вторник, 29 мая 2018 г.

PARADISE LOST - CHAPTER 1, PART 2





Покинув в 1898 году New York Journal, Ричард Аутколт какое-то время работал на New York World и, как и многие талантливые картунисты того времени, был фрилансером. Карикатуры и иллюстрации Аутколта печатались в двух (из трех) крупнейших и влиятельнейших сатирических журналах Life и Judge (третьим был обретший легендарный статус среди поклонников политической сатиры Puck). В 1901 году для New York Herald Аутколт сочинил фичер Pore Li’l Mose, героями которого были маленький мальчик и его друзья-животные. 


Иллюстрации Фредерика Опера для журнала Puck.


Годом позже художнику удалось дважды войти в одну реку: он создал Buster Brown, дебютировавший на страницах Herald 4 мая 1902 года. Титульный герой Бастер Браун был умытой и причесанной, а заодно и более сдержанной версией Микки Дугана, носил облачение маленького лорда Фолтенроя и проживал в здоровенном имении. В каждом эпизоде стрипа Бастер практиковался в искусстве учинения проказ, ломая мебель и третируя слуг, после чего терпимо сносил положенное наказание в виде порки и делал выводы в форме письменных резолюций, занимающих последнюю панель стрипа. Все герои стрипа – бульдог Тиг, присматривающий за Бастером, миссис Браун, и подруга Бастера, Мэри Джейн – были срисованы Аутколтом с домашнего пса, супруги и дочери соответственно.



Buster Brown Ричарда Аутколта.

 Аутколту снова удалось задеть некий читательский нерв, заставив всю страну следить за приключениями его героя. Зарисовки из аллеи Хогана были как смешными, так и депрессивными, учитывая сеттинг, да и подтекст их часто бывал глубоким. Аутколта не даром называют реалистом, изображающим жизнь без особых прикрас. Но если на трущобы и нищета отталкивали читателей, не видящих за грудами мусора и рваной одежды фантастическое описание целого пласта культуры, то чистота и стерильность мира Бастера Брауна привлекла множество новых читателей-урбанистов, приятно удивленных разительно отличающимся тоном стрипа. Аутколт вскоре осознал, что Бастер стал иконой стрипов (со всеми вытекающими финансовыми последствиями), и предпринял все возможное, чтобы обеспечить себе полный контроль над производством серии.


 Контракт Аутколта с Herald истек в декабре 1905 года. Denver Post предложила художнику оклад в размере 10000$ в год за возможность публиковать новые стрипы о Бастере, но Аутколт отказался от предложения в пользу работы на синдикат Херста. Herald продолжила публиковать стрип, который отныне рисовали другие художники, а Аутколт публиковал свое творение в газетах Херста. Персонаж был настолько популярен, что в какой-то момент с его участием выходило целых пять стрипов еженедельно.


 Аутколт подал на Herald в суд, пытаясь добиться отмены публикации стрипа-соперника. Herald ответила встречным иском, предварительно запатентовав имя Бастера Брауна. Адвокат Herald утверждал, что поскольку его клиент инвестировал в стрип и его рекламу крупные денежные суммы, права на Buster Brown должны принадлежать ему. Судебное разбирательство активно освещалось в прессе, а все его участники стали знаменитостями. Итогом разбирательств стало решение суда, согласно которому Herald стала обладательницей названия стрипа, а Аутколт мог продолжать создание стрипов для любого из заказчиков на свое усмотрение. Позже суд также постановил, что Аутколт является владельцем прав на героя, а сам художник, вовремя вложив деньги в рекламное агентство, которым управлял его сын, в последующие годы более тридцати раз подавал в суд на авторов, копирующих Buster Brown. Параллельно в суде решались судьбы нескольких театральных постановок на основе стрипа. Роялти с одной из таких постановок принесли Аутколту 44000$ в течение четырех лет, что по тем временам было заоблачной суммой.


 Бастер Браун был первым персонажем, чье имя стало брендом. Уже в 1904 году Аутколт стал сотрудничать с Brown Shoe Company – фирмой, производящей обувь – и производителем часов Робертом Ингерсоллом; вместе они работали над совместной рекламной кампанией обуви и часов. Вскоре имя Бастера Брауна стало брендом, под маркой которого выходили игрушки, текстиль, куклы, игры, кофе, прохладительные напитки, мука, хлеб, яблоки, пиджаки, и даже пианино.


Buster Brown.


 «Бастер Браун был важным звеном между стрипами и культурой потребления», как сказал Йен Гордон. В силу этого сам стрип практически невозможно рассматривать отдельно от образа бренда, закрепившегося за его героем. В последующие годы и другие персонажи (Попай, Микки Маус и Снупи) стрипов перестанут быть лишь линиями на бумаге, обретя бессмертие в череде рекламных джинглов и тоннах сопутствующих товаров, но Аутколт останется пионером в области рекламных инноваций.


 
Little Nemo in Slumberland Винзора Маккея, дебютировавший на страницах New York Herald 15 октября 1905 года, также был стрипом с повторяющимся сценарием: Немо засыпал, видел сны, и просыпался на последней панели, часто падая с кровати. Взяв за основу такой простой подход, Винзор Маккей на его основе соорудил шедевр, выходящий далеко за рамки обычного воскресного стрипа.



Little Nemo Виндзора МакКея.


 В 1891 году Маккей начал работать в грошовом музее на Вайн стрит в Цициннати, где он рисовал постеры и плакаты. Невозможно переоценить влияние этого заведения с его чарующей атмосферой на позднее творчество художника, ибо мотивы, связанные с абнормальностью, так или иначе станут основой всех его стрипов, созданных в зрелом возрасте. Четыре года Маккей работал в составе редакции Cincinnati Enquirer, после чего переехал в Нью-Йорк, где в 1903 году был нанят Джеймсом Гордоном Беннеттом для создания иллюстраций к Telegram и Herald



Среди прочих серий Маккея, созданных для этих изданий, особо выделяются его первый шедевр Little Sammy Sneeze о бесконтрольно чихающем мальчике, и Hungry Henrietta, героиня которого отличалась завидным аппетитом.

Little Sammy Sneeze Виндзора МакКея.


 Маккей никогда не признавал влияние Зигмунда Фрейда, чья книга «Интерпретация сновидений» была выпущена в 1900 году, но при этом восхищение человеческим подсознанием в его работе прослеживается без труда.  Наиболее взрослый стрип Маккея Dream of the Rarebit Fiend был эксплуатацией темы одержимости, населяющей подсознание. В каждом эпизоде меняющиеся герои стрипа ели на ночь блюдо из расплавленного сыра, вызывающее у них кошмары, являющиеся интерпретацией их потаенных страхов (и были способны вызвать настоящий кошмар у читателя, так мастерски Маккей выдерживал в них атмосферу и так безупречно рисовал вещи действительно отталкивающие).


Dream of the Rarebit Fiend Виндзора МакКея.


 Little Nemo без всякого сомнения был шедевром, чья гениальность подчеркивается фактом, что создан он был всего лишь на десятый год существования медиума, к которому он относился. С 1905 по 1911 годы Маккей на страницах Herald Маккей устраивал еженедельные виртуозные графические перфомансы, не имеющие аналогов по масштабу в фантастических комиксах. Все в стрипе Маккея было нарисовано с нечеловеческой точностью -  будь то роскошная архитектура, дивные звери или пленительные декорации. Художник экспериментировал с дизайном страниц и панелей, а также функциями, используя, например, вертикальные панели для демонстрации «роста» объектов, а широкие для создания панорам. Маккей гордился тем, как покрашен и издан был его стрип, вовсю задействующий потенциал печатных прессов Herald, бывших, как утверждалось, лучшими из существующих в то время. Маккей приложил руку к созданию «континьюити» в комиксах, то есть последовательности сюжетных линий: Немо не только путешествовал по дивным локациям неделю за неделей, но и помнил, что произошло с ним в прошлом.


 Маккей был скромным человеком, ни в коем случае не считающим, что он наделен великим даром. В книге Клэр Бриггс How To Draw Cartoons он так говорил о том, почему по его мнению он стал успешным: «Величайшим сопутствующим фактором моего успеха я могу назвать абсолютно непреодолимую тягу к постоянному рисованию». «Я не думаю, что у меня имелось больше таланта к рисованию, чем у других детей, но я полагаю, что тот мой интерес к рисованию и радость, с которой я (их) рисовал, и способствовали совершенству, которого я добился».


 Другие авторы тоже сочиняли фантастические стрипы, но Little Nemo был и остается самым влиятельным из них. Критики наперебой превозносили высокие моральные и артистические качества творения Маккея, и другие картунисты довольно быстро научились имитировать изобретенную им формулу создания стрипов. Среди многих подражателей Little Nemo и стрипов той эры выделяются Wee Willie Winkie’s World и The Kin-der-Kids (оба созданы в 1906 году Лионелем Финингером, не уступающим Маккею по части таланта и мастерства), Nibsy, the Newsboy, in Funny Fairyland (также выпущенный в 1906 году, этот стрип для гиганта Джорджа МакМануса был пробой пера перед тем, как он создал арт-нуво шедевр Brining Up the Father), Danny Dreamer Клэр Бриггс, The Explorigator Гарри Дарта (изумительный, но очень короткий стрип Дарта публиковался всего лишь в течение четырнадцати недель в 1908 году), Mr. Twee Deedle Джонни Грюэлла (выходил в 1911 году и долго считался утерянным шедевром), и Bobby Make Belive (созданный самим Френком Кингом).

Wee Willie Winkie's World Лионеля Финингера.
Kin Der Kids Лионеля Финингера.
Explorigator Генри Гранта Дарта.
Mr. Twee Needle Джонни Груэлла.

 Стрипы не были единственным увлечением Маккея. В 1906 году он выступал в представлениях по всей стране, работая в жанре «chalk-talk» (монолог, сопровождаемый молниеносно создаваемыми иллюстрациями). Он был одним из первых аниматоров, причем тысячи кадров каждого мультфильма он рисовал собственноручно. Его мультфильм 1914 года Gertie the Dinosaur, который Маккей также превратил в художественное представление – Маккей стоял на сцене рядом с экраном, на который проецировался фильм, «вступая во взаимодействие» и разговаривая с рисованным героем, - был первым мультфильмом, в котором действующий персонаж был выписан убедительно и являлся личностью, а не ожившим сюжетным ходом. Помимо этого Маккей с 1911 года начал работать на Херста как в качестве автора стрипов, так и политического картуниста, добившись в этой области иллюстрации выдающихся заслуг.


 Маккей умер 26 июля 1934 года. Современники и ученики считали его величайшим картунистом Америки. «Его уникальность определялась непревзойденной техникой, кажущимся безграничным воображением, безжалостной детализацией и изобретательным гением», говорилось в его некрологе. Роберт Харви так суммировал причины того, что Маккей занимает важнейшее место в истории арт-формы: «Он настолько опережал время, что многие его инновации просто превосходили технические возможности его современников: только последующим поколениям картунистов надлежит узнать, что он понял о границах медиума и как он продемонстрировал их ширь».


 
В течение первого десятилетия двадцатого века комиксы постепенно начали появляться на страницах дневных и воскресных изданий газет. Стрипы и панели были разбросаны по страницам утренних и вечерних изданий в хаотическом порядке, соседствуя с новостями о спорте или же финансовых сводках. Читателями таких изданий были в основном взрослые мужчины, покупающие газету по пути домой или на работу. Содержание некоторых стрипов, таких как Mr. Jack, The Hall Room Boys, E.Z. Mark, The Outburst of Everett True отражали вкусы такой аудитории. Среди авторов, прославившихся значительно позже, но активно работающих именно в начале века и создающих стрипы для широкой аудитории, были звезды жанра: Руб Голдберг, Джордж Херриман, Джимми Свиннертон, Гас Мейджер, ТАД Друган.


 В 1907 году Бад Фишер рисовал спортивные иллюстрации для San Francisco Chronicle, и однажды ему в голову пришла забавная мысль: «Я подумал, что, выбрав форму комикс-стрипа для рисунка, обеспечу место своему творению где-то ближе к верхней части страницы, что я и сделал, потешив свое тщеславие. Я подумал, что рисунок , выполненный в таком стиле, будет легче читаться. Так и было», вспоминал позже Фишер.


 Стрип Фишера под названием Mr. A. Mutt Starts in to Play the Races был опубликован 15 ноября 1907 года, а героем его был азартный любитель скачек. После «усвоения небольшой толики «инасйдерской инфы»» господин Матт поставил по десять долларов на трех лошадей: Основательного, Блондинку и Денежную Кучу (имена принадлежали настоящим лошадям, выступающим на треке Эммервилля). На последней панели стрипа Фишера был опубликован, возможно, первый в истории комиксов клиффхэнгер. Читателям предлагали «посмотреть что с собой учинит господин Матт в завтрашнем выпуске Chronicle». До этого момента клиффхэнгер активно использовался только в романах, публикующихся по частям в журналах или театральных мелодрамах.


Mutt and Jeff Бада Фишера.


 Вот так просто, с демонстрации безвольного азартного игрока, начался первый успешный ежедневный стрип той эры. Читатели, следящие за стрипом Фишера, покупали газеты каждый день, стремясь выяснить, изменится ли финансовое состояние господина Матта после очередной ставки. Многие также наивно полагали, что Фишер обладает недоступной им информацией, и принимали куражество художника за настоящие наводки, спеша поставить на упомянутых в свежем эпизоде серии лошадей.


 В течение следующих месяцев господин Матт занимался сбором информации, копил деньги на ставки, делал их и наблюдал за скачками, часто проигрывая. После чего порочный цикл повторялся. Господин Матт, как истинный игрок, цены деньгам не ведал, спуская их в случае победы с достойной восхищения скоростью.


 В 1908 году стрип Фишера претерпел изменения. В течение того, что с натяжкой можно было назвать шатким сюжетным арком, господин Матт был арестован за мелкое мошенничество, осужден и отправлен в психбольницу. Фишер знатно развлекся, активно критикуя местных политиков и используя в стрипе имена настоящих судей и политиков, замешанных в местном коррупционном скандале. Господин Матт, меж тем, находясь в принужденной изоляции, умудрялся продолжать делать ставки. 27 марта, все еще находясь в больнице, Матт познакомился с низеньким, лысым и явно бредящим малым, представившимся именем знаменитого чемпиона по боксу Джеймсом Джеффрисом или же просто «Джеффом». Постепенно двое мужчин сдружились, но лишь после выхода в 1910 году первого сборника стрипов, названного Mutt and Jeff Cartoons, они стали командой. Стрип сохранял название A. Mutt вплоть до 15 сентября 1916 года, после чего был переименован.


Mutt and Jeff Бада Фишера.


 Вместе с Джеффом в стрип прокрался здоровый юмор. Планы Матта отныне и впредь были обречены, потому что в них принимал участие эталонный недотепа Джефф. И хотя Матт вымещал зло на подельнике, периодически поколачивая и мутузя того, Джефф никогда не держал обиды на товарища. Вместе хитрый оппортунист и забавный простак образовали знаменитый архетип – так называемую «полярную пару». Mutt and Jeff публиковался в течение 75 лет, а отменили стрип только в 1983 году. До конца своего существования Матт и Джефф оставались друзьями.


 Через месяц после того, как A. Mutt дебютировал в San Francisco Chronicle, Уильям Херст, издатель San Francisco Examiner, нанял Фишера, удвоив его зарплату. Будучи автором дальновидным, Фишер успел таки подписать последней стрип для Chronicle и первые два для Examiner, накарябав внизу последней панели «Copyright 1907, H. C. Fisher». Позже Фишер зарегистрировал права на стрип в Вашингтоне. После того как Фишер отбыл в Examiner, редактор Chronicle поручил Рассу Вестоверу заняться продолжением A. Mutt.  Фишер оспорил право на публикацию, и 7 июня 1908 года Chronicle прекратила издание стрипа. Фишер был первым картунистом, которому удалось доказать, что он имеет все права на свое творение и право распоряжаться им.


 В 1920-х годах Бад Фишер, самый высокооплачиваемый картунист в индустрии, схлестнется в битве с Уильямом Рендольфом Херстом, самым могущественным издателем той эпохи, а полем их боя вновь станет судебный зал. На кону окажется юридический и финансовый контроль над собственностью, принадлежащей Фишеру. Это решение суда окажется знаковым.
(продолжение следует)


Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...