понедельник, 25 сентября 2017 г.

NEAR THE WINDOW ARCHIVES VOL 1: WILLWORLD NOVELETTE





Я начиная публикацию материалов, которые были начаты, но заброшены по тем или иным причинам. Они так и остались незаконченными, но это не значит, что мне не хочется поделиться ими с вами. Это третья моя попытка представить себе, как выглядел бы тот или иной комикс в прозе (первыми двумя были AMERICAN FLAGG! и TOP TEN), и самая лучшая с точки зрения качества повествования.  


WILLWORLD NOVELETTE

   Нежные монолиты туч развеял неторопливый ветер, явив оку всадника зеленовато-желтое небо. Всадник периодически поднимал голову и осматривал кремовые громады облаков на небе, надеясь на зарождение в их покрытом черными складками чреве дождя.
   Он ехал через пустыню, источающую жар подобно дракону. Жар, поднимающийся от волн оранжевого песка, изнурял обитателей пустыни: всадник видел, как тяжело дышащие вараны, следящие за ним своими умным глазами, замирали в тени, распластавшись на песке, а птицы, обсевшие скалы и полусъеденные кактусы тяжело дышали, раскрыв загнутые к низу клювы. Пончо всадника пропитал пот; он то и дело вытирал рукавом рубашки лоб, приподнимая плохо спасающую от зноя шляпу-стеттсон. Дивный скакун его – лысый фиолетовый зверь, отдаленно похожий на демонического жирафа – тоже обильно потел, брел медленно и периодически останавливался, пытаясь ухватить сухими непослушными губами пучок высохшей травы.
   Горизонт смахивал на обернутый в полупрозрачный ситец мираж, колышущийся на ветру, танцующий в неведомом ритме. Кое-как противостояли зною большие кактусы. Они казались мясистыми и напоенными невесть откуда взявшейся в пустыне влагой. Под их обожженной немилосердным солнцем грубой кожей находилась сочащаяся мякоть. Кактусы поменьше обсели снования своих гигантских собратьев, таясь в их тени, напоминая собравшихся вокруг зеленых пророков доверчивых слушателей, льнущих друг к другу и внимающих проповеди воздевших к небу руки-отростки уродливых увещевателей со всей доступной им способностью. Местные небольшие каменные горки соседством с ними не дорожили – все норовили сбросить с себя надоедливую поросль или завалить колючих соседей потрескавшимися валунами.
  Ветер гнал мелкий песок, шлифуя камни, обтачивая их поверхности. Всаднику все каменные массивы, произраставшие из шелкового океана песка, казались плохо скрученными, неравномерно набитыми табаком сигарами, воткнутыми в землю.
   Чудной зверь, несший всадника на спине, остановился и смачно чихнул.
     - Спокойно, Триггер, - всадник погладил своего «коня» по боку. – Спокойно.
   Гибкая шея существа повернулась к нему, и в глаза всадника, скрытые зеленой маской, заглянули красные глаза животного, лишенные зрачков. Существо мотнуло головой – раздался едва различимый звон колокольчиков, привязанных к его рогам, напоминающий попытку бестелесного призрака поиграть с ветряной мельницей – и пожевало уздечку. Сожрав не вовремя пробегающую ящерицу, фиолетовый скакун устремился вперед.
  Всадник приложил к глазам ладонь, высматривая ориентиры. Таковых не существовало. Скудный ландшафт, казалось, состоял только из низеньких валунов, песка да кактусов-стражей, отбрасывающих длинные неровные тени.  
   Проехав невесть сколько, всадник увидел ущелье. Оно высилось перед ним, затененное и пролегающее меж двух смыкающихся высоко над головой коричневых скал, чьи пористые тела, надо полагать, кишели жизнью. Всадник и его скакун прислушались к едва различимому звуку, исходящему из скал: смесь шелеста падающего песка и скрежета коготков о камень.
  Всадник натянул поводья. Зверь, недовольно буркнув, встал.
   - Погоди, малыш, - сказал всадник неуверенно. – Хм… - протянул он. – Мне сложно это признать, старина, но я понятия не имею, где мы находимся.
   Он помолчал, а затем продолжил:
   - Если подумать, я понятия не имею, кто я такой! – добавил он. – Странно, не находишь?



   Страшное чувство снедало всадника весь этот бесконечный день. Он не помнил, как оказался в пустыне, как нашел и оседлал фиолетового монстра, и сколько уже часов бредет по этому жаркому пеклу. Мысли его склеивались, слипались, точно патока, не позволяли друг дружке бродить по одиночке в страдающем от обезвоживания рассудке своего хозяина. Время словно превратилось в тянучку. Пустыня поглощала все звуки, а сама была молчалива, точно монахиня в борделе. Сколько не пытался всадник облечь в слова свои тревоги, у него ничего не выходило – отупляющее однообразие пейзажа убивало в нем само желание мыслить. В голове всадника проигрывались обрывки ничего не значащих фраз, да почему то часто вспоминался зеленый цвет. Цвет кольца, носимого всадником на пальце.
   Всадник направил скакуна в ущелье. Топот трехпалых ног существа, отражаясь от камней, отзывался печальным эхом. Бока начинающего пугаться скакуна то и дело терлись о скалы. Всадник ловил на себе взгляды тысяч существ, затаившихся в каменных дуплах, скребущих о стены своего жилища когтями, выискивающих яремную вену на шее его красноглазого скакуна.



  По ту сторону ущелья всадник обнаружил останки разрушенного много лет назад города. Город этот, похоже, стоял на камне, но теперь был занесен песком, как и все вокруг.
    - Ну, ну, - сказал всадник, осматривая руины вдали. – Что же это? Похоже, когда-то здесь стоял город. А сейчас он заброшен.
  Время наложило на все вокруг свой тяжелый отпечаток. Здешние скалы зияли дырами в своих телах, походя на куски испортившегося сыра. Из обтесанных камней тут и там произрастали здания: арочные богатые дома, основания круглых минаретов из дымчатого мрамора, да своды стрельчатых башен, овитых мертвыми лианами. Словно оливковые вены, лианы оплетали башни, забираясь под крошащуюся их кожу и прокладывая себе путь в их прохладное и пустое нутро. Неизвестные всаднику плотоядные растения цвели, источая изысканный аромат, распластав по горячему песку свои широкие сочные листья.
  Сутулая птица, похожая на депрессивного попугая, каркнула и поудобнее устроилась на истерзанном кактусе.
  - Здесь одиноко, верно? – спросил всадник у Триггера, оглядываясь по сторонам.
  Конь уже нашарил под собой мощеную дорогу, серой лентой петляющей между остатками зданий.
 - Аорккк, - откликнулся Триггер.
 - Нет, нет. Мне не одиноко, - заверил его всадник, выделив интонацией слово «мне». – До тех пор пока ты со мной, мне не одиноко. Но иногда, старина, я чувствую, что… Как бы мне объяснить? Как будто я что-то ищу. Что-то… недостающее. Что-то важное.
   Это чувство изводило всадника.  В данном случае поиск той пропавшей истины, за которой охотился всадник, напоминал попытку вспомнить вертящееся на языке слово, только вот и язык был чужой, и слово ему до селе было незнакомо. Он лишь ощущал пропажу – что-то, бывшее частью самого всадника, отсутствовало, оставив после себя брешь в его душе.
  - Глупмнугг, - поделился соображениями Триггер.
  - Да, я в курсе, - вытирая пот со лба, сказал всадник, соглашаясь. – Мне тоже это кажется безумием…


   Погрузившись в свои думы, всадник не заметил приближающийся экипаж. По дороге в его сторону ехала одноместная открытая карета весьма экзотического дизайна, прикрепленная к старомодному ржавеющему двуциклу, педали которого крутил некто, облаченный в розовый берет. Карета была пуста, а ее водитель беззаботно напевал фривольную песню, смотря по сторонам. Всадник заметил лишь солнечный отблеск, отразившийся от полированной спицы переднего колеса двуцикла, заставивший его резко зажмуриться. На морде Триггера отразилась паника, а животное попыталось встать на дыбы.
  Триггер громко фыркнул, и звук этот, привлек внимание водителя. Одетый в синюю теплую водолазку и джинсы джентльмен, заметив на пути всадника, округлил глаза, вскрикнул и попытался затормозить. Пронзительно скрипнул металл, а ровный гул, издаваемый медными колесами телеги сменился аритмичным рокотом – не успевая замедлиться, колеса начали прыгать по мостовой, ударяясь о камень и высекая звук с каждым приземлением. Триггер попытался было увернуться, но дорога была слишком узкой. Карета врезалась в него, сломав ему ногу. Тело скакуна забилось в судороге, а пасть его исторгла полный боли и страха рев. Всадник упал на дорогу и инстинктивно попытался прикрыть голову рукой. Практически то же самое совершил и господин в берете, разве что берет его сейчас свалился с его серой и лысой головы, и лежал на обочине, соблазняя местного краба забраться в него и обустроить себе яркое и мягкое жилище.
  Водитель кареты осторожно встал на ноги, поднял и надел свой берет, немыслимо разочаровав дерзнувшего таки подползти к головному убору краба.



   - Господи, мистер! - сказал водитель. – Я прошу прощения, я вас не видел!
   У водителя кареты была серая кожа, но не было носа. Темно-серые пятна покрывали его голову и запястья. Глаза у водителя были небольшие и широко посаженые, пытливые. Рот с полными губами обрамляла некая поросль, смахивающая на эспаньолку.
   - То есть, кто ж вообще ожидает увидеть кого-то в таком месте! – продолжал водитель.
  - Ты же здесь, - ответил всадник, опираясь на протянутую серым водителем руку.
  - Да. От него у мня мурашки по коже бегают. Но одна леди пообещала мне тройной гонорар, если я сумею отвезти ее к границе Ничегозмеья до заката, - словно извиняясь сказал водитель.
   Говорил он высоким и мелодичным голосом, которому был присущ неповторимый природный ритм. Такой голос всадник до этого момента ассоциировал только с бардами и эксцентриками, для которых весь мир – театр.
  - Эм, вы в порядке? – спросил водитель, заметив как недоуменно озирается всадник.
  - Да. Я в порядке. Я…
  Тут всадник увидел лежащего на теплых камнях дороги Триггера, поджимающего заднюю лапу. Короткий хобот скакуна шумно втягивал воздух, точно предчувствуя беду.
  - Триггер! Триггер, старина! – заторопился к нему всадник.
  - Камиииль! – взвыл Триггер, ощупывая маску всадника своим горячим хоботом.    
  - Его… Его лапа сломана, - горестно произнес всадник.
  Нога животного начинала краснеть. Сломанные кости натянули кожу.
   - Ох. Нет. Господи, мистер, - сокрушался водитель. Он уже поставил на колеса карету и теперь стоял рядом с всадником, с сожалением смотря на мучения Триггера. – Я ведь не хотел, смекаете?.. Я люблю животных. Я…
   - Остается только одно, - в голосе всадника проступила горечь. И облегчение. – Избавить его от мучений.
   - П-п-п… погоди… - бисеринки черного, как чернила кальмара, пота выступили на лбу водителя. Он с ужасом смотрел как всадник достает из притороченной к бедру кобуры полуавтоматический пистолет.
  Водитель попытался запротестовать и замахал руками, но всадник, прицелившись, выстрелил Триггеру в шею. Пряди серого дыма, вылезшего из дула оружия, развеял ветер.
   Рана была серьезной, но смертельной водителю не показалась. Тем не менее Триггер замер. Красные глаза его закатились, потускнели. Мускулы животного расправились. В последний раз печально звякнули бубенцы, привязанные к рогам. Крови же не было. Рана походила на багрово-сиреневый цветок, чьи лепестки из плоти расцвели на шее животного. И вдруг, барахтаясь в сплетении мускульной ткани и жил, тихонько посапывая и мурлыча, из отверстия вылезло маленькое голубое существо – уменьшенная версия скакуна.
  - Мип? – поприветствовало оно мир.
  - Чувствуешь себя лучше? – спросил у крохи всадник, взяв ее и посадив на ладонь. В голосе его больше не слышалось скорби, только облегчение.
  - Как у тебя это получилось? – Водитель изумленно рассматривал мини-Триггера, который пристроился у всадника на спине.
  - Не знаю. – Просто ответил тот.
  -  Ага, - неуверенно протянул водитель, точно подозревающий, что всадник скрывает от него великую тайну. – А куда именно ты направляешься?
  - Не знаю.
  - Ясно, - улыбнулся водитель, показав крепкие желтые зубы.
  - Ага. – Неловко сказал всадник.
  - Блемил, - сказал Триггер.

  - Хорошая идея, Триггер, сказал всадник. – Мы поедем туда, куда ты нас повезешь.

 
  


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Избранное сообщение

CASA MARAVILLA - PART I, CHAPTER 1 (cont.)

ГЛАВА ПЕРВАЯ ЧАСТЬ ПЕРВАЯ (продолжение) Funnies Inc . работало в две смены, стремясь удовлетворить потребности читателей, но...