четверг, 26 октября 2017 г.

MOTHERLESS OVEN by Rob Davis

THE MOTHERLESS OVEN



«Погодные часы сказали:

НОЖ ЧАСОВ

и я приковал отца в сарае»,

Так начинается комикс Роба Дэвиса и так читатель попадает в необычный и жутковатый мир, где загадок всегда больше, чем ответов на них, где странность – разновидность нормы, а окутывающая все тайна, кажется, эфемерна и осязаема одновременно, точно густой туман или странный запах, воскрешающий в памяти вкус любимого детского лакомства.

Я уже писал о MOTHERLESS OVEN; вы точно не ошибаетесь – где-то год назад, прочитав книгу залпом, я написал хвалебную рецензию и стал ждать второй части трилогии – я и не подозревал, что комикс планировался как первая часть чего-либо, настолько он самостоятелен – CAN OPENER’S DAUGHTER, вышедшей пару месяцев назад. Почему тогда я вновь рассказываю о первой части трилогии? Недавно перечитав ее, я, как и в первый раз, не смог отделаться от чувства, что об этом комиксе нужно рассказать. Рано или поздно до него доберутся мои коллеги по ремеслу и, как в случае с HILDA Люкса Пирсона, например, точно также восторженно будут его превозносить, но мантию первооткрывателя они у меня отобрать не смогут. Мантия, если что, действительно выдается всем, кто первым напишет о неизвестном комиксе. Это такое правило, которое никто из блоггеров не нарушает.

Однажды я прочел статью «Как правильно начать свой роман так, чтобы он стал бестселлером». В ней приводились вступительные предложения из известных и неизвестных мне романов и давался разбор того, что, по мнению автора статьи, делало вступления притягательными и уникальными. В принципе, всю статью можно свести к простому «заинтригуй читателя», но Роб Дэвис в своем комиксе идет дальше. Что если такое вот вступление растянуть на всю книгу?

Чем окажется комикс, становящийся все запутаннее с каждой новой страницей? Пояснений тому, что здесь видишь, автор не дает, но логика повествования и сложность мира MOTHERLESS OVEN безошибочно указывают на то, что Дэвис знает ответы на все вопросы, включая главный «а так ли необходимо все разжевывать читателю?». Получится великий комикс.

Такой великий, как «Контракт с Богом»? Смотря в каком контексте их сравнивать. Как что-то современное, вроде FADE OUT? Пожалуй, если сравнивать только качество проделанной работы и отдельных элементов, вроде сценария, рисунка или диалогов. В сравнения можно играть до бесконечности, хотя от этого ничего не изменится – MOTHERLESS OVEN это современная классика. Точную степень «классичности» выискивать незачем, ибо если книга на голову превосходит все выходящие в свое время, то, как я считаю, всеми атрибутами, необходимыми для нарекания его классикой, она обладает. А комикс Дэвиса превосходит почти все вышедшие за пару лет вещи не на одну голову, а на две.

НОЖ ЧАСОВ, говорят нам погодные часы, а я начинаю рассказ о MOTHERLESS OVEN, даже не думая о кандалах и сараях. Что такое погодные часы? Это часы, предсказывающие погоду – дождь из ножей (смертельный, так как ножи очень острые и могут убить всех, кто не прислушивается к механическому голосу часов) или ветер, который над вами смеется (в буквальном смысле слова; не спрашивайте меня откуда у ветра горло). О чем еще извещают часы в столь поздний час? О приходе в дом Скарпера Ли Веры Пайк. Скарпер скоро умрет, через три недели день его смерти. Он не выбирал его, просто так случилось. В мире MOTHERLESS OVEN у тебя нет дня рождения, только день смерти. Скарпер относится к этому стоически, хотя он не без удивления обнаружвает, что у столь мрачного события есть и свои плюсы – слушать, что говорят учителя на уроках больше не нужно. Скарперу на вид пятнадцать лет, Вере тоже. Скарпер не знает как относится к Вере. Уж очень ее характер напоминает нечто, скрывающееся ночью под кроватью и ждущее, когда в час ночи ты встанешь попить воды (почему это нечто тебя поджидает? Хочет попробовать каков ты на вкус). Вера удивляется количеству кухонных богов, которых собирает мама Скарпера. Те не могут пятится, но сделали бы это, узнай, что собой представляет Вера. Она интересуется, где же отец Скарпера, и они вдвоем навещают его, прикованного в сарае. Там один из богов поет ему колыбельную, а медный гигант тихо дремлет, поскрипывая металлом. Отец Скарпера – металлическое создание, напоминающее ожившую машину. Мать Скарпера похожа на патефон. В этом мире не взрослые производят на свет детей, а дети строят своих родителей. Всех родителей рожала та самая Безродная Печь, которую никто никогда не видел. Ночью Скарпер думает о Вере. А несколько дней спустя отец Скарпера сбегает, а кто-то перерезает горло богу, певшему колыбельные. Так начинается MOTHERLESS OVEN

… И продолжается все сто шестьдесят страниц. Дэвис, не объясняя природу большинства описываемых им вещей, отправляет Веру, Скапрера и Кастро Смита, третьего главного героя, в полное опасностей и тайн путешествие по городу без имени. Герои – и мы вместе с ними – увидят многое, только если Скарпер и компания парадоксальный мир, в котором они живут, воспринимают без интереса, мы, как попавшие на экскурсию в музей диковинок подростки, хотим все потрогать, увидеть, услышать и понять. Понять, пожалуй, будет самым правильным определением. Мир MOTHERLESS OVEN с его атмосферой тоталитарной Англии из параллельного измерения отвергает все попытки быть понятым. Он не довольствуется ролью сцены, на которой разворачиваются события и не создан чисто ради прикола, как в RICK AND MORTY. Мир является четвертым героем комикса. Самым таинственным (после Веры, разумеется) и самым откровенным. Он и не пытается что-то утаить от нас. Хотите, вот вам рассказ о львах, охраняющих школу; или о полиции, состоящей из медлительных стариков; или о лампах, способных воспроизводить человеческую речь; или о черном лесу, окружающем город без имени, точно стена.

Нагромождение тайн порождает дивный эффект. Ничего не понимая, ты продолжаешь читать, радуясь отличным диалогам и работе с персонажами, и, конечно, радуешься, получив ответы на некоторые вопросы (только не на самые интересные; Дэвис так мастерски работает со сценарием, что я очень удивился его небольшому портфолио – так круто обычно пишут люди, имеющие за плечами несколько десятков лет опыта). При этом отторжения комикс не вызывает, хотя, по идее, мог. Все дело в том, что Дэвис дает нам вместо линейного квеста по поиску медного макгаффина.

Обычно фильмы/сериалы/книги/комиксы, чей сюжет полностью построен вокруг нетрадиционных элементов, навевают на меня скуку. Это либо невыносимо скучное произведение с размытым сюжетом и «авторским видением» вместо сценария, постановки, темпа и прочего, либо тщетная попытка замаскировать нечто совершенно стандартное, надев на него шляпу сюрреализма.

Дэвис грамотно избегает подобного, рассказывая историю как притчу, уделяя огромное внимание метафоре и символизму и раскрывая персонажей. Все в MOTHERLESS OVEN является метафорой или как минимум имеет двойной подтекст. Тут много говорят о роли родителей в жизни детей, только вот здешний дети играют роль родителей. Здесь работа правоохранительных органов показана буквально: медлительная, но неотвратимая, она изображена как горстка стариков, очень медленно преследующих молодых и беспечных героев. Все диалоги по-хорошему философские, атмосфера – изумительная, поле для поисков глубинного смысла – необозримое. Одиссея героев может иметь сколько-угодно значений, все зависит от каждого конкретно читателя, и именно поэтому я назвал комикс великим.

Но у всего есть и обратная, приземленная сторона. Скарперу грозит смерть, и он день ото дня становится все молчаливее. Герои-подростки чувствуют себя в чужом для нас мире также, как подростки в нашем, то есть непонятыми, скованными, отчаянно ищущими выход непонятным эмоциям. Среди моря загадок здесь есть трогательные сцены, вроде той, в которой Вера и Скарпер почти целуются на фоне гипнотического пейзажа, и их чувства просты и понятны. Дэвис всегда дает нам нечто, с чем можно себя отождествлять. Сделав это, он справедливо может выдумывать что-угодно, не теряя читателя.

MOTHERLESS OVEN шикарно выглядит. Такой многоплановый комикс запросто можно было погубить, просто не имея возможности правильно описать то, что хочешь. Дэвис же большое внимание уделяет дизайну предметов (местные боги и существа, играющие роль родителей, выглядят феноменально), держит идеальный темп, использует возможности комикса как вида искусства по полной и обладает запоминающимся стилем рисования. MOTHERLESS OVEN неуловимо напоминает «Королевство полной луны» Уэса Андерсона, разбавленное «Мертвецом» Джима Джармуша. Не визуально, но духовно, хотя и в иллюстрации смесь дизайнерских и стилистических решений видна отчетливо. Не скажу, что MOTHERLESS OVEN обладает традиционной красотой комикса. Разворотов и заоблачной детализации (или же едва ли не математически выверенной композиции или минимализма) не ждите. Но он нарисован так, как бывают написаны книги, когда их писатель очень любит то, что делает. Дизайн почти всего – воздушных мин, лавок по продаже богов, городского ландшафта – здесь прекрасный. Позы героев и выражения лиц идеально дают понять нам о внутреннем мире героев. Экшен, когда он есть, стремительный и внятный, как в старых фильмах о кунг-фу, снятых до того момента, когда монтажерам стали платить фенциклидином. И как и в случае со сценарием, Дэвис умеет нагнать атмосферу сгущающимися тенями, придающими объектам выпуклость и вес, или демонстрацией жуткой заброшенной фабрики.

У MOTHERLESS OVEN недавно вышло продолжение, называющееся CAN OPENER’S DAUGHTER. И меня приводит в восторг одна лишь мысль, что есть на свете комикс, в котором я не могу, не читая его, предугадать большинство сюжетных поворотов. Скарперу остался всего один день жизни, Вера и Кастро оказались в черном лесу, и что будет с героями знает только сам Дэвис. Первая часть трилогии окончилась так неожиданно и так уместно, что я поначалу даже не думал, что Дэвису есть что поведать нам о приключениях героев. Я был счастлив два часа побыть в современной сказке о роботах и падающих с неба ножах, наслаждаясь неведомым мне, как диабетик наслаждается булкой с корицей. Я был рад в кои веки не получить все ответы, а просто следить за сюжетом. Но раз уж мне говорят, что у этого пиршества для любого поклонника комиксов будет продолжение, можете не сомневаться, что я от приглашения не откажусь. CAN OPENER’S DAUGHTER приедет ко мне в декабре и тогда же я расскажу вам о том, как дальше сложилась судьба Скарпера, Веры и Кастро.  

А пока можете самостоятельно прочесть комикс и, если хотите, написать мне о том, что вы о нем думаете. Я же слышу голос погодных часов и спешу удалиться, пока со мной не произошло что-то ужасное.


НОЖ ЧАСОВ.

вторник, 17 октября 2017 г.

SUNDAY'S SHELFPORN #87 - THE BEST OF PS MAGAZINE



Крупнейшей работой Уилла Айснера принято считать стрип THE SPIRIT, выходящий на протяжение двенадцати лет и собранный в двадцати пяти томах. SPIRIT создавался в сороковые годы (был закончен в пятьдесят втором), а в семидесятые, как известно, Айснер изобрел "графический роман", то есть крупное произведение, в качестве нарратива использующее текст и иллюстрации в равном объеме. А чем занимался художник в течение двадцати лет в перерыве между дебютной прорывной работой и созданием великих шедевров от мира комиксов мало кто знает. Меж тем Айснер как раз создавал свое самое крупное произведение - серию стрипов и иллюстраций, печатавшихся в журнале PS или Preventive Maintnance Monthly. Журнал под редакцией Айснера выходил двадцать лет, и для него художник нарисовал невероятное количество самых разных иллюстраций, варьирующихся в диапазоне от схем до постеров. Почему тогда о PS Magazine почти никто не знает? Дело в том, что журнал этот выходил только для солдат армии США, не переиздавался в сборниках с момента выхода, а весь оригинальный арт Айснера за двадцатилетний период на посту куратора издания был уничтожен. К счастью, все двести с лишним номеров теперь можно бесплатно скачать в самых разных цифровых библиотеках, а издательство Abrams даже выпустило сборник лучших иллюстраций Айснера для PS Magazine отдельным томом размером с молескин. 

Чем же был журнал и почему Айснер посвятил работе над ним двадцать лет? Сперва отвечу на второй вопрос. Айснера часто критиковали за то, что он работал на правительство - в самом Пентагоне, кстати - вместо того, чтобы сочинять стрипы и жить жизнью голодного, но независимого художника. Предприимчивый и в высшей степени рациональный Айснер на такие идиотские заявления плевал, говоря, что ему нужно содержать семью, но дело было не только в деньгах. В 1948 году Айснер сочинил свой самый знаменитый эпизод SPIRIT, а через год уже понял, что стрип исчерпал себя. Творческий кризис разрешился сам по себе: Айснера стал рисовать стрип JOE DOPE для армии США, который позже переехал в PS Magazine. Работа над журналом кардинально отличалась от создания стрипа, поэтому Айснер каждый месяц учился чему-то для себя новому и, похоже, был этому рад (как был рад он и службе и всему, что ей сопутствовало - все двадцать лет на посту художника журнала Айснер числился на военной должности и таким образом поучаствовал аж в двух войнах, Корейской и Вьетнамской). К тому же Айснер на примере стрипов, сочиненных для журнала, успешно доказывал всем, что формат комиксов является идеальным для создания обучающих материалов. 


PS Magazine был журналом, выпускаемым специально для армейского состава армии США. Он был посвящен исключительно вещам, которые нужно было знать каждому солдату, плюс содержал солидную порцию сатиры и кучу полезной информации. Айснер рисовал для журнала выпуски JOE DOPE, являющиеся одновременно самостоятельными историями, сатирой (за которую начальство постоянно отчитывало художника) и очень круто нарисованными инструкциями; иллюстрации к обучающим материалам; схемы и прочее. Айснер в жизни очень плохо разбирался в технике и, как и подобает художнику, гвоздя в стену забить не мог, но со временем поднаторел в технических вопросах, много поездил по миру именно с целью достоверного описания того, с чем ему приходилось работать, и вскоре уже сам указывал начальству на промахи в проектировании, например, танков. Он месил грязь в военных лагерях в Южной Корее, наблюдал солдатский был, разбирал оружие и впитывал знания о тактике. Все это непосредственно нашло отражение в иллюстрациях для PS Magazine. Его рисунки были настолько точны, что они неоднократно спасали жизнь обычным солдатам: Айснер сам говорил, что однажды во время командировки к нему подошел огромный мужчина и признался, что комикс из PS Magazine спас ему жизнь (мужчина был водителем армейского автомобиля, заглохшего посреди сражения; под огнем солдату удалось починить автомобиль, вспомнив инструкции из журнала, и благополучно скрыться). В JOE DOPE Айснер же тащил все то, что сделало его королем графической прозы. Он глубоко понимал обычных людей, любил сочинять сложных героев и конфликты, и все это изображал на страницах комиксов о пользе чистки ружей или посвященных методам промывки карбюраторов. В общем, стрипы и иллюстрации Айснера для журнала безусловно являются вещами крайне любопытными, не говоря уже о том, что профессионально нарисованными - художник покинул SPIRIT на пике творческих способностей, поэтому все двухстраничные развороты и постеры из PS Magazine выполнены высочайшем уровне. 


Сборник выпустило издательство Abrams, специализирующееся на необычных изданиях. Сама книга вышла именно в том формате, в котором выходил сам журнал - 5х7". По сравнению с обычными изданиями, рассматриваемыми в рамках этой рубрики, она выглядит крошечной, но издана она на славу. 


На фото ниже - сравнение габаритов издания с делюксом и обычным хардом.

 

Сравнение с другого ракурса.





Abrams с пиететом подходят к изданию своих книг, так что не удивляйтесь глянцевой бумаге и иллюстрации на внутренней стороне обложки, на которой изображены комиксы Айснера. Архив PS Magazine в переплетах принадлежал лично Айснеру. 





Краткое предисловие к изданию написал Эдди Кэмпбелл, грамотно и интересно рассказавший об истории PS Magazine и работе Айснера. Он же отобрал все иллюстрации для издания, перелопатив 227 номеров журнала.



Издание поделено на три части. Это первая, рассказывающая о непростых первых годах журнала. Тогда издание могли закрыть, а промежутки между выпусками могли составлять два года. 




Это иллюстрации из самого первого выпуска журнала. Учимся правильно распределять вес в грузовой машине.



Айснер регулярно рисовал вот такие развороты, чаще всего несущие как развлекательную функцию, так и предупреждающие солдат о последствиях несоблюдения устава и предписаний. 


Весь PS Magazine - это кладезь знаний, о которых тебе рассказывают - тут с Айснером и не поспоришь - очень доступно, поскольку почти вся информация подается так, как на фото внизу.





Если помните, за внимание Дэнни Кольта в SPIRIT боролись множество красивых женщин, которых Айснер умел и любил рисовать. В JOE DOPE ради привлечения внимания солдат были добавлены героини Кенни и Бонни. Тут Айснер опять попал точно в цель. Солдаты любовались красивыми нарисованными девушками, но начальство постоянно отчитывало Айснера за пин-ап постеры. Особенно художнику досталось за картинку, опубликованную на фото ниже.





Айснеру не чужд был юмор. Не то чтобы я этого не знал - в SPIRIT было полно комедийных эпизодов, а в поздних работах Айснера юмор шел рука об руку с драмой, но в PS Magazine полно именно гэгов. 




А это Айснер "играет мышцами". Очень жаль, что никто не планирует издать хотя бы пару томов иллюстраций из PS Magazine. 












Кстати, над PS Magazine работал не только Айснер. Над журналом трудились множество именитых авторов комиксов, подменяющих Айснера или же рисующих самостоятельные иллюстрации.







Совершенно очаровательная маленькая книга. Пожалуй, она входит в число обязательных книг Айснера, которые нужно купить и прочесть (наряду со Spirit Archives и "нортоновской" трилогией). 




понедельник, 16 октября 2017 г.

SUNDAY'S SHELFPORN #86 - THE COMPLETE CARTOONS OF THE NEW YORKER



Можно сколько угодно говорить о статусе комиксов в России, потрясая кулаками и доказывая значимость арт-формы, но факт остается фактом: книжки с картинками у нас, возможно, не приживутся никогда. То есть издательства могут выпустить хоть миллион комиксов на русском языке, а все равно в общественном сознании романы графические будут уступать романам традиционным по всем параметрам (перечисляя которые, люди часто путаются и самолично уничтожают все аргументы в пользу прозы). В статье о журнале NEW YORKER в русской Википедии нет даже намека на комиксы, ставшие визитной карточкой издания. Это просто несправедливо. Комиксы - вернее cartoons, то есть однопанельные иллюстрации - NEW YORKER давно обрели мифический статус, как, впрочем, и сам журнал. Они сильно отличаются от стрипов и вообще от большинства рисованных гэгов своим качеством, лоском и градусом интеллектуальности. 


У нас журнал по понятным причинам почти неизвестен, а поклонники комиксов ничего не знают о команде художников, которая в течение девяноста с лишним лет выпускала если не лучшие, то самые значимые стрипы и рисунки. Пять авторов NEW YORKER были внесены в список THE COMICS JOURNAL как создатели самых выдающихся комиксов всех времен (причем большинство заняло свои места в первой половине заветной сотни). Не ознакомившись тогда с наследием журнала, я, просматривая список, составленный Гари Гротом и компанией, недоумевал, спрашивая себя, что же это были за авторы, ради которых из списка были выброшены далеко не последние авторы комиксов. Осилив почти двадцать тысяч однопанельных стрипов NEW YORKER, я теперь мучаюсь другим вопросом: почему Грот и компания не включили в список еще человек десять, чьи имена ассоциируются прежде всего с журнальной карикатурой? Ну, то есть, маргинальные комиксы и творения Гари Пэнтера хороши, но они просто бледнеют перед рисунками Роз Част или Сола Стейнберга. Между этими категориями комиксов пролегает такая пропасть, что в ней может поместиться Юпитер. Возникает другой вопрос: стоило ли Гроту включать в список комиксов стрипы NEW YORKER?, но его мы прибережем на потом, потому что тема достойна более подробного и взвешенного обсуждения. А мы возвращаемся к сегодняшнему изданию. 


Стрипы NEW YORKER начал публиковать в 1925 году - в год своего рождения. С тех пор и по 2004 год их было опубликовано 68647 штук. С 2004 по сегодняшний день - еще тысяч десять. Со временем стрипы стали неотъемлемой частью журнала. Редакторы следили за тем, чтобы уровень стрипов соответствовал уровню всех публикуемых произведений. А NEW YORKER, если кто не в курсе, долгое время был журналом, посвященным литературе и публикующим рассказы самых знаковых американских писателей двадцатого века. В нем публиковали Труман Капоте, Джон Апдайк, Вуди Аллен, Дэвид Фостер Уоллес, Харуки Мураками, Владимир Набоков, Джером Дэвид Сэлинджер, Ирвин Шоу, Филип Рот и сотни других писателей, оказавших огромное влияние на культуру двадцатого века. На фоне их произведений рисунки художников в журнале могли казаться лишними, если бы не тот факт, что с первых же дней с NEW YORKER сотрудничали множество гениев пера и туши. Журналу вообще во многом стал уникальной платформой для творчества, но больше всего от процесса культивации особой атмосферы издания выиграли как раз картунисты. Редакторы, ответственные за отбор стрипов, разработали свои правила их публикации (художники, например, никогда не сочиняли подписи к стрипам), а заодно не стеснялись браковать даже просто отличные стрипы, требуя только идеал (в связи с этим, кстати, многие постоянные авторы, работающие с NEW YORKER, могут похвастаться тем, что их портфолио забракованных работ по объему превосходит количество опубликованного материала). Строгий подход к редактуре дал свои плоды, и степень качества стрипов в NEW YORKER вот уже много десятилетий остается неправдоподобно высокой. Под надежным руководством самых дотошных редакторов в мире чистой воды гении, вроде Питера Арно, за считанные годы превращались из молодых авторов в гигантов иллюстрации. С NEW YORKER сотрудничали Чарльз Аддамс, Глайас Уильямс, Чарльз Барсотти, Том Чейни, Джордж Бут, Джордж Прайс, Отто Соглоу, Уильям Стиг, Сол Стейнберг и десятки других художников высочайшего калибра. 


Художнику и редактору NEW YORKER Роберту Мэнкоффу в 2004 году выпала честь отобрать к публикации две тысячи лучших стрипов за всю историю журнала. Мэнкофф сам признался, что эта задача является невыполнимой, ибо хороших стрипов в журнале наберется куда больше жалких двух тысяч, поэтому он схитрил. Так на свет появилось издание THE COMPLETE CARTOONS OF NEW YORKER - одна из важнейших книг о комиксах и одна из моих самых любимых. 


На фото ниже - сравнение издания с делюксовм и обычным хардом. Сборник стрипов очень большой и тяжелый; по формату он не уступает огромным юбилейным сборникам стрипов от Andrews McMeal или мега-деюксам IDW.



Сравнение габаритов с другого ракурса.



На фото это можно не заметить, но у издание die-cut суперобложка: круг внутри буквы "о" в слове NEW YORKER - это своеобразное окошко, сквозь которое проглядывает маскот издания, напечатанный на белой однотонной обложке книги.


А вот и хитрость, на которую пошел Мэнкофф. В комплекте с книгой идут целых два диска, на которых собраны все стрипы NEW YORKER в приличном разрешении. С их просмотром могут возникнуть проблемы, но я решил их путем копирования pdf-файлов с дисков на жесткий диск своего Mac. Разрешение стрипов на дисках оставляет желать лучшего, но 90% их них читаемы и хорошо различимы. Я поначалу относился к дискам как к необязательному бонусу, подозревая, что качество стрипах на CD окажется богомерзким, но в итоге оказался приятно удивлен и с момента покупки потратил постыдное количество часов, читая и рассматривая ничуть не устаревшие иллюстрации из NEW YORKER. 



Оглавление.



Сборник разбит на несколько глав, рассказывающих о конкретном десятилетии. Каждая глава предваряется статьей, написанной одним из контрибьюторов журнала. Статьи великолепно написаны (одна - Джоном Апдайком!) и читаются с большим интересом. Также в издании включены несколько мини-статей о самых выдающихся художниках.



Первая глава. NEW YORKER сразу заходит с козырей: иллюстрация на странице слева принадлежит перу Глайаса Уильямса.




Стрипы двадцатых годов сейчас выглядят как иллюстрации из учебника по истории, написанного человеком с развитым чувством юмора. 







Стрипы тридцатых тоже весьма занятны: художники показывают, что с Соединенными Штатами сделала Великая Депрессия и засуха, как отразились на жизни американцев прогресс и мода.






Я не стал отбирать какие-то особые стрипы для публикации, а скорее предпочел показать в какой форме они доступны. Но отдельных авторов я все же вниманием не обошел. На странице справа внизу есть стрипы Чарльза Аддамса, мастера макабра и сюра, и Отто Соглоу, автора LITTLE KING. 







Стрипы из NEW YORKER долгое время относились к высочайшим достижениям арт-формы комиксов. В первых книгах, посвященных истории и обзору медиума, их непременно обозначали как образец того, на что стоит равняться комиксам, если те хотят, чтобы их воспринимали всерьез. 




На этой странице есть прекрасный образец одного из моих любимейших художников NEW YORKER, Сола Стейнберга. Стейнберг покорил меня умением кристально четко изображать по-настоящему большие идеи. Себя Стейнберг называл "писателем, который рисует", и это как нельзя лучше характеризует все его творчество. Это не смешные или остроумнее стрипы, но нечто выдающееся и уникальное. 





Сборник, как мне кажется, выполняет одну очень важную функцию: для людей, любящих комиксы, но не знающих о стрипах из NEW YORKER, он покажется откровением и познакомит их с десятками авторов, достойных внимания. Для меня лично таким автором стала Роз Част. Когда я открыл для себя философские, умные и забавные стрипы Част, я почувствовал себя как алкоголик, впервые попробовавший водку. Они ни с чем не сравнимы и прекрасны. После прочтения сборника мой виш-лист на Amazon увеличился на десять процентов - я обнаружил, что NEW YORKER регулярно издает сборники стрипов отдельных авторов и поставил себе цель купить как можно больше таких книг.




Список авторов, чьи стрипы опубликованы в книге. 




Отличнейшее издание. Своего рода настольная книга для всех, интересующихся комикс-артом и стрипами.


Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...