вторник, 12 июня 2018 г.

PARADISE LOST - CHAPTER 7, PART 1



ГЛАВА СЕДЬМАЯ
 
1960-1970
 В комиксах шестидесятых годов нашли отражение почти все важнейшие события того времени – убийство президента Кеннеди, высадка на Луну, война во Вьетнаме, культурная революция, - однако они не породили хотя бы одну сколько-нибудь значимую серию стрипов. Самыми популярными героями газетных стрипов того времени были не астронавты, хиппи, протестующие или рок-музыканты, а ленивый рядовой, забавный пес и дерзкий пещерный человек. 


 То был переходный период для печатной прессы. В течение этого десятилетия прекратились публиковаться как минимум 163 журнала, среди которых был знаковый Saturday Evening Post, которому на момент закрытия исполнилось сто сорок восемь лет. The Boston Traveler, Houston Press, Portland Reporter и Indianapolis Times были среди крупнейших закрывшихся газет. Наиболее трагичным стало закрытие в 1967 году нью-йоркской газеты World Journal Tribune. Это издание стало последним отмененным долгожителем, корнями уходившим в давно минувшую эпоху могулов с улицы Парк Роу. Легендарная газета имела выдающуюся судьбу: после череды слияний и поглощений, ее образовали тринадцать ежедневных газет, включая знаковые WorldДжозефа Пулитцера, Journal Уильяма Херста и Herald Джеймса Беннетта.  


 Сумерки, сгустившиеся над газетной индустрией, были следствием забастовок, увеличивающихся расходов на печать и потери рекламной прибыли (телевидение теперь переманивало к себе самых щедрых рекламодателей), но помимо этих факторов существовал и еще один – тот, с которым стоило считаться. В течение шестидесятых годов были запущены 176 новых газет. Крупные издания, выходящие в мегаполисах, были вытеснены газетами, печатающимися  в пригородах. Нью-Йорк, например, будучи крупнейшим самостоятельным рынком, потерял половину своих ежедневно выходящих газет. В это же время холдинг Gannett Company, начавший публиковать небольшие по формату газеты еще в двадцатых годах в Нью-Йорке, Нью-Джерси и Коннектикуте, разросся до невероятных масштабов: в 1967 году в него входило всего двенадцать газет, а в 1977 году уже семьдесят три.


 Суммируя все это, Стэнфорд Смит, генеральный менеджер American Newspaper Publishers Association, заявил: «В то время как в крупных мегаполисах некоторые газеты перестали публиковаться или были поглощены, новые, выходящие ежедневно газеты, были основаны в располагающихся в пригородах сообществах, из чего следует, что общее число газет осталось практически неизменным, в то время как общий тираж их возрос в разы». 


 Этот фактор – увеличение числа газет – очень сильно повлиял на индустрию стрипов. У менеджеров синдикатов практически не было возможности надавить на редакторов в городах, где выпускалась всего одна газета. Менеджеры больше не могли угрожать, что «продадут ценные фичеры» конкурентам в случае, если их расценки казались редакторам неприемлемыми.  И в то же время число городов, в которых публиковалась всего одна газета, увеличилось. Этим незамедлительно воспользовались синдикаты, перекроив «эксклюзивные территории», разделив их на совсем крошечные. Итог – тираж самых популярных стрипов достиг исторического максимума. От увеличения числа газет и прочих трендов в бизнесе выиграли новые юмористические стрипы: Beetle Bailey, Peanuts, Dennis the Menace и B.C. Эти стрипы лидировали в читательских поллах в течение всего десятилетия.


Beetle Bailey.


Peanuts.

Dennis the Menace.


 Непростые отношения между индустрией комиксов и телевидением начали меняться, поскольку синдикаты открыли для себя новые способы получения прибыли. В 1959 году на CBS дебютировала успешная адаптация стрипа Хэнка Кетчама Dennis the Menace. В том же году Ford Motor Company подписала лицензионный договор с синдикатом United Features, завладев рекламными правами на Peanuts. Герои, придуманные Чарльзом Шульцем, в начале шестидесятых годов рекламировали новую модель Ford FalconРедакторы газет, кстати, протестовали против таких деловых соглашений, пытаясь донести до начальства простую истину – права на героев стрипов, ставших популярными только благодаря газетам, ни в коем случае не стоит продавать конкурентам. Синдикаты же заявляли, что телевидение активно рекламирует серии стрипов, тем самым увеличивая и тиражи газет, в которых они печатаются, и прибыль художников. На свои места все расставил мультфильм A Charlie Brown Christmas, доказавший, что стрипы можно адаптировать для телевидения, не компрометируя при этом «неприкосновенность» самих газетных фичеров, не умаляя их важность и не жертвуя при этом всем тем, что делало хороший комикс хорошим. 


 Синдикаты в свою очередь сделали звездами стрипов персонажей телевизионных шоу. В 1961 году своим стрипом обзавелся Медведь Йоги, дебютировавший в The Huckleberry Hound Show в 1958 году. В том же году очень успешно стартовал стрип Flinstones, основанный на феноменальном мультсериале. И стрип о Йоги, и стрип о Флинстоунах рисовал художник Джин Хейзтон, хотя в титрах у тех значилось «производство Hanna Barbera Studios». В 1959 году на ABC стартовало шоу Rocky and His Friends, быстро переименованное в The Bullwinkle Show в 1961 году. Годом позже в газетах уже печатали стрип Bullwinkle, нарисованный Элом Килгором. 


 В начале шестидесятых на телевидении были очень популярны медицинские мелодрамы. Писатель Макс Бренд придумал героя доктора Килдера еще в 1938 году, но первое успешное шоу на основе романов Бренда поставили только в 1960. В качестве автора стрипа Dr. Kildare синдикат King Features выбрал ветерана Кена Болда, который и рисовал стрип с 1962 по 1983 годы. В том же году двадцатичетырехлетнему художнику комиксов и иллюстратору Нилу Адамсу выпала честь адаптировать Ben Casey. Позже выяснилось, что юный Адамс очень сильно внешне похож на звезду телесериала Ben Casey, Винсента Эдвардса, чем воспользовались синдикаты для рекламы серии. После того, как стрип Ben Casey завершился в 1966 году, Адамс перебрался в индустрию комиксов, где создал классические произведения о Бэтмене, Зеленом Фонаре и Зеленой Стреле. 



Dr. Kildare.


 В 1962 году редактор Houston Chronicle Уильям Стивен провел «не подкрепленный доказательствами и в высшей степени своевольный» опрос, среди редакторов и менеджеров стрипов с целью выяснить какие именно современные серии считаются наиболее популярными у читателей. В ходе опроса было выяснено, что читатели считают любую газету  мусором, если в ней не печатаются эти двенадцать стрипов: Beetle Bailey, Blondie, Dennis the Menace, Dick Tracy, Family Circus, Grim & Bean It, Li’l Abner, Mary Worth, Peanuts, Pogo, Rex Morgan и Steve Canyon. Исходя их этого опроса можно было подумать, что старые приключенческие стрипы, главным достоянием которых является крепкий увлекательный сюжет, уступают юмористическим стрипам. В этом, похоже, были убеждены множество ключевых редакторов, считающих, что следить за перипетиями сюжета в приключенческих стрипах простые американцы уже не успевают. К сожалению, в шестидесятых годах приключенческие стрипы и вправду ассоциировались скорее с классикой, созданной двумя-тремя десятилетиями ранее, чем с новыми сериями. 


 Однако были их этого правила и приятные исключения. Дебютировавший в 1961 году Appartment 3-G был стильной мыльной оперой, повествующей о приключениях трех девушек. Сценаристом стрипа был Ник Даллис, бывший психиатр и автор таких стрипов как Rex Morgan и Judge Parker, а иллюстратором выступил Алекс Кошки.


 Талантливый ученик Алекса Рэймонда, Эл Уильямсон, стал художником Secret Agent X-9 в 1967 году. Несмотря на угасающий интерес публики к приключенческим стрипам, Уильямсон поддерживал свою серию в идеальной форме, рисуя безбожно стильный шпионский боевик. 



Secret Agent X-9.


 Другие попытки создать серию приключенческих стрипов в шестидесятые годы постигла неудача. В 1963 году дебютировал Dan Flagg, стрип о майоре военно-морского флота, который рисовал Дон Шервуд (сам служивший на флоте), работавший ассистентом у художника Terry and the Pirates Джорджа Вандера. В 1965 году стартовал Tales of Green Beret– стрип великого Джо Куберта, который тот сочинял в соавторстве с романистом Робином Муром. Обе серии оказались недолговечными. Американская публика, замученная сводками новостей об эскалации Вьетнамской войны, была не в настроении читать стрипы о военных.


 12 января 1966 года вышел первый эпизод ныне классического телевизионного сериала Batman. На волне популярности этого пародийного сериала были выпущены сопутствующие товары и, как ни удивительно, газетный стрип. Боб Кейн обещал, что читатели всех возрастов полюбят адаптацию: дети за адреналиновые схватки, взрослые за качественный юмор. «Чтобы гарантировать это, я выработал новый стиль рисования – модный, грубый, чистый и гибкий, наиболее хорошо предназначенный для отрисовки как схваток, так и юмора», говорил Кейн. Стрип Batman & Robin попеременно рисовали компетентные авторы комиксов, работавшие тогда в DC. Руку к созданию серии приложили такие художники как Кармайн Инфантино, Эл Пластино, Шелли Молдофф и Джо Гьелла.


 После того, как Америку потрясла серия политических убийств, редакторы газет стали воспринимать любое насилие в стрипах в штыки, критикуя его и протестуя против него. 11 июня 1968 года Greensboro Daily News прекратила публиковать Dick Tracy и Little Orphan Annieв связи с «постоянной демонстрацией и пропагандой насилия». Редактор газеты Чарльз Хаузер, правда, добавил: «стрип Tracy от 7 июня суммирует это на одной из панелей, в которой говорится «Насилие незаменимо, когда используется с целью подавить зло».


 26 сентября 1968 года организация под названием Совет Газетных Комиксов провела симпозиум на тему «Насилие в комиксах». Доктор Джойс Бразерс сообщила, что  на собрании Ассоциации Американских Психиатров докторам был задан вопрос, касающийся их оценки вымышленного насилия, демонстрируемого в комиксах, кино и на телевидении. Тридцать процентов докторов сказали, что, по их мнению, существует параллель между демонстрацией насилия и ростом агрессивного поведения у читателей/зрителейдвадцать четыре процента опрошенных пришли к противоположным выводам – по их мнению наблюдение за вымышленным насилием помогает снять стресс, развеивая накопленную агрессивную энергию. Доктор Бразерс пршла к выводу, что хотя мнение докторов относительно этого вопроса расходится, в одном специалисты уверены – комиксы и стрипы оказывают огромное влияние на поведение читателей. 


 Посетивший конференцию Мильтон Канифф заметил, что насилие в обществе существовало задолго до появления стрипов, и что возлагать вину на комиксы за рост агрессивных настроений было нелогично. 


 В то смутное время многие авторы приключенческих стрипов отчаянно пытались удержать свои серии на плаву, адаптируясь к переменам. Dick Tracy вступил в «космическую фазу» в 1964 году, когда наибольшее влияние на стрип Гульда начала оказывать научная фантастика. Терри и пираты сражались с вьетконговцами в джунглях юго-восточной Азии. Винни Винкль присоединился к Корпусу Мира. Редакторы газет стали жаловаться, что стрипы становятся слишком серьезными. По их мнению карутнисты стали сочинять сюжеты, начисто лишенные юмора или сатиры, но вращающиеся вокруг сложных тем, таких как война или политика. 


 Журналисты же относились к новому тренду несколько по-иному. 9 апреля 1965 года в журнале Time была опубликована статья «Comment in the Comics». В предисловии редактора Бернард Оэр отметил, что с тех пор как Мильтон Канифф и Эл Кэпп появились на обложке Time в 1947 и 1950 году соответственно - «комиксы знавали как резкие падения, так и ренессанс». После изучения современных стрипов Оэр пришел к выводу, что «все больше и больше комиксов теперь содержат политическую сатиру, психологию или разного рода комментарии относительно фрустраций, встречающихся в повседневной жизни».


 Большая часть статьи в Time была посвящена Peanuts Чарльза Шульца (при этом Снупи, Чарли Браун и его друзья украсили обложку журнала), но упоминались в ней и другие серии - Pogo, Li’l Abner, B.C., Miss Peach и Beetle Bailey– в качестве примеров того, какими умными, качественными и интеллигентными стали современные юмористические стрипы. 


 В то время как серии, публикующиеся в тысяче газет, не хвалил в прессе только ленивый, менее значимые работы картунистов, работающих не только в юмористическом жанре, журналисты часто обделяли вниманием. Взять хотя бы того же Джулия Файффера, превратившего стрипы и иллюстрации на темы социальных и политических комментариев в искусство. Файффер положил начало целому движению в комиксах, начав рисовать свой стрип в 1959 году. Он с одинаковой свирепостью атаковал как неоднозначные политические инициативы Кеннеди и Никсона, так и псевдолибералов. Редакторы всегда оставляли за собой право не печатать иллюстрации Файффера, если они были не согласны с мнением художника или если считали, что содержимое стрипа может оскорбить читателей. Уже по одному этому факту можно судить насколько искусным сатириком был Файффер. И он действительно считал себя сатириком, а не, например, штатным картунистом: «Картунист должен выглядеть злым, в то время как сатирик, раскрывая свои истинные чувства, сам себе стреляет в ногу».


 Файффер был не единственным автором, создающим принципиально новые стрипы. В 1963 году начал публиковаться Berry's World – однопанельный стрип, изначально выходящий три раза в неделю. Джим Берри, которого называли «юным модернистом карикатуры», отказывался от традиционных методов создания политических иллюстраций, предпочитая ярлыкам и символам простые и очень смешные социальные комментарии. Редакторам газет, в которых публиковался Berry’s World, даже разрешалось размещать стрип на любой странице издания – высший показатель доверия и уверенности в фичере со стороны редакторов синдикатов.



Berry's World.


 Пропасть между юмористическим стрипом и политической карикатурой постепенно сужалась, чему способствовал выход нескольких серий стрипов, запущенных в шестидесятые годы. Так, например, в Still Life Джерри Робинсона главные герои серии, неподвижные объекты, очень забавно обсуждали текущие события. The small society Морри Брикмана был однопанельным стрипов, в котором нарисованные граждане обсуждали с нарисованными политиками свежие новости. Редакторы газет положительно относились к комментариям в комиксах, но только при условии, что им разрешат размещать стрипы на любой странице в газете и только после предварительного ознакомления с серией. Такие стрипы вскоре проторили путь для современного колосса Гари Трюдо Doonesbury, который стартовал в 1970 году.


 В апреле 1964 года Национальная Ассоциация Картунистов провела конференцию на тему «новое направление в комиксах». Одним из ее участников был Сильван Бик, редактор синдиката King Features. Бик заметил, что популярные серии своим успехом были обязаны проработанным персонажам. «Проработка персонажей не является чем-то новым», заметил Бик, «Этим методом картунисты начали пользоваться уже давно, когда перестали полагаться на примитивные одномерные гэги». Бик назвал Beetle Bailey и Blondie двумя выдающимися комиксами, имеющими великолепно выписанных героев.


 С Биком трудно было не согласиться, но даже в то время художники уже активно экспериментировали с формулой «идеального» юмористического стрипа. Обратите внимание на два успешных стрипа Джонни Харта, B.Cи the Wizard of Id



Во многих юмористических стрипах шестидесятых хорошо прописанные герои всегда населяли знакомые (под этим я подразумеваю реалистичные, мгновенно узнаваемые) сеттинги, варьирующиеся от необитаемого острова до индейской резервации. В B.C и The Wizard of Id сеттинг не был исторически достоверным, узнаваемым или реалистичным. Он существовал только в воображении Харта и был выполнял роль подмостков, на которых персонажи стрипов разыгрывали свои роли. 


(продолжение следует)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...