лоток с пирожками и его продавца – мученистую массу, проклинающую копов на чем свет стоит, - списдстер врезался в стену здания.
  Ирма вылезла из авто.



-       Проклятье. Только посмотрите на это, - она с сожалением смотрела на искореженную машину. – Ты в порядке, Ли?
-       В полном… - Ли уже стояла на порядком сократившемся и напоминающем жестяную гармошку капоте такси. – Что не скажешь об этом уроде, когда я до него…
  Тут Ли увидела владельца такси, вылезающего из своей треснутой кабины. Седоволосый мужчина ощупывал машину полиции и насвистывал веселенькую мелодию.
-       Эй! Эй, я поверить не могу! – Негодующе закричала Ли. – Вы что, носите повязку на глазах, мистер?
-       Конечно, - отозвался таксист. – Боб «Слепошарый» Букер, дзен-водила, к вашим услугам.
  Он присел в подобии книксена, не сумев, впрочем, выиграть расположение Ирмы и Ли.
-       У меня специально развитые дзен чувства, понимаете? – продолжал он. – Эм, девушки, нет никакого смысла вовлекать в наше происшествие полицию, верно?
-       О, дай мне сил, Господь! – Ли изо всех сил старалась подавить в себе желание придушить водилу на месте. – Ирма, ты можешь связаться с участком по рации? Мы же застряли посредине Грин-Стрит! Скажи, чтобы высылали эвакуатор как можно скорее, или нам крышка.


-       Вот. Сегодняшнее фирменное блюдо – безголовый сумасшедший карлик немецкого происхождения. Видите что-то, что вам по вкусу? – Харон с мерзкой улыбкой стащил зеленое пластиковое покрывало с трупа Громолко.
  Хароном звали патологоанатома десятого участка – средних лет субъекта, находящего компанию мертвецов более привлекательной, чем что-либо существующее в природе. Харон был уродлив, низок и шумен. Его тело было заковано в броню, служащую ему одновременно и жутким инструментарием, и герметичной капсулой, позволяющей производить вскрытия газовых гигантов, не опасаясь посреди медицинской процедуры обнаружить свое лицо, сползающее с костей черепа. Харон свисал с потолка на гибкой роботической лапе, сквозь тело которой шли и присоединялись к капсуле Харона пневматические кабели, приводящие в движение множество пил, резаков и скальпелей, которыми патологоанатом орудовал с завидным проворством.
  Обращался Харон к Синестезии и офицеру Перегрин. Син, игнорируя безголовый труп, подносила к уху глазурованный пончик, прислушиваясь и впитывая ощущение. Перегрин скрестила руки на груди. Ее крылья были сложены за спиной, длинные искусственные волосы падали на плечи. С равнодушием человека, видевшего слишком много смертей, она смотрела на кривляния Харона.
-       Ну ты и весельчак, Харон, - саркастически заметила Син. – Ты, похоже, оживляешь даже самые скучные вечеринки.
  Она выдержала небольшую паузу. Харон каламбура не оценил, поэтому она продолжила:
-       Что ты думаешь, Перегрин?
-       Я думаю, проблемы у Громолко были по-настоящему большими, раз это, - она указала на опаленную пороховым выстрелом плоть, - было его выходом из ситуации. Как все это связано с тем парнем, «Седельным», что вы нашли в Жестяном Городе?
   Син и Перегрин осмотрели тело. Выслушали исчерпывающее и полное ненужных шуток заключение  Харона. Когда они уже покидали обитель мертвых, Харон крикнул им в спину:
-       Ладно, будьте осторожны, дамы. Если, конечно, не хотите, чтобы я потом осматривал ваши нагие тела…
-       На самом деле, - отозвалась Син, - если я буду мертва, то это, может, будет вполне терпимым.
  Она продолжила, обращаясь к Перегрин:
-       Нет, понимаешь, «Седельный» Грачик был шестеркой, вовлеченной в наркоторговлю Громолко. У его была напарница, Марта Вессон, погоняло «Чеботы». Мы все еще ее разыскиваем. Громолко застрелился только потому, что Космический скиталец начал доставать из его разума сведения о Вессон и Грачике.
-       Но почему? Торговля наркотиками, пусть даже обвинения в убийстве – он мог получить всего десять лет, максимум.
  Перегрин задумалась.
-       Что Громолко производил? – спросила она, входя в лифт.
  Син вошла за ней.
-       Обычную дурь. Гипердрин, удивлетки, Кровь Мангуста. Плюс у него было какое-то странное оборудование, идентифицировать которое пока не удалось. Похоже, пройдет немало времени, пока я присоединюсь к тебе в поисках убийцы Либры.
-       Все в порядке. Не похоже, чтобы Либра в этом году активничал. Может он в концов концов умер.
-       Да уж. Ну, будем надеяться на это. Как бы то ни было, я приказала Пыльному Дьяволу и Шокоголовому Питеру присматривать за шлюхами.
  Они вышли на нужном этаже. Прямо перед ними Питер и Дуэйн понуро входили в комнату для совещаний. Син спросила напарницу:
-       Ты как, готова к еще одному  брифингу Цезаря?
-       Ммм, - неопределенно произнесла Перегрин.- Знаешь, мне кажется, сержант наслаждается этими совещаниями. Ему, наверно, приятно, что в кои веки мы приносим ему палки.


  Перегрин, войдя и поздоровавшись с остальными офицерами, встала слева от Кемло, обращающегося к подчиненным из центра комнаты.
 Кемло прочистил горло. Осмотрел разношерстную команду офицеров.
-       Во-первых, вы, наверно, уже слышали о преждевременной кончине профессора Громолко. Детективы Корбо и Джексон сейчас разбираются с последствиями этого события. Дуэйн, я хочу, чтобы ты и офицер Чейни продолжали присматривать за девочками Большой Мардж…
-       Черт, почему бы тебе сейчас просто не отрезать наши причиндалы и дело с концом? – Бодайн запустил руку в свою густую шевелюру.
-       Потому что я дал клятву не причинять вреда ничему, что меньше меня по размеру, Дуэйн, - выдержке Кемло позавидовал бы любой стенд-ап комик. – Ладно, продолжаем. Джефф, ты и офицер Слингер можете ответить на запрос о помощи?
-       Конечно, - сказал Эсмакс. – Кому нужна помощь?
  Сержант сверился с записями.
-       Ирме и Первой, - сказал он. – Их транспорт попал в аварию, так что им нужен эвакуатор. И они находятся на Южнозеленой, так что им нужно прикрытие.
  Эсмакс равнодушно кивнул.
-       Касательно других дел, - продолжил Кемло, - эта ерунда с Призрачным Гусем меня утомила. Может ли кто то наконец задержать этого урода?
  Он в последний раз сверился с записями.
-       А помимо напоминания, что вам следует следить, не появится ли Марта «Чеботы» Вессон, я желаю вам спокойного и продуктивного дня. У меня все, -он переключил свое внимание на подошедшую Перегрин.
  Офицеры стали расходится. Эсмакс сказал Робин:
-       Пойдем. Мы достанем машину…
  Под «машиной» Джефф подразумевал аспидного цвета бронетранспортер, напоминающий внешним видом муравья.  Задняя платформа машины раскладывалась, превращаясь в автоматизированный прицеп, позволяющий таскать на себе практически любые грузы. Железной змеей в кузове авто лежала на полу магнитная лебедка, наличие которой Эмсмакс проверил в первую очередь. Робин удивило наличие в машине оружия. Позади водителя в кабине на креплениях лежал старый дробовик со спиленным прикладом.
  Эсмакс, демонстрируя чудеса маневрирования броневиком на крошечной парковке, вывез машину на улицу, где к нему подсела Робин. Южнозеленый район, в котором располагалась одноименная улица, был отмечен на карте, висевшей на стене кабинета капитана Джетмана, красным цветом. Офицерам рекомендовано было появляться там только по двое и, желательно, будучи вооруженными не только табельными револьверами. Раз в неделю на изрисованные улицы квартала выплескивалась толпа, и начинался бунт: жгли порно-кинотеатры и лавчонки, торгующие дешевым вином; грабили ломбарды, если хозяева не отстреливали членов банд прямо на пороге и декорировали трупами витрины заведения.  Робин слышала, что на Южнозеленой можно добыть все: дурь, разбавленный или чистый алкоголь, роботов-проституток, новую внешность (или сепсис, тут как повезет). Высокий уровень малограмотности населения и безработицы толкал обитателей квартала на заработки не совсем легальные. Только тут в Неополисе укрывание преступников от власти считалось неплохой карьерой.
  Эсмакс свернул с автострады и, проехав под мостом, с которого свисали сотни пар старых кроссовок, потихоньку покатил по Южнозеленой. Робин никогда не видела столько битого стекла, старых покрышек, и усталых, выглядящих больными людей в одном месте. Граффити змеились по всем поверхностям, пожирая рекламные биллборды, крыши зданий и задворки, точно разноцветное буйное пламя. Дети бегали по улицам без присмотра, жги взглядом муравьев и гоняли собак с урановыми клыками.
  В очередной раз увидев оружие – пушку на бедре собирающего пустые бутылки бездомного, – Робин поежилась. Эсмакс весь день как-то странно на нее смотрел, но задать вопрос отважился не сразу:
-       Итак, - сказал он, - я слышал, ты оттянулась в «Капитане Билли» с Джеки Ковальски прошлой ночью. Ты что, еще одна лесбо-феминистка?
-       Не твое дело, - ответила Робин. Но раз уж ты спросил, нет. Я не лесбиянка. Говоря начистоту, я сейчас ни с кем на свидания не хожу. Я просто присматриваю за отцом и все. А теперь, может, мы сменим тему?
  Спидстер, повернув, выехал на улицу, запруженную людьми. Они нехотя уступали дорогу машине с символикой участка. Злые лица, сжатые кулаки – Робин не нравилось, что читалось в глазах у местных.
-       Меня это устраивает, - отозвался Эсмакс. – Ты говорила, что твой отец работал в полиции. Что произошло? Он ушел в отставку или..?
-       У моего отца болезнь Альцгеймера, и я думала, что мы договорились сменить тему, - раздраженно сказала Робин.
  Эсмакс, казалось, был немного удивлен ее поведением. Ну как удивлен: Робин краем глаза увидела, что его правая бровь немного приподнялась.
-       Послушай, ты ведь сам далеко не самый откровенный человек в мире, так зачем мне..? – Робин не удалось договорить.
-       - Берегись, - только и успел сказать Эсмакс.
   Эсмакс давно приметил стоящего к ним спиной мужчину в синей униформе и шлеме, напоминающем мушиную голову. Он все время оборачивался, косясь на авто, а когда эвакуатор подъехал поближе, швырнул в него бутылкой с напалмом. Жидкое пламя растеклось по ветровому стеклу. Лицо Робин озарило оранжевое зарево. Она вскрикнула. Эсмакс включил стеклоочистители, которые, работая, оставляли на стекле радужные разводы.
-       Господи, - Робин прижала коробок с игрушками к груди.
  Все еще объятый пламенем, эвакуатор напоминал личный транспорт Сатаны, едущий по злосчастной Южнозеленой улице. Эсмакс и Робин подъехали к разбитой машине Ирмы и Ли. Робин, выйдя, мигом выпустила на волю свою маленькую игрушечную армию.
-       Бомба с топливом, - констатировал Эсмакс, глядя на оранжевые язычки пламени, лижущие стекло.  Руками он потушил огонь. – Ты можешь убрать свои гаджеты, - сказал он Робин.
   Робин следовать совету не спешила.
-       Эй, Ирма, что происходит? – спросил Эсмакс.
  Офицер Ворноу вся была покрыта какими-то отбросами и грязью. Ее костюм гудел, как улей чующих грозу пчел.
-       Мы сидели здесь, как потерпевшие в то время, пока около пятидесяти членов «Восхитительной Пятерки» угрожающе кружили вокруг нас, вот что происходит. Чего задержались? – Ирма с негодованием сняла с заплечного бластера банановую кожуру и бросила ее на землю.
  Робин увидела, что одетые в жилеты с надписью «Пятерка» монстры, потихоньку окружали их. Медленно и лениво они отлипали от стен, выходили из подворотен, вставали с капотов припаркованных машин. Они скалились и поигрывали выкидными ножами. Эсмакса, впрочем, их присутствие не тревожило. Он направился к Ирме:
-       Ну, сержант опять превратил брифинг в стэнд-ап пробы. Ты знаешь, как оно бывает. Ладно, давай я поговорю с этими сорвиголовами…
  Он подошел к небольшой группе бандитов, состоящей из оборотня, робота, орка и зеленого чудовища, у которого дым шел из глазниц.



-       Эй, - обратился к ним Эсмакс. – Почему вы зовете себя «Восхитительная пятерка»? Неужели кто-то из вас умеет считать до пяти?
   Зеленый монстр пустил пену. Она белыми барашками заструилась по его изумрудной шерсти на груди. Красные зрачки чудовища превратились в булавочные головки. Он было рыпнулся, но оборотень попытался успокоить его:
-       Эй, Эрнесто, остынь. Это же Эсмакс, чувак!
-       И что с того? – Эрнесто выпятил грудь и ткнул подошедшего Эсмакса куском трубы в грудь. – У меня с теми легавыми сучками остались незавершенные дела, мужик! Только вчера, и без причины ведь, они меня арестовали, чувак!
  Если бы зеленый монстр обернулся, он увидел, что вся его братия медленно, но уверенно отступает, боясь сводить взгляд со ставшего внезапно злым при упоминании «полицейских сучек» лица Эсмакса.
-       Ладно, меня зовут Эрнесто Гогра, мужик, и мой отец за малым не растоптал Неополис в пятьдесят пятом! – Гогра опять ткнул Эсмакса в грудь.
-       Ну, когда ты вымахал восьмиста футов росту и падаешь, будучи пьяным, такое случается.
  Луч белой энергии, выпущенный Эсмаксом из груди, отбросил Гогру на асфальт. Эсмакс посмотрел на замерших бандитов.
-       Возможно, ребятки, сейчас самое время сообразить, в какое повидло вы бы превратились, проделай я подобное с вами, а не с мистером Гогра, - заметил Джефф. – А теперь, живчики, бегите по домам, а мы с Эрнесто продолжим наш разговор.
  Робин услышала вздох облегчения, находясь за десять метров от трясущихся бандитов.
-       Эй, не волнуйся, чувак. Можешь считать, мы уже испарились, - лепетал робот.
-       Жалкий… кусок… - кряхтел Гогра.
   Эсмакс ударил его ногой по лицу.
-       Заткнись, Гогра, - сказал Эсмакс. – Ты какое то время побудешь вдали от улиц, ладно? Никто не хочет помочь мне погрузить этого клоуна в машину и подцепить крузер Ирмы к эвакуатору?
-       Мои оставшиеся игрушки, возможно, смогут поднять Гогру, - откликнулась Робин.
  К Эсмаксу подошла Ирма, тащащая за воротник сопротивляющегося таксиста.
-       Эй, Джефф, - она дала Эсмаксу полюбоваться извивающимся Бобом Букером, - забери и этого идиота вместе с Эрнесто. Он эту кашу и заварил, разъезжая на такси с чертовой повязкой на глазах.
-       Я не управляю такси. Вселенная управляет такси, - вставил Слепошарый.
-       Хм, - Эсмакс скривился, услышав откровения таксиста. – Да, пакуй его. Может Эрнесто его съест.
  Погрузив спидстер Ирмы на платформу, Эсмакс включил сирену и сдал назад. Развернулся, поехал прочь.
-       Так, давайте все свалим отсюда перед тем, как вселенная попытается натравит на нас, ну например, грузовик с топливом. Или что-то в этом роде. Черт, должен же быть способ как-то легче зарабатывать на жизнь…

  
Вытирающая рот девушка в изрядно помятом платье с благодарностью принимала деньги от клиента. Усатый толстяк протягивал ей две десятки, гнусно ухмыляясь. Не успела она встать с колен, как в проходе между домами появился чей-то силуэт.
-       Эй, полиция! Вы двое, не двигайтесь, - раздался приказ.
-       О, нет… - девушка искала пути к бегству.
  Скрыться было негде. Толстяк повел ее в проулок, оканчивающийся тупиком. Повсюду были только пустые картонные коробки, отбросы, да мусорные баки.
-       Черт. Пошло оно все. Я сматываюсь, - толстяк сделал попытку убежать.
   Шокоголовый Питер вытянул руку в его сторону. На миг его лицо поглотила бело-голубая молния, а затем с оглушительным треском толстяка в спину поразил заряд электричества. Тот раздулся, как перекачанный волейбольный мяч. Одежда впилась в кожу, а пальцы набухли и превратились в сосиски. Толстяк крякнул и запрыгал, отталкиваясь от стен.



-       Сэр, с пониманием чего, «не» или «двигайтесь» у вас возникли проблемы? – спросил Питер.
   Девушка таращила глаза на разбухшего клиента. Она все еще держала в руке деньги. Питер выхватил их.
-       Это… Это не то, чем кажется, - принялась отпираться девушка. – Я, я просто спросила того парня, не найдется ли у него лишняя сдача. Мне нужно за аренду платить…
-       Милая, - прервал ее Питер, - я в руках держу двадцать баксов. Сдачей с чего эти двадцать баксов могут служить? Золотого слитка? Ты лучше назови мне свои имя и возраст, дорогуша. В отличие от, например, дьяволопоклонничества, проституция все еще запрещена законом.
-       Меня зовут Ширли Дорфман, - чуть не плача сказала девушка. – Мне восемнадцать лет. Слушайте, мистер, не арестовывайте меня…
  Она неуклюже попыталась положить ему руку на грудь и соблазнительно улыбнуться. Питера не впечатлило ее изможденное лицо, покрытое прыщами, потекшая тушь и страх, который она даже не пыталась скрыть, источаемый сквозь каждую пору ее тела.
-       Восемнадцать? Дорогая, я слышал, как малыши, которым исполнилось восемнадцать недель, врут лучше. Что это? Эта эмблема «Иммунной девушки?».
  Питер указал на логотип костюма девушки, расположенный на груди.
-       У меня очень мощная иммунная система, - пояснила она, склонив голову. – Так что я не могу подхватить СПИД или ШТОРМ, вообще никакую болезнь.
  Она посмотрела Чейни в лицо. Тихо сказала:
-       Послушайте, не арестовывайте меня. Моя мама… это убьет ее…
-       Эй! Не двигаться! – крикнул Чейни успевшему подняться на ноги толстяку, который, пошатываясь и опираясь на стену, попытался тихо удалиться.
-       Никуда я не иду, офицер! – Толстяк поднял руки вверх. – Только не бейте меня опять током. Слушайте, я дал ей немного денег и все…
  Чейни указал на толстяка пальцем, на кончике которого плясала голубая искра.
-       Ты, заткнись, - велел он сдувающемуся незадачливому клиенту. – Иначе я тебе так засвечу, что станешь похож на рождественскую елку.
  Он обернулся и спросил у девушки:
-       Что ты говорила о своей матери?
-       Она прикована к постели, - по ее лицу текли слезы. – Она зависит от меня. Пожалуйста. Она не знает чем я занимаюсь. Я умоляю вас.
-       Бога ради, - антенны Питера поникли. Неподдельные слезы девушки его убедили. – Слушай, у меня есть указания. По всей видимости здесь где-то орудует убийца Либра. Это ради твоей же безопасности…
-       Либра мертв. Все это знают, - сказала она. – Кроме того, вы ведь не арестуете его? – она указала на толстяка, чьи волосы встали дыбом. – Вы никогда не арестовываете клиентов…
-       Офицер, - залепетал изрядно сдувшийся клиент, почти обретший нормальный внешний вид, - Меня зовут Энди «Подушка безопасности» Соамс. Я уважаемый продавец страховок…
-       Вы двое можете замолчать? Господи! – Питер пытался поступить правильно.
  Он задумался, переводя взгляд с испуганного лица толстяка на безучастное личико девушки.
-       Ладно, - наконец, после продолжительного молчания сказал Питер. – Ладно, вы оба, убирайтесь отсюда. Ширли, если я еще раз увижу тебя здесь, у тебя появится шанс увидеть, распространяется ли твой иммунитет на главного прокурора, поняла?
-       Конечно. Спасибо, офицер. Вы больше меня не увидите, - прижав к груди свою маленькую сумочку, Ширли протиснулась между Питером и толстяком, и быстро побежала прочь.
-       Меня тоже, - толстяк, глупо улыбаясь, тоже затрусил из переулка.
  Последним из грязного проулка вышел Питер. Шлепая по лужам, он направился к Бодайну, провожающему Апрель и Офидию.  Заведение, которым заправляла Большая Мардж, было расположено неподалеку. Район «Красных фонарей» - нечто среднее между раем плотских утех, предоставляемых всеми известными формами жизни и антижизни, и адом венерических заболеваний наподобие «сита» («ситом» называли болячку, подхватив которую, кровь выступала через поры) – полностью принадлежал Мардж, ее подельникам и местным криминальным авторитетам. Улицы здесь были немощеные, кровати кишели электро-блохами, дома разваливались, а девушки вяли быстрее, чем фиалки в доменной печи. Но никто не жаловался, потому что никто из пользующихся услугами девушек ни в чем, кроме удовлетворения своих нужд не нуждался.
  Питер, огибая горы использованных гигиенических салфеток, подошел к машине. Бодайн напутствовал девушек:
-       … и это уж точно в последний раз я вас предупрежу, мисс Апрель. Вас тоже, мисс Офидия. Не влезайте в неприятности или…
-       Или что? – насмешливо спросила Апрель, закуривая. – Большая Мардж сказала, что если ты еще раз нас заметешь – будешь есть свой стеттсон со своими двенадцатизарядниками, торчащими из задницы.
-       Увидимся, ковбой, - Офидия помахала Бодайну, соблазнительно проведя рукой по своему покрытому чешуей бедру.
  Дождавшись, пока девушки уйдут, Питер сказал:
-       Ух, знаешь, эта мисс Апрель Шоуерс довольно горяча. Говорят, что она может оборачиваться водой. Ты их отпускаешь, да?
-       Да… Ну, знаешь, как бывает. Иногда просто стоит на кое-какие вещи закрыть глаза.
  Бодайн пригладил волосы рукой. Глянул на Питера и спросил:
-       Ну а ты что? Нашел что-то в переулке?
-       Не-а, - Питер чересчур быстро ответил, но сам же потом спохватился и продолжил уже более медленным тоном. – Слушай, Дуэйн, ты думаешь эти девушки вообще, ну… Знаешь… - он подыскивал нужные слова, стараясь чтобы его вопрос выглядел нейтральным. – С копами мутят?
-       Пит, приятель, даже не думай об этом. – Дуэйн глянул на напарника с сожалением. – Особенно с мисс Апрель. Вы с ней так далеки друг от друга, что между вами, наверно, все восточное побережье поместиться может. Давай лучше наведаемся в участок. Я хочу глянуть на конфискованное барахло.
  Питер нахмурился и сидел, скрестив руки. Бодайн знал, как отвлечь своего напарника от черных мыслей. Питер наживку заглотил. С видом человека, чью гордость Бодайн только что стреножил, Питер нехотя выдавил:
-       Что за конфискованное барахло?
-       Что же, я тебе скажу. Это то самое летающее седло, на котором тот парень, Грачик, рассекал. Похоже, мне такая вещь самому не помешает. Кроме того капитан Трейнор хочет меня видеть. Полагаю, это в связи с тем, что Громолко с собой сотворил… Ладно уж, - Дуэйн заметил, что его болтовня немного подбодрила Пита, который сам не прочь был прикарманить что-то дельное из склада улик. – Поехали.





   Рядом с десятым участком располагалась церковь Великой дыры в Земле. Здание из белоснежного камня было построено в нео-колониальном стиле: на остроконечные башенки и витражи размером с летающую тарелку архитектор не скупился. Чему поклонялись прихожане церкви, оставалось только гадать. Неополис был домом для шестидесяти семи тысяч церквей, исповедующих около шестидесяти семи тысяч религий.
 Робин смотрела в окно спидстера, как из церкви на улицу выходили люди. Счастливые, улыбающиеся, они шли рука об руку, полные веры в Дыру в Земле. «Как мало нужно человеку для счастья», подумала Робин.  Ее размышления прервал звук металлического скрежета и лопающегося стекла. Прямо перед участком двое лихачей устроили аварию. Теперь эластичный мужчина вопил, показывая на свой расплющенный летательным аппаратом автомобиль, извиваясь кольцами. Девушка в красном капюшоне и плаще пыталась сжечь его пиромагией.
  Эсмакс спокойно объехал аварию, не потрудившись даже включить сирену. Он остановил машину напротив входа в участок, достал с заднего сиденья Слепошарого и пинками направил в сторону вращающейся двери Гогру.
-       Сержант Муссон, пакуй их, - сказал Эсмакс дежурному.
-       Эренесто. Приятно видеть тебя так скоро. Слушай, я просто проставлю в графе обвинения «то же самое», ладно? – Муссон улыбался, глядя на побитого бандита. – Хм. А это кто? – Он указал на безмятежного Боба. – Лицо незнакомое…
-       Боб «Слепошарый» Букер к вашим услугам, леди, - представился Боб.
  Сержант Муссон нахмурился.
-       Хммпф. Таксист, да? Да, похоже, я начинаю понимать в чем проблема, - Муссон осматривал повязку Букера. – Отведи их в камеры.
-       Ладно. Вы двое, сюда, - скомандовал Эсмакс.
  Робин потянула напарника за плащ. Ей страшно не нравилось это делать: она чувствовала себя беззащитным ребенком, просящим взрослого о каком-то пустяке. Но иначе внимание Эсмакса было не привлечь.
-       Эм, Эсмакс? Слушая, я, вроде как, знаю этого слепого мужика…
-       Что ты имеешь ввиду под «вроде как знаешь его»? – Эсмакс остановил Боба, едва не налетевшего на кадку с цветами.
-       Ну, он меня вчера подвез от станции метро к участку. Он, вообще то, меня сюда нормально довез. Может, это его Дзен-чувство и правда работает?
-       Да уж… А кражи в магазинах осуществляют злые пикси, - ответил Эсмакс. – Ладно, парни. Идите за мной…
  Они проследовали в отделение строгого режима. Робин никогда еще там не была, поэтому во все глаза смотрела на толстенные прутья клеток, скрывающие от мира жутких существ, шоковые ошейники и камеры из стекла, в которых витали, точно сигаретный дым, газообразные преступники. Робин поймала на себе несколько голодных взглядом.
-       Ух ты! – Боб шагал, выставив руки перед собой. – Что это за место? Я чувствую много враждебности…
-       Ага, - подтвердил Эсмакс. – Ну, она может исходить от тех мутантов, скандирующих «убей…убей… убей…» в дальней камере.
  Он с наслаждением смотрел, как улыбка Боба померкла. Робин ткнула его локтем в бедро. Он закатил глаза и сказал:
-       Так, - он схватил Боба за плечо и подтолкнул его в направлении камеры из титаниума. – Ты, иди туда. Там у нас специально для тебя оборудована отличная камера для медитации. Эрнесто, ты займешь соседнюю камеру.
-       Знаешь, Шмакс, ты об этом пожалеешь, чувак, - заявил Гогра, втискиваясь в клетку.
-       Знаешь, Эрнесто, - ответил Эсмакс, уходя, - жизнь полна сожалений. Я вот собираюсь запустить процесс исцеления, перехватив пару пончиков и кофе.
-       Мне кто-то сказал, что Эрнесто был сыном какого-то знаменитого монстра, промышлявшего в пятидесятые годы, - по пути в столовую сказала Робин.
-       Гогра? – Эсмакс почесал затылок, соображая. – Да, старик Гогра был крупной знаменитостью. Снялся в куче фильмов. Когда его слава начала меркнуть, он принялся пить. В итоге, это привело к проблемам.
  Робин показалось, что Эсмакс продолжил говорить нехарактерным для него извиняющимся тоном.
-       Эм, слушай, без обид, но я люблю есть…
-       … в одиночестве, - закончила за него Робин. – Да, точно, я знаю. Без проблем.
  Эсмакс благодарственно что-то пробурчал и отправился за подносом. Робин взяла кофе и бургер. Она обернулась и глянула, не сидел ли кто в столовой из ее новых знакомых. Женщина с головой, объятой вихрем их розовых символов? Нет. Скрытый техно-броней парень, пытающийся с помощью телекинеза посмотреть, правильно ли поджарена его котлета? Нет. Злодейского вида тип с металлическими зубами, хищно уплетающий салат? Тоже нет. А! За столиком в углу сидели Ирма и Ли, тут же приветственно замахавшие ей, заметив, что она их узнала.
-       Эмакс по-прежнему с тобой холоден? – спросила Ирма. – Ты можешь присоединится к нам если хочешь…
-       Да. Ирма хочет знать не лесбиянка ли ты случайно? – хохотнула Ли.
-       Ничего я такого не хочу! – Возмутилась Ирма, краснея. – Почему ты так говоришь?
 Ирма покосилась на Джеки, громко смеющуюся над шуткой наряженного в одеяние пирата офицера.
-       Боже, да что с вами такое, люди? – Вспылила Робин. – Я и детектив Ковальски всего лишь выпили пива вместе. Она милая, и она, так уж получилось, лесбиянка. А я нет, понятно?
-       - Эй, я прошу прощения, - пыталась оправдаться Ирма. – Не обращай внимание. Это все Ли пытается меня раздраконить. Она действует на меня, как красная тряпка на быка.
-       - Да, ну, это глупо. – Робин немного успокоилась и села за столик. – Быки – дальтоники, как и собаки. Знаешь, я волнуюсь…
-       По поводу чего? – Ирма, казалось, была рада сменить тему.
-       Ну, это насчет того слепого таксиста, который в тебя врезался. Я думаю, он и в самом деле имеет свои Дзен-силы…
  Сидящая с задумчивым выражением лица Ли вдруг встрепенулась.
-       Погоди! Погоди минутку! – громко вскрикнула она, косясь на сержанта Кемло, мирно обедающего за соседним столом. – Что ты только что сказала? По поводу животных, не различающих цвет?
-       Ну… да. – Робин не понимала, в чем дело. – Быки и собаки, во всяком случае. Я думала, все об этом знают. Но какое это имеет отношение к..? 
  Робин умолкла, видя, как закипает Ли. Ее кожа покрылась угрожающего багрово-фиолетового цвета кляксами.



-       Так! – Ли встала и сжала руки в кулаки. – Этот подлый сукин сын. Он покойник!
   Даже Ирма, казалось, не видела еще свою напарницу в таком возбужденном состоянии. Ли была переполнена яростью. Она, сжимая кулаки, подошла к обедающему за соседним столом Кемло. Едва он успел перевести свой взгляд с газеты, которую читал, на лицо Снуг Ли, как получил точный удар в подбородок. С морды Кемло слетели очки. Сам сержант свалился со стула и сидел, потирая морду, удивленно пялясь на склонившуюся над ним Ли, тело которой цветом напоминало грозовую тучу.
-       Мерзавец! –Кричала Ли. – Почему ты ничего не сказал?
  Кемло отклыл рот. Закрыл рот. Ли, фыркнув, развернулась и вышла и столовой.
-       Сержант? – Ковальски помогла привести Кемло в вертикальное положение. – Ты в порядке? Что за чертовщина происходит с Ли? Она только что ударила тебя без причины!
-       Нет… - тихо сказал Кемло. – Нет, все в порядке. На самом деле я, вроде как, заслужил это…
-       Что? – Джеки поправила на Кемло красную рубашку. Вид у него был растерянный. – О чем ты говоришь? Чем ты это заслужил?
  Кемло сел, с благодарностью принял оправу от очков, протянутую Джеки. Он хотел было сказать что-то, но, словно борясь с самим собой, лишь как-то неопределенно махнул блестящей хромированной рукой да скорчил гримасу.

-       Капитан Трейнор? Дуэйн Бодайн, сэр. Вы сказали, что хотите меня видеть…
  Дуэйн, сняв шляпу и прижав ее к груди, стоял в проходе офиса капитана, не решаясь войти. Капитан быстро черканул что-то на официальном бланке, снял очки и пригласил офицера войти.
-       Да, Дуэйн, говорил. Заходи, сынок. Это насчет Громолко…
  Бодайн зашел и стал напротив стола, за которым сидел капитан. Тот раскурил трубку.
-       Я, - начал Дуэйн и замолчал. – Я так и думал, сэр. Я просто хочу сказать, что во всем стоит винить только меня. Этому нет оправданий…
-       Винить тебя за что? – спокойно переспросил капитан. – За то, что ты не успел остановить суицидального психопата, выхватившего у тебя оружие? Нет, я просто хотел узнать, не нужна ли тебе консультация в связи со случившимся.
-       Консультация? – Лоб Бодайна прорезали морщины. – Но, сэр, я ведь облажался…
-       Дуэйн, никто так не думает, - твердо сказал капитан. – Даже комиссар Ультима относительно спокойно восприняла эту новость. Насчет консультации…
  Капитан прочистил горло. Дуэйн воспользовался паузой и вставил:
-       Я в порядке, сэр. Честно. Вы уверены, что не хотите понизить меня в должности или что-то типа того?
-       Дуэйн, я уже сказал что…
  Его прервал звук телефонного звонка. Трейнор снял трубку и сказал Дуэйну:
-       Извини меня на секунду, ладно? – Он приложил трубку к уху. – Здравствуйте, это Трейнор. Да. Да, он у меня в кабинете. Что вы..? Ага. Да, да, я понял. Ладно, я передам. Спасибо.
   Он положил трубку и вновь обратился к потеющему сверх меры Бодайну.
-       Дуэйн, извини, это была контрольная служба. Похоже, какие-то дети нашли труп на твоем участке.
-       Черт. Это, наверно, Абердин Ангус или какой-то другой нытик. Мне лучше самому туда съездить.
-       Отлично. Тогда я поручаю тебе и офицеру Чейни разобраться с этим. И помни, Дуэйн, если тебе нужно будет поговорить с кем-ни…
-       Да, сэр. Я запомню, сэр, Спасибо, сэр. – Выпалил Дуэйн, развернулся на каблуках и вылетел из офиса.
  В коридоре отирался Пит, лупящий по уже изрядно помятому боку машину по продаже шоколадных батончиков.
-       Пит? – обратился к нему Бодайн. – Мы должны вернуться в Северный Хокни. Какие-то дети нашли карачуна.
-       Да, я сейчас к тебе присоединюсь. Только получу свой «Чемпион», - он наподдал автомату.
  Тот скорбно исторг жуткий механический звук и, скрипя резиновыми валиками, выдал Питу его покупку.
  Пита обогнули Робин и Син, покидающие столовую.
-       Детектив Джексон? – Робин положила руку на плечо Син. Та инстинктивно приложила ухо к ладони Робин на секунду. – Могу я переговорить с вами насчет одного парня, что сидит в камере..?
  Бодайн и Пит разминулись с продолжающими разговор девушками, спустились на лифте на первый этаж и побрели на стоянку. Машина Бодайна была вымытой, старой и надежной. Свезенная краска по бокам была напоминанием о том дне, когда Дуэйн милостиво разрешил Питу сесть за руль, не убедившись в том, что его напарник знает как нужно управлять двухтонным танком в сумасшедшем бурном водовороте транспортных средств, известным также как трафик Неополиса. Дуэйн запрыгнул на истертое кожаное сиденье и завел авто.
-       Так что ты думаешь случилось? – спросил Пит, пристегиваясь. – Думаешь, холодная погода таки одолела Ангуса или, может, Кровавую Мэри или кого-нибудь еще?
-       Скорее всего, - ответил Дуэйн. – Я просто хотел проверить то седло перед тем, как мы вернулись в Нохо. Да ладно уж.
  Он махнул рукой. Дуэйн запросил отчет о загруженности дорог и выбрал кратчайший путь в район Большой Мардж. Украшенное логотипом десятого участка авто неспешно покатило по узким улицам. Пит открыл окно, впуская в машину немного свежего воздуха и выпуская сигаретный дым и запах, непременно образовывающийся в тесном помещении, когда в нем проводят длительное время несколько мужчин.
-       Ты когда-нибудь видел те фильмы, что сейчас крутят в Нохо?-  спросил Пит, поедая батончик. – Я тебе говорю, это удивительно. Все эти знаменитые супергероини – они теперь снимаются в порно…
-       Да, Я видел «Барышня Динамо барахтается в Далласе».
  Бодайн вдруг притормозил.
-       Погоди секунду. Там нам какие-то дети машут…
  Его палец указал на тротуар, на котором возбужденно бегали туда-сюда мальчик, робот и мутант в плавательной маске. Дети жестами подзывали офицеров. Тот, что постарше, парил в воздухе, теребя от нетерпения свой заштопанный плащ. Робот нервно косился на переулок, находящийся позади них: темную душную аллею между двумя домами, заросшую зеленым мхом.
  Бодай вышел из машины. Парящий малыш приблизился к нему.
-       Эй! Эй, вы должны посмотреть! Там, в аллее!
-       Да-мы-видели-высунутые-ноги-чувак. Спорю-это-тот-убивающий-все-наркотик-как-по телеку-прямо, - сообщил робот, прикрывая свои визоры манипулятором.
-       Погодите, погодите, - сказал Пит. – Вы видели высунутые ноги? Может, это кто-то просто спит?
-       Ни за что! – Парящий малыш выписывал в воздухе восьмерки. Глаза его были круглыми от ужаса. – Ни за что! Вы должны посмотреть на это! Там, типа, кровь повсюду…
  Пит и Дуэйн переглянулись.



  

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...