суббота, 20 октября 2018 г.

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake



BANK SHOT by Donald E. Westlake


 Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что поделать? У Джона при одном упоминании последнего крупного дела начинают болеть зубы. Когда очередная домохозяйка втихую решает вызвать полицию, а Дортмудер, спасаясь, садиться в машину своего друга Энди Келпа, настает время пересмотреть взгляды на жизнь и вонзить, наконец, зубы в дело покрупнее. Келп брызжет энтузиазмом и говорит, что дело есть. В прошлый раз, вспоминает Дортмундер, эта фраза означала шесть афер, окончившихся ничем. Но Келп не унывает, говоря, что новую аферу придумал его племянник – бывший агент ФБР, изгнанный из бюро за инфантилизм. Дортмундер встречает молодого человека и тот предлагает выставить банк. «Что же», говорит Дортмундер, «можно и банк ограбить». «Не ограбить», поправляет его молодой человек, «а украсть».


 Серия о самом неудачливом преступнике Джоне Дортмундере набирает обороты. Уэстлейк по традиции отвел второй роман цикла на знакомство с персонажами, а ограбление если о описал, то только для того, чтобы выдать одновременно уморительную и сюрреалистическую концовку. 


 Конечно, кража банка как концепция щекочет воображение. Дортмундер идет на невероятные ухищрения для того, чтобы похитить банк (банк располагается в трейлере без колес, и для того, чтобы подобрать правильные колеса преступники высылают на охоту подругу Дортмундера Мэй и мать водилы Стэна Диверса;мать Диверса в полосатом платье позирует для фото на фоне банка, а преступники затем, проявив фото, считают полосы на платье и вычисляют по этому высоту колес, памятуя, что одна полоса равна 5 см), но обстоятельства все равно складываются против него. Да и не столько угон интересует Уэстлейка, как изобретение способов не дать Дортмундеру расслабиться. 


 Здесь же Уэстлейк сводит множество персонажей вместе и, принудительно заставляя тех быть в тесном помещении, дает им раскрываться в полной мере. Мэй, как и положено лучшей половине, оказывается умнее и находчивее Дортмундера. Именно она подсказывает неочевидные на первый взгляд решения. Мать Келпа обещает стать фаворитом читателей, будучи всецело роскошным персонажем, заполняющим собой все пространство и перетягивающим на себя одеяло в любой сцене. Новые герой – взломщик Герман Х – ведет жизнь гедониста, заодно являясь бисексуалом, что для детективного романа редкость («Даффи Влип» появится еще не скоро). Племянник Келпа – карикатура на инфантильных взрослых, любитель палп-романов и премерзкий писатель. Сам Келп дельно дополняет мрачного Дортмундера, сочетая в себе простоту и миролюбие, чуждые самому Джону, и часто прикидывается ветошью, как только дело вылетает в трубу.


 Когда все персонажи собираются в одной комнате и что-либо обсуждают, рождается нечто большее, чем крепкие диалоги. Уэстлейк очень любил книги Энтони Пауэлла и цикл «Танец под музыку времени», признаваясь, что под влиянием писателя склонен раздувать предложения. Однако спорю, что не только стиль Пауэлла интересовал Уэстлейка. «Танец» - это колоссальная панорама человеческих отношений, пронесенных сквозь годы и отстаивающихся нетронутыми тогда, когда сами персонажи романа уже, по сути, превращаются в других людей, старея. Эта формула знакома по любому ситкому или долгоиграющему сериалу: отношения рано или поздно оттесняют на задний план все остальное. Уэстлейк заранее решил инвестировать в героев, и, как показало время, был прав. В «Bank Shot» нет традиционного юмора, лишь забавные реплики, разбросанные тут и там. Только четвертый роман станет по-настоящему юмористическим, ничем не уступающим творчеству Тома Шарпа или П. Г. Вудхауса. А пока Уэстлейк тренируется в создании смешных ситуаций, позволяя героям реагировать на них, а читателю – наслаждаться переживаниями героев. И все это работает, как часы. Порой Уэстлейку даже не нужно ничего писать – мы уже знаем, как на это отреагирует тот же Дортмунде.


 Финал романа часто называют лучшим в карьере Уэстлейка. Книгу и правда стоит прочесть хотя бы ради последних страниц, на которых душевное здоровье бедного Джона окончательно подрывается. 


 У романа нет кризиса самоидентификации – это не просто самостоятельное произведение, это ориентир для всего жанра. Серию о Дортмундере общепризнанно считают пиком «кейпера». Вещи вроде «11 друзей Оушена» или «Вора» Майкла Манна не просто обязаны Уэстлейку своей жизнью, они выглядят, как конспект идей, которые Уэстлейк обкатал и довел до совершенства. Придумать и описать интересное ограбление – само по себе искусство, а Уэстлейк часто, как в «Bank Shot» шел гораздо дальше простого описания всех деталей плана, выстраивая целую трагикомедию на простом, казалось бы, материале.


 Вот так. Джона мы на некоторое время оставим в покое. Вон он идет по пляжу, повесив голову. Ему не до нас. А в голове Келпа уже зреет новая идея: писатель Ричард Старк, оказывается, написал роман «Похищение ребенка», в котором подробно описал, как провернуть сделку с выкупом, не подставившись. Идея на миллион долларов. Или на сто сорок тысяч. Только бы Джона уговорить…

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...