четверг, 7 июня 2018 г.

BIG RED SON by David Foster Wallace



БОЛЬШОЙ РЫЖИЙ СЫН


Дэвид Фостер Уоллес


      Американская академия реаниматологии подтверждает: каждый год несколько взрослых мужчин – как правило, их число колеблется между одной и двумя дюжинами - госпитализируют после того, как те кастрируют себя. Обычно при помощи кухонных принадлежностей или, иногда, бокорезов.  В качестве ответа на очевидный вопрос выжившие пациенты чаще всего сообщают, что их сексуальные потребности стали источником невыносимых противоречий и тревог. Жажда идеального облегчения и реальная невозможность идеального, доступного везде и всегда облегчения порождали напряжение, которое пациенты не могли больше выносить.          


Именно этим 30+летним страдающим от переизбытка тестостерона мужчинам, чьи случаи самоунижениябыли задокументированы в течение последних двух лет, ваши корреспонденты и хотят посвятить эту статью. И тем терзаемым душам, что подумывают об аутокастрации в 1998 году, мы хотим сказать: «Остановитесь! Руки прочь! Повремените с кухонными принадлежностями и/или бокорезами». Поскольку мы полагаем, что, возможно, нашли альтернативу.      


 Каждую весну Академия кинематографических искусств и наук проводит церемонию награждения за выдающиеся достижения во всех аспектах современного кинематографа. Эта кинопремия носит название «премия Академии». В Соединенных Штатах мейнстрим кинематограф является крупной индустрией, как, впрочем, и сама церемония. Печально известные коммерциализация и лицемерие этого мероприятия внушают отвращение многим миллионам, и миллионам, и миллионам зрителей, которые включают телевизор в прайм-тайм, чтобы посмотреть церемонию. Церемония «Оскар» не случайно проводится в один из дней «рейтинговой недели». Мы все, по сути, смотрим ее, несмотря на гротескность наблюдения за индустрией, поздравляющей себя и притворяющейся, что она все еще является некоей формой искусства, илицезрения разряженных в 5000наряды людей, сыплющих роскошными, написанными публицистами клише об изумлении и смирении, и т.д. – вся эта циничная постмодернисткая канитель, - но в итоге мы все равно ее смотрим. Проявляем интерес. Несмотря на то, что лицемерие задевает;несмотря на то, что сборы в первый день показа и маркетинговые стратегии теперь оттесняют сами фильмы на второй план;несмотря на то, что Канны и Санденс превратились в самые обычные предпринимательские зоны. Но правда такова: во всем этом больше нет ни капли веселья. Что еще хуже, существует, по-видимому, некий огромный негласный сговор, согласно которому мы все еще претворяемся, что веселье никуда не делось. Что мы находим смешным рекламу Visa с участием Боба Доулаи зазывания Горбачева попробовать пиццу в «Pizza Hut». Что вся мейнстрим кино-культура стремится зашибить деньгу, одновременно поздравляя себя и притворяясь, что зашибание деньги ее не интересует. Однако подспудно мы знаем: все это отвратительно.    


   Ваши корреспонденты смиренно предлагают альтернативу.    



  Каждый январь в наименее претенциозном городе Америки проходит ежегодная церемония награждения AVN AwardsAVN расшифровывается как Adult Video News.(такой себе аналог Variety от мира американской порно-индустрии). Этот толстый, красиво сверстанный журнал стоит 7.95$за выпуск, на 80%состоит из рекламы, и явно нацелен на распространителей фильмов для взрослых. Его тираж составляет прибл. 40000 копий.

     И хотя сублинейные превратности бухгалтерского учета индустрии развлечений воистину легендарны, общеизвестно, что американская индустрия по производству фильмов для взрослых, чей годовой оборот составляют 3,5-4 миллиарда долларов с совокупных продаж, проката, платы за просмотр кабельных каналов и прибыли от видео-мастурбационных-будок, является еще более крупной и эффективной машиной по зарабатыванию денег, чем легальный американский мейнстрим кинематограф (ежегодный годовой оборот последнего составляет приблизительно 2-2,5 миллиарда долларов). Американская индустрия развлечений для взрослых сосредоточена в долине Сан-Фернандо в Лос-Анджелесе, от Голливуда [1] ее отделяет лишь горная цепь. Некоторые инсайдеры предпочитают именовать индустрию для взрослых Злым Двойником Голливуда, другие – Большим Рыжим Сыном мейнстрима.


     Тот факт, что Adult Video News– лощеный, дорогой журнал, чьи статьи больше похожи на эпизоды телемагазина – и одноименная ежегодная награда появились в 1982 году - не просто случайность. В конце концов, в начале восьмидесятых годов зародились видеомагнитофоны и магазины по прокату видеокассет, сделавшие для порно то же самое, что телевидение сделало для профессионального футбола.


     Из пресс-релиза, выпущенного AVN11/12/97 (доступно также на сайте www.avn.com):


   - Сегодня [2] были оглашены номинации 15-й ежегодной церемонии награждения AVN Awards. Проводимое в этом году шоу, отмечающее пятнадцатилетний юбилей AVN, посвящено «Истории». [sic]   


- Награды будут представлены в течение двух ночей в рекордных 106 категориях.   - Индустрия фильмов для взрослых выпустила почти 8000 фильмов для взрослых [sic]в 1997 году, включая свыше 4000 «новых» релизов (не сборников). AVNотрецензировал каждый новый релиз в каждой категроии [sic]за последний год (или свыше 30000 секс-сцен). [3]


   - Для сравнения, в прошлом году для участия в церемонии «Оскар» подходили около 375 фильмов, которые обязательно должны были посмотреть эти члены жюри [sic-в смысле какие-то другие члены жюри, а не члены жюри AVN, предположительно]. Для того, чтобы определить номинации, AVN пришлось посмотреть почти в десять раз больше релизов [использование и повторение sic, хотя 4000, разделенные на 375, это действительно больше, чем в десять раз].


    Суббота 10 января 1998 года, банкетный зал Форум Цезаря, гостиничный и казино комплекс «Дворец Цезаря”, Лас Вегас, штат Невада; из благодарственной речи мистера Тома Байрона, после получения награды AVN 1998 Актер Года (сказано с изрядной долей эмоций): «Хочу поблагодарить всех красивых женщин, в которых я совал свой член». [Смех, одобрительные возгласы, овации.]


 Ibid.;из благодарственной речи мисс Джинны Файн, после получения награды Лучшая актриса второго плана за роль в фильме Роба Блэка «Канальи»: «Господи, это за что, за «Канальи»? Господи, это еще один фильм, чей сценарий я прочитала и сказала: «Черт, я точно попаду в ад за это. [Смех, одобрительные возгласы.]Но это не беда, потому что все мои друзья там тоже окажутся!». [Волна смеха, одобрительные возгласы, аплодисменты.]


     Из проводимого между награждениями выступления мистера Бобби Слейтона, профессионального комика и ведущего церемонии награждения AVNA 1997 года: «Я знаю, что хорошо выгляжу;то есть, в смысле, моложе, потому что с недавних пор я стал пользоваться одной греческой формулой: каждый раз как нахожу у себя седой волос – ебу свою жену в жопу! [Никто не смеется, слышны отдельные стоны.] Нахуй пошли. Это отличная шутка. Пошли надуй».


     Бобби Слейтон - сиплоголосый клон Дайса Клея, представляющий всех актрис как «женщину, ради которой я себе хрен отрежу» и поразивший представляющих маргинальную прессу журналистов одновременно своим отсутствием чувства юмора и схожестью с абсолютно каждым отирающимся около жилого комплекса дилером кокаина - милостиво отсутствовал на 1998 гала-церемонии. В этом году программу ведет Роберт Шиммель, выпускник In Living Color и частый участник «Шоу Говарда Стерна». Шиммель выглядит как развратный, сильно загоревший Уоллес Шон, и он не менее груб, чем Б. Слейтон, но куда лучше как ведущий. Он изображает пантомиму: человек, пытается совокупиться с резиновой куклой, надуть которую до конца ему помешала лень. Он противопоставляет горестную недостачу своего эякулянта шокирующим оргазмам широко известных актеров, уподобляя эякуляции этих мужчин работе автоматических газонных разбрызгивателей и издавая жуткие звукоподражания оных. Все представляющие маргинальную прессу журналисты сидят за столом номер 189, находящимся на задворках банкетного зала. Большинство этих репортеров представляют особого рода мужские журналы – запаянные в пленку, те восседают за кассой в небольших магазинчиках – и составляют безмолвную и измученную группку, но Шиммель заставляет парочку из них, скрывающихся под псевдонимами Гарольд Гекуба и Дик Мразь, хохотать так шумно, что сидящие за соседним столиком люди из Анаболик Видео смотрят на них с раздражением. Дик Мразь во время комедийного номера о преждевременной эякуляции давиться суши роллом по-калифорнийски


     … Но все это происходит в субботний вечер во время основного мероприятия. И предваряют субботнюю кульминацию множество торжеств.    


  Индустрия фильмов для взрослых вульгарна. Разве в этом кто-нибудь сомневается? Одна из категорий AVNназывается «Лучший фильм в жанре анал», другая – «Лучшая маркетинговая кампания/Образ компании». Фильм «Неотразимая», победивший в 1983 году в нескольких номинациях, в Adult Video News на протяжение пятнадцати лет именовался «Ниотразимая». Индустрия не только вульгарна, она предсказуемо вульгарна. Все клише оказываются правдивыми. Типичный продюсер порно действительно оказывается маленьким мужичком в плохом парике и с огромным, размером с банку «Ролэйдс» кольцом на мизинце. Типичный режиссер порно действительно является мужиком, использующим слово «класс» в качестве существительного, обозначающего утонченность. Типичная порно старлетка действительно оказывается дамой в вечернем наряде из лайкры и с покрытыми татуировками руками, одновременно курящей и жующей жвачку, говорящей журналистам как благодарна она «Дефекторез Продакшн Лимитед» за помощь в оплате счета за операцию по увеличению груди. И говорящей на полном серьезе. Вся церемония награждения становится, по словам мистера Дика Мрази, Свободной От Иронии Зоной.


     Но, конечно, мы должны помнить, что слово «вульгарность» имеет множество определений и что только несколько их них имеют отношение к распутству или дурновкусию. По сути, «вульгарность» означает что-либо популярное в массовом масштабе. С точки зрения семантики это слово полностью противоположно словам «претенциозность» или «снобизм». Такая себе причесанная скромность. Это рейтинги Нильсена, аксиома Барнума и жажда прибыли. Это большой, большой бизнес.     


В 1995 году покончил жизнь самоубийством тридцатичетырехлетний порно актер Кэл Джэммер. За последние десять лет покончили жизнь самоубийством старлетки Шона Грант, Нэнси Келли, Алекс Джордан и Саванна. Саванна и Джордан получили награды AVN«Лучшая новая старлетка» в 1991 и 1992 годах, соответственно. Саванна совершила самоубийство после того, как получила незначительные повреждения лица в автомобильной аварии. Алекс Джордан стала известна тем, что адресовала предсмертную записку своему домашнему питомцу. Член съемочной бригады и актер Израэль Гонзалес совершил самоубийство в складе компании в 1997 году.


     У лос-анджелесской группы поддержки ЗБПА (Защита Благосостояния Порно Актеров) есть 24-часовая кризисная линия для людей, работающих в индустрии для взрослых. В прошлом ноябре в одном из залов для боулинга, расположенных в Мишн Хиллз, состоялся благотворительный вечер для ЗБПА. Он принял форму турнира по «голому» боулингу. Десятки старлеток захотели принять в нем участие. Две или три сотни поклонников фильмов для взрослых поучаствовали и заплатили, чтобы посмотреть как старлетки играют нагишом. Производственные компании или их руководители не участвовали и не спонсировали мероприятие. Благотворительный вечер собрал 6000$, что равняется немногим меньше, чем 0.000002 от годового оборота порноиндустрии.


      Если вы смотрели «Казино», «Шоугерлз» или «Багси», то знаете, что на самом деле существуют три Лас-Вегаса. «Бинион», где всегда проходит мировая серия покера, олицетворяет «старый Вегас», сосредоточенный вокруг Фремонт стрит. Будущее Лас-Вегаса даже сейчас находится на поздних стадиях строительства и расположено в самом конце Стрипа на задворках города (там, где всегда возводят американские моллы):им являются множество аттракционоподобных, ориентированных на семейный досуг предприятий, которые так красочно описывает Де Ниро в финале «Казино».


    Но Лас-Вегас, каким видит его большинство из нас, Вегас qua Вегас, состоит из дюжины отелей, примыкающих к средней части Стрипа. Vegas Populi: роскошные, замысловатые, цветастые, до одури упадочные отели, кафедральные соборы азартной игры, вечеринок и развлечений самого микрофона-над-головой-размахивательного характера. «Пески». «Сахара». «Звездная пыль». «MGM Гранд», «Максим». Все в пределах небольшого радиуса. Годовые траты на неон – семизначные. «Харра», «Казино Рояль» (с примыкающим к нему большим, круглосуточно работающим Danny’s), «Фламинго Хилтон», «Имперский Дворец». «Мираж» с его огромным, постоянно подсвечиваемым каскадным водопадом. «Цирковой круг». «Остров сокровищ» с его хитрым фасадом из палуб, снастей, бизань-мачт и оттяжек стрел. «Люксор», построенный по подобию древневавилонского зиккурата. «Варварский берег», перед которым стоит знак с надписью «Обналичь свой чек – выиграй до 25000$». Эти отели составляют Вегас, которым мы знаем. Земля Лолы и Уэйна, Зигфрида и Роя, Коперфильда. Танцовщиц в высоченных головных уборах. Песочница Синатры. Большинство из них построены в пятидесятые и шестидесятые годы, в эру гангстерского шика и развлечений, породивших индустрию. Получасовые очереди за такси. Курение не только разрешено, но поощряется. Парики, бэйджи с конвентов и женщины в мехах всех оттенков. Музей, в котором выставлена на показ Самая Большая В Мире Бутылка Кока-Колы. Кафе Харлей-Дэвидсон с его тимпаном в виде здоровенного выпирающего борова; H&C с его рядом фаллических колонн, электрифицированных и мигающих со зловещей синхронностью. Город, претворяющийся ничем иным, кроме как самим собойогромная машина по обмену зрелищ на деньги, ощущений на деньги, денег на еще большие деньги, удовольствий на то абстрактное, чем завтра придется расплатиться по счетам.


     Не забудем мы и о синекдохе Вегаса и его бьющемся сердце. Расположено оно по диагонали от «Бэлли» и называется «Дворец Цезаря». Праотец. Размером с двадцать «Уолл-Мартов» от края до края. Настоящий мрамор и искусственный мрамор, ковры такой толщины, что на них можно потерять сознание и не заработать контузию, 130000 квадратных футов отведено под одни только казино. Куполовидные потолки, ленточные окна, цилиндрические своды. В «Дворце Цезаря» Америка перевоплощается в иной Рим: поработитель собственного народа. Империя имени Себя. Это завораживает. Легкая зимняя морось заставляет неон кровоточить. Зрелище настолько красивое, что почти хочется отвести глаза. Не существует более подходящего места для вручения наград за вклад в порно – здесь, в лас-вегасском Цезаре, церемония AVN является лишь еще одним торжеством. Старлеток узнают куда больше туристов и участников конвента, чем можно предположить. Вокруг отеля все машины припаркованы в два ряда. Даже просто стоя на месте или опуская монеты в слот-машины, актрисы становятся главными достопримечательностями. Лас-Вегас своего не упустит.




      Церемония награждения AVN Awards всегда проводится в те же дни, что и Международная выставка потребительской электроники (CES), которая в этом году проходит с 8 по 11 января. CES– это всегда больше событие. Это нечто вроде комбинации между конвентом и шоу талантов, участие в котором принимают лишь самые одаренные представители мира потребительской техники. Присутствуют Стив Форбс и парни из ThomsonSun Microsystems планирует запустить на этой CESPersonalJava 1.0. В Субботу утром в зале, битком набитом людьми, выступил с речью Билл Гейтс. Крупные игроки на рынке телевидения, кабельного вещания и мерчандайзинга проводят панельную дискуссию на тему слабой жизнеспособности HDTV. Форум о проблеме возврата товаров недовольными покупателями проходит в зале на 1500 местместа только стоячие. Сама выставка CES по площади превосходит родные города ваших корреспондентов. Она распределена по четырем разным отелям и состоит из 10000+ киосков, предлагающим все от «Самого первого полнотекстового пейджера в наручных часах» до презентуемой впервые самонагревающейся спутниковой тарелки («Не боится снега и льда!»).


     Но самым популярной – свыше 100000 посетителей каждый год - выставкой CES является Выставка программного обеспечения для взрослых, и это не смотря на то, что сама CES относится к порно-паноптикому приблизительно также, как семья к умалишенному родственнику, и проводит ее, выставку софта, у черта на куличках в помещении, ранее бывшем парковочным гаражом отеля «Пески». Здание это, находящееся от прочих мест проведения CESна расстоянии длинной автобусной поездки, является огромным цементным помещением без окон, во время проведения шоу умудряющимся вызывать одновременно приступы клаустрофобии и агорафобии. Большая вывеска сообщает, что вход разрешен только совершеннолетним. Средний возраст посетителей, попавших внутрь, равен 45 годампочти все они – мужчины, большинство носят бэйдж конвента. У всех производственных компаний, от «Анаболик» до «Янус», есть здесь свой киоск. У больших компаний киоски широченные, со множеством витрин, и напоминают стрип-моллы. Большинство популярных порноактрис работают по контракту, выступая в качестве эксклюзивных продавцов какой-то отдельной производственной компаниии одна из причин, по которой большинство старлеток на момент субботней гала-церемонии выглядят уставшими и капризными, заключается в том, что львиную долю предыдущих 72 часов им приходится проводить в киосках их компаний на CEO, стоя целый день в туфлях на головокружительных каблуках, раздавая автографы, позируя для снимков и общаясь с людьми самого разного сорта.


     Лучше всего описать царящую на CES 98 акустическую среду можно так: представьте, что апокалипсис принял форму коктейльной вечеринки. Фанаты мужского пола пробираются сквозь фрактальный лабиринт киосков группами по три и более человека. Выражения лиц фанатов напоминают гримасы подростков, подсматривающих в глазок за чем-то сокровенным, и выражения эти выглядят сюрреалистично на лицах с желваками и залысинами. Кое-кто из фанатов занимается распространением видео;большинство нет. Большинство пришедших – прожженные фанаты, опора индустрии. Многие из них не только узнают, но, похоже, знают имена, сценические псевдонимы и данные биографий почти всех актрис.


     Обход выставки в среднем занимает два часа и двенадцать минут, включая приблизительно четыре заминки, связанные с потерей ориентации и необходимостью повернуть назад после очередного шикана или барочного, высотой под потолок, зеркала в наклонной раме, предназначенного зрительно удваивать размер дисплея, на котором показывали фильм компании «Хитвэйв Видео» под названием «Дилдо маскарад по-техасски». Ваших корреспондентов сопровождали Гарольд Гекуба и Дик Мразь, великодушно предложившие выступить в роли проводников и экскурсоводов, и вот случайные фрагменты того, что мы видим, оказавшись внутри:   


 Второразрядная старлетка в миниатюрных стрингах позирует для фото, расставив ноги и усевшись тылом на колено болезненно тучного продавца мобильных телефонов из пригорода Филадельфии. Делающий снимок мужик, на чьем бэйдже значится «Привет» и имя «Шерм», называет старлетку «деткой» и просит ее сменить позу, чтобы «было видно чуток шерсти внизу». Другая старлетка – полирезиновые крылья прикреплены к спине – есть батончик «Милки Вэй», подписывая боксы для кассет. Актер Стивен Ст. Крой стоит рядом с киоском «Кабальеро Хоум Видео», и, ни к кому конкретно не обращаясь, говорит: «Когда же оно кончится? Я так хочу смотаться отсюда». Все магазины по продаже видео для взрослых имеют характерный запах – смесь дешевой магнитной ленты и дезинфицирующего средства – и бывший парковочный гараж отеля «Пески» насквозь им провонял. Азиатские бизнесмены, будучи неустанно бодрыми и вежливыми, движутся по проходам плотными, грациозными стайками. Возле киоска «Города Греха» молодой парень в цветной футболке с Френкенштейном наносит спреем рисунок в виде стилизованных огней на грудь актрисы. У актрисы – настолько малоизвестной, что даже Мразь и Гекуба не знают ее имени – грудь нормального размера, и почти нет поклонников. Куда больше людей привлекает Макс Хардкор и его киоск «МИРМАКСА», где одна из девушек, сидя на корточках на столешнице, мастурбирует рукоятью хлыста. На рекламных постерах фильмов Макса сам актер изображен несущим на плече девушку в минишортах (в качестве заднего фона использованы силуэты разных городов);слоганы внизу постера гласят: «Смотри как красивых девочек содомируют способами самыми ужасными! Смотри на заляпанных спермой безмозглых дурех!». Как сообщает Гарольд Гекуба, Макс – тот еще фрукт. Мразь и порно-продюсер, носящий исключительно шотландку сине-зеленых оттенков, курят сигары, то и дело подносят их одна к другой, сравнивая шапку пепла и ровность горения. Множество актеров (и даже некоторые старлетки) тоже курят сигары. 1998 год определенно является годом Сигары. Старлетки все как одна носят в высшей степени формальные коктейльные платья или же укороченные ансамбли из латекса, винила или лайкры. Каблуки туфель повсеместно остры и необычайно высоки. Некоторые старлетки покрыты таким слоем макияжа, что кажутся забальзамированными. Их уложенные в сложные прически волосы хорошо смотрятся с расстояния в шесть метров, но вблизи выглядят сухими и безжизненными. Какой-то мужчина, бывший либо выступающим от случая к случаю актером Джеффом Мартоном, либо режиссером в жанре «жуткая мерзость» Грегори Дарком, показывает фокусы с его коронной федорой. Кем бы он ни был, он носит бороду-эспаньолку. Гарольд Гекуба тоже носит бороду-эспаньолку;Дик Мразь носит, скорее, бороду-островок. Гекуба и Мразь – долго поварившиеся в котле индустрии журналисты – знают здесь всех в лицо, их часто останавливают и заводят с ними разговоры. (Эти заминки, во время которых ваши корреспонденты неловко стояли на периферии разговора, стараясь не выглядеть так, будто они тоже здесь кого-либо знают и только того и ждут, как бы заметить знакомых в толпе и отойти, заведя более интересный разговор, в 132-минутный обход выставки включены не были.) В этом году не меньше 75мужчин, так или иначе связанных с порно индустрией, носят разные варианты эспаньолок.


     Возле будки «Аутлоу Видео» старлетка, наряженная в платье из золотого ламе с бретельками-вермишелинами, жует жвачку и выдувает большие голубые пузыридевушку в это время снимает на камеру фан-инвалид, чья видеокамера и параболический микрофон прикреплены к подлокотнику инвалидной коляскистарлетка показывает татуировки на своей руке и, похоже, объясняет происхождение и контекст каждой из них. Наибольшая очередь за автографами во всем гараже «Песков» тянется к мультикиосковому комплексу «Вивид Видео», где находится мисс Тейлор Хейс. Тэйлор – записная красавица (она выглядит как чуть потасканная Синди Кроуфорд), и на большом мониторе, что свисает с потолка над отведенной для «Вивид» зоной, крутятся клипы с ее участием, в которыхона скудно одета и танцует среди паров сухого льда. У прилавка на полу сложена берма кассет в упаковке, а рядом, справа от Тейлор, встречающей каждого фаната так, будто он ее давно пропавший родственник, стоит внушительный мужчина в кепке-визоре и с портативным терминалом для считывания кредитных кард. Дик Мразь сообщает, что Тейлор одновременно и действительно хороший человек, и виртуозная профессионалка.


     Киоск «ЭКСПлор медиа» - компании, известной по серии фильмов «Южные девчата» и сайту Оргия ради мира на земле – привлекает внимание тем, что всем управляющим ЭКСПлор, похоже, еще не исполнилось и двадцати пяти лет, и атмосферой вечеринки студенческого братства, длящейся три дня к ряду. Молодой лысый парень, свернувшись в позе зародыша, лежит без сознания на прилавке, и какой-то шутник приклеил к его черепу кучу разных перьев и вялых, пластмассовых, двухголовых и напоминающих дилдо штуковин. Владельцами-авторами ЭКСПлор являются два брата, траст-фондовые детки из нью-йоркского пригорода в Коннектикуте. Зовут их Фаррел и Моффит Тимлейк. Фаррел, обутый в высоченные сапоги Док Мартенс и носящий брюки-карго на пару с чем-то, напоминающим то ли легкую парку, то ли толстый свитер с вечно поднятым капюшоном, является особого рода знаменитостью на CES-98 поскольку он, по-видимому, дружит с одним из двух ребят, что придумали «Южный парк»а ребята эти, по слухам, сейчас находятся в Вегасе и располагают билетами на субботний AVN банкет.


   Потеют все без исключения. Если не считать редкие исключения, то у каждого киоска работающие по контракту старлетки общаются с фантами с той отдаленной, суровой учтивостью, с которой обычно обслуживают клиентов стюардессы и официантки. Определить как сильно скучают актеры можно по тому, как озаряется их лицо, стоит им увидеть кого-то знакомого. Свыше половины современных супер-звезд индустрии сейчас находятся в зале. Печально известный Т.Т. Бой, например, который стоит в стороне, по привычке игнорируя всех и вся, тот самый Бой, заявляющийся, по слухам, на съемки с полуавтоматическим пистолетом и который был упомянут в 1995 году в статье New Yorker, полной фраз вроде: «Съемка порно – тщательно очерченная экология». Мистер Винс Войер [sic] присутствует, а также Сет Геко, Джейк Стид, Серенити, Мисси и Ник Ист. Вот вечно молодой Рэнди Вест, который выглядит как серфер, если бы этот серфер заодно был бандюганом;Вест, с его круглогодичным загаром и прической, напоминающей заледеневшую доску для серфинга. Мистер Джон До – обладатель заветной статуэтки ANV, врученной ему в 1996 и 1997 годах как лучшему актеру – передвигается между разными киосками с его обычным (он как будто психологически эволюционировал до состояния крайней отстраненности и крутизны, позволяющей относиться к жизни как к одному протяжному зевку) выражением на лице. А вот Марк Дэвис, самый красивый из мужчин актеров, являющийся едва ли не двойником Грегори Харрисона из сериала «Джон Траппер», разве что Дэвис носит ультракороткую прическу пациента психбольницы (и бороду эспаньолку).


     Ветеран с двадцатилетним стажем Джои Сильвера присутствует на этой CES, но по большей части только как автор: Сильвера теперь режиссирует фильмы «Злого Ангела» из популярной серии «Жопный Ряд». Следуя примеру первопроходцев вроде Джона Лесли или Пола Томаса, большинство нынешних актеров также занимаются режиссурой (и, согласно надписи на упаковке кассет, «представлением») своих фильмов из популярных серий, как то «Вернувшаяся киска» Тома Байрона, «Грязные истории» Джона До, шокирующие «[разные европейские города] в ночи»Рокко Сиффредии т.д. «Такой-то представляет», похоже, является индустриальным трендом, таким же, как сигары или бородки эспаньолки.


     Сложно описать как чувствуешь себя, смотря на живых людей, которых ты видел в хардкорной порнографии. Каково это пожимать руку мужчины, чьи точные эректильные характеристики – размер, угол наклона, венозность – тебе известны. То странное «я-думаю-мы-где-то-встречались» чувство, ощущаемое во время наблюдения за знаменитостями вживую, здесь одновременно усиливается и становится извращенным. Противоречивые чувства обуревают, когда видишь нынешнюю королеву порно Дженну Джеймсон, одетую в джинсы джордаш и латексное бюстье, отдыхающей у киоска «Вивид», и знаешь, что на правой ягодице у нее вытатуировано разбитое сердце в обрамлении слова СЕРДЦЕЕДКА, а слева от  ануса у нее растет крошечная безволосая родинка. Наблюдать за тем, как Питер Норт пытается раскурить сигару и видеть, как эта сцена подсвечивается воспоминаниями его эякуляций, напоминающих артиллерийскую бомбардировку. Видеть лица незнакомцев в момент оргазма – самого незащищенного и исключительно неврального из выражений, настолько уязвимого, что, по сути, в течение веков ты был обязан вступить в брак, чтобы увидеть его. Эта странность может объяснять те комплексные эмоциональные сношения, что происходят на Adult CES между актерами и фанатами. Патроны могут бросать косые взгляды друг на друга и пихаться локтями, но к тому моменту, когда мужчины добираются до головы очереди и видят воочию живую инкарнацию тех фантастических, живущих внутри видеомагнитофона женщин, большинство из них, мужчин, превращаются в дрожащих большеглазых школьников: робких, и сухоротых, и вялых. То же самое происходит в сотнях стрип-клубов по всей стране, где порно звезды выступают в качестве приглашенных танцовщиц (за пятизначный гонорар в неделю, согласно Мрази), а после шоу фотографируются и раздают автографы:


     «Большинство парней начинают страшно нервничать, когда я к ним подхожу», объясняет заслуженная старлетка по имени Шейн. «Я обнимаю его, а у него все тело трясется. Они вообще делают все, что я им скажу». 


Во всей индустрии отношения вывернуты наизнанку: потребители стыдятся и страдают застенчивостью, в то время как актеры бывают задиристы, расслаблены и ведут себя в высшей степени профессионально. 

    

Восьмидесятые остались позади, и ментальность Коммиссии Миса, что привела к репрессиям видео порнографии, давно исчезла. Гнев федеральных оперативных групп и АУиР теперь направлен на интернет и детскую порнографию. Но современная индустрия фильмов для взрослых все еще гиперчувствительна по отношению к тому, что она считает фашистскими атаками на на свои защищенные Первой поправкой права. Специально подготовленный трейлер, втиснутый между юридическим дисклеймером о соблюдении 18 U.S.C. параграф 2257 (и выдержек из него) и рекламы телефонных служб вроде 900-666-ЕБЛЯ, теперь показывается перед началом большинства относительно качественных фильмов для взрослых. На фоне кадров развевающихся флагов и мемориала Линкольна закадровый голос говорит нечто вроде:


    Цензура противоречит нашему Билю о Правах и основополагающим принципам этой страны. Это попытка со стороны части государства узаконить мораль и задушить свободу самовыражения. Эта новая, «узаконенная» мораль представляет опасность для всех американцев. Голосуйте за тех, кто верит в ограничение государственного вмешательства в ваши личные дела. Голосуйте против государственного контроля вашей жизни и вашего дома. Голосуйте против цензуры. Только вы, Народ, сможете сохранить американские идеалы.   


 Эти трейлеры всегда сообщают, что спонсором их выступила либо Ассоциация Фильмов для Взрослых, либо нечто, именуемое Коалиция Свободы Слова.  Обе организации (и плохо различимая грань, разделяющая их) по сути являются индустриальными политкоммитетами. Иными словами, порно приняло близко к сердцу политические уроки восьмидесятых;сейчас оно является усиленно продвигающей лоббирование политической силой, ничуть не уступающей «Дженерал Моторс» или «RJR Nabisco».



    Феминистки всех мастей бойкотируют индустрию фильмов для взрослых по причинам, связанным с мнимыми воздействиями порнографии на женщин. Их аргументы хорошо известны и в некотором смысле убедительны. Но в 1990-х отдельные аргументы против порнографии выстроены вокруг предполагаемых эффектов, которые фильмы для взрослых оказывают на мужчин, их смотрящих. Некоторые «маскулисты» верят, что множество мужчин вырабатывают особое пристрастие к порнографии, причиняющее тяжкий психологический урон. Пример: эссеист по имени Дэвид Мьюра написал книжку под названием «Мужское бремя: замечания о порнографии и зависимости», несколько нью-эйджевую, но местами интересную, как то: 


Суть порнографии – образ плоти в качестве наркотика, способ притупить психологическую боль. Но наркотик этот действует лишь пока человек смотрит на образ… В порнографии восприятие каждого жеста, каждого слова, каждого образа происходит прежде всего через сексуальность. Любовь или нежность, жалость или сожаление оказываются подчиненными и присоединенными к «высшему» божеству, более мощной силе… Зависимый от порно человек желает ослепнуть, жить в мечте. Попавшие в рабство к порнографии пытаются удалить из сознания мир вне порнографии - и сюда включено все от их семьи и друзей или последней воскресной службы до политической ситуации на Среднем Востоке. Участвуя в этом удалении, зритель редуцирует себя. Он становится тупым. 


 Это, возможно, может звучать несколько надумано, однако только до того момента, как видишь жуткую схожесть между глазами мужчин в стрип-клубах или дроч-салонах и глазами людей, пять часов к ряду опускающих серебряные доллары в щель слот-машин, принадлежащих казино «Пески»; или, может быть, до того, как видишь своими глазами странное потрясение на лицах патронов CES, впервые видящих актрис «вживую»: жующими жвачку, с прыщами на подбородке и всем тем биологическим несовершенством, которое ты никогда не видишь – никогда не хочешь видеть – в кино.


    И еще немного обо всей обстановке Adult CES, оказавшейся предприятием гораздо более товарищеским, чем суждено было стать стилизованной церемонии награждений… Мистер Гарольд Гекуба с головой погружен в разговор с маргинальным продюсером порно об актере, отстраненном по причине чего-то, именуемого «выпадение сфинктера» - состояния, о котором ваши корреспонденты в любом случае отказывались слушать. Мы стоим к западу от штатного сценариста «Цифровых горизонтов», заскочившего окинуть взглядом легендарное предприятие;он говорит двум другим мужчинам – предположительно, тоже сценаристам, - что пребывание рядом с другими порнушниками всегда вызывает чувство, будто его каким-то образом астрально проецируют на коктейльную салфетку. И, вроде, как раз сейчас мисс Жасмин Сент-Клер должна появиться в киоске «Внушительного медиа» с целью сменить старлетку за прилавком, ковыляющую к задней части киоска;ее (хромающую старлетку, то есть) должны (предположительно) опрыскать силиконом, чтобы она смогла втиснуться в штаны. Толпа возле заведения «Внушительного медиа» мигом начинает разбухать. Жасмин Сент-Клер одета в красный виниловый ансамбль, состоящий из куртки и мини-юбки. Заходящая в любую комнату или зону порно старлетка наделена отличительной энергией: ты оборачиваешься ей вслед даже если не хочешь. Это как наблюдать за существом, шагнувшим в трехмерный мир со страницы высококонцептуального комикса или иллюстрации с пинбольной-машины, и направившимся в твою сторону. Оказывается, можно на самом деле чувствовать, как твои глаза слегка вылезают из орбит. Странности всей этой ситуации добавляет и тот факт, что мисс Жасмин Сент-Клер не такая уж и красавица (во всяком случае, не сегодня). Ее волосы выкрашены в дешевый нереальный оттенок черного, как у готов, и она столь сильно намакияжена, что смахивает на ворону. (Она к тому же чуть кривонога, плюс, конечно, обладает необходимым гигантским бюстом.) Мисс Сент-Клер сопровождают в киоск «Внушительного» два крупных мужчины, чьи выражения лиц можно описать только как магшотоподобные. Это еще один факт о старлетках: они никогда не бывают одни. Их постоянно сопровождает как минимум один – а иногда и четверо – мужчина с жестким взглядом. Такое впечатление, что дорогую, укрытую шелковым одеялом чистокровку выводят на трек.


    К слову, статус культовой знаменитости в случае с мисс Жасмин Сент-Клер проистекает из ее достижения: она побила «Мировой рекорд по групповухе», приняв 300 мужчин подряд в фильме компании «Восхитительные картинки» под названием «Самая большая в мире групповуха 2», вышедшем в 1996 году. Поскольку большинство из этих 300 мужчин были набраны из любителей и фанатов порно, которым потребовалось лишь заполнить форму и предъявить анализ на ВИЧ от калифорнийского департамента здравоохранения, сейчас она наслаждается практически легендарным вниманием со стороны масс – «народная порно звезда», - и огромная змееподобная очередь фанатов с камерами и пригодной для автографов меморабилией выстроилась к киоску «Внушительного»;очередь эту мисс Сент-Клер в настоящий момент игнорирует, поскольку она и Гарольд Гекуба, обменявшись поцелуями в обе щеки, глубоко погрязли в каком-то тет-а-тете над лысым пацаном в мокасинах на босу ногу, что был (пацан был) по всей видимости перенесен или же перекачен неизвестными шутниками с прилавка «ЭКСПлор» (расположен по соседству) на этот. Дик Мразь - после того, как ваши корреспонденты отпустили замечание на тему того, как это трогательно, что в индустрии порно все, кажется, являются друзьями, даже критики и актеры – шепчет анекдот по теме: о том, как Жасмин Сент-Клер однажды, по видимому, пыталась задушитьГарольда Гекубу на одном связанном с индустрией вечернем мероприятии несколько лет назад;анекдот, если вам он интересен, рассказан в сноске 17 чуть ниже. Тем временем в семи метрах от нас, возле киоска «ЭКСПлор», мистер Фаррел Тимлейк извлек нечто, что, предположительно, является прототипом и единственной в мире авторизованной фигуркой Кенни из грядущей линейки сувениров по «Южному парку» - 35,5 сантиметров, на вид тяжеловата для фигурки, с капюшоном, скрывающим лицо (что напоминает о самом Ф. Тимлейке), - и он развлекает расползшуюся толпу у киоска «ИМ», манипулируя конечностями фигурки с целью симулирования «стегания кожаной иглой по тухлой вене».




    Как в случае с городскими бандами, полицией, работниками парков развлечений и некоторыми другими неблагополучными с точки зрения культуры гильдиями, американская индустрия порно закупорена и обособлена в том смысле, что очень похожа на школу. Существуют клики и антиклики, альянсы, предательства, тлеющие слухи, легендарная вражда, публичные кровопускания, плюс соответственные иерархии, популярность и влияние. Ты либо «в теме», либо нет. Актеры, будучи расщепленным ядром индустрии, конечно, «в теме». Несмотря на финансовую мощь, студийные боссы и продюсеры не совсем «в теме», а режиссеры (особенно те, кто сами никогда не проходили инициацию в виде занятий сексом на камеру) «в теме» еще меньше, чем актеры. Критики и профильные журналисты «в теме» еще меньше, чем боссы;непрофильные журналисты так и вообще совсем, совсем не «в теме», относясь к низшей касте наряду с великим множеством фанатов порно (инсайдерский термин для обозначения таких фанатов: жлоб).


    Вышеизложенное должно прояснить по какой именно причине ваши корреспонденты оказались в личном номере порно титана Макса Хардкора в отеле «Сахара», и проводили время в гостиной номера в компании Макса, членов его съемочной группы, порно старлеток Алекс Дэйн, Карессы Сэвидж и двух второразрядниц;хотя на деле это Гарольд Гекуба и Дик Мразь были приглашены отдохнуть в номере тем пятничным вечером, да только ваши корреспонденты вцепились в их спины как дети, а крепыш-ассистент «МИРМАКСА» не сумел достаточно быстро захлопнуть дверь перед носом.


   Поэтому ваши корреспонденты в течение пары часов были, с точки зрения логистики, «в теме».    Для обычных мужчин времяпрепровождение в компании порно старлеток в номере отеля – действо напряженное и богатое на эмоции. Для начала, существует (странное) чувство смущения при личной встрече, рожденное тем, что ты видел разные интимные части тела этих старлеток и акты, в которых они участвовали. Но существует еще и комплексное эротическое напряжение. Поскольку миры порно фильмов всегда чересчур сексуализированны, и, кажется, все в них постоянно балансируют на грани коитуса, а малейший толчок или повод – застопорившаяся кабина лифта, открытая дверь, изогнутая бровь, крепкое рукопожатие – мгновенно заставляет людей рухнуть на землю переплетенной массой членов и отверстий, то присутствуют необъяснимые подсознательные ожидание/боязнь/надежда, что именно это может случиться в номере отеля Макса Хардкора. Ваши корреспонденты не могут выразить, как важно подчеркнуть тот факт, что это - заблуждение. На самом деле, естественно, подсознательные ожидание/боязнь/надежда имеют смысла не больше, чем пребывание в компании докторов на медицинской конвенции и ожидание того, что при малейшей провокации все в комнате впадут в магнитно-резонансно-томографическое или анестезиологическое безумие. Тем не менее напряжение сохраняется, не смотря на факт, что актрисы устали и держатся отстраненно, плюс, как выясняется к радости абсолютно никого, Макс Хардкор снимает одну из своих «гонзо» феерий прямо здесь, на международной выставке потребительской электроники, используя CES  в качестве фона и наживки, и девушкам выпало совмещать чередование между работой в киоскахCESи околохлыстовыми шалостями с напряженным и по-фашистски интенсивным съемочным процессом. (Макс, твердо веря в fait accompliметод кинопроизводства, еще не успел переговорить с администрацией CESо включении названия крупнейшей в мире ярмарки потребительской техники в свое «Смотри, как красивых девочек содомируют способами самыми ужасными» видео.)


   Рост мистера Макса Хадкора – он же Макс Штайнер, он же Пол Штайнер, урожденный Пол Литтл -  составляет 167 смХардкор очень строен и весит около 60 кг. Ему возраст скрывается в промежутке между 40 и 60 годами, и больше всего на свете Хардкон внешне напоминает Генри Гибсона, будь тот мезоморфом и страдай от пограничного расстройства личности. Он носит черную ковбойскую шляпу и одну из немногих существующих где бы то ни было гавайских рубашек с длинным рукавом. После того, как помощник, сторожащий дверь, мягчает и все обмениваются приветствиями (Г.Г. умудряется несколько раз в одном предложении упомянуть название этого журнала), Макс предстает в образе радушного и словоохотливого хозяина, вручая всем пластиковые стаканчики с водкой, и присаживается обсудить с вашими корреспондентами самые насущные и актуальные темы этой церемонии награждения AVN, коими являются карьера, репутация, личная история и жизненная философия мистера Макса Хардкора.


   «Гонзо», чьим первопроходцем был (в зависимости от того, с кем говоришь) либо Макс Хардкор, либо Джон («Жопный») Стэглиано, стал одним из самых популярных и прибыльных жанров фильмов для взрослых этого десятилетия. Это – более или менее – нечто среднее между документальным фильмом MTV и посвященной аду панелью из «Сада земных наслаждений» Босха. Местом действия или поводом для съемок фильма в жанре гонзо всегда является хорошо узнаваемая локация или мероприятие: пляж Дайтона в период весенних каникул, Каннский кинофестиваль, и т.д. Его неотъемлемая часть – похотливый и слюнявый «ведущий», говорящий прямо в портативную камеру: «Итак, мы на Каннском кинофестивале, и, похоже, веселье обещает быть бурным: Джон Траволта и Сигурни Уивер должны быть в городе;и пляж, известный на весь мир, тоже здесьи еще мне сказали, что на пляже есть очень красивые маленькие девочки, так что по коням». (Это приблизительное описание вводной части последнего «Макс-на-Каннах» гонзо, характерной вводной части, которую Макс, скалясь всеми 56 зубами, характеризует как «всегда милостиво краткую»;и, пожалуйста, обратите внимание на фразу «маленьких девочекна пляже», поскольку это еще одна отличительная черта фильмов Макса: инфантилизация женщин как создание драматического фона для его собственной кино персоны, неизменно из разряда «дегенеративный дядя или отчим».) Затем трясущаяся, но неизменно сфокусированная камера отправляется к моллу, океану, CESили чему-угодно, выискивая привлекательных женщин в то время как ведущий стенает и жует костяшки пальцев, объятый похотью. Вскоре ведущий и оператор начинают подходить к женщинам, которые им приглянулись, и втягивать их в небольшие (тянущие на камео, не больше) «интервью», полные пустопорожнего трепа и непристойных двусмысленностей. Часть интервьюируемых – обычные граждане, но некоторые являются профессиональными актрисами порно: «подставными», как называет их Макс. И вот зритель наслаждается классической фантазией студента общежития: переход с использованием всего нескольких однотактовых фраз в стиле «привет, детка» от наблюдения за привлекательной женщиной к дикому и анатомически разнообразному сексу с ней, в то время пока один из его приятелей запечатлевает все на пленку.


   Изобретение гонзо – тема невероятно спорная, поэтому, несмотря на вышеизложенное, как режиссер Макс Хардкор знаменит благодаря некоторым вещам:  


  - своей необычайной дисциплиной по отношению к бюджету и тактической логистикедело доходит до приказов команде и персоналу облачиться в одинаковые алые комбинезоны с целью выглядеть как национальная команда по лыжному спорту – съемочный процесс Макса описывается (самим Максом) как «почти военная операция»;


   - не только использованием «подставных», но и, в отдельных случаях, умением уговорить самых настоящих гражданских «маленьких девочек» на пляже или в молле проследовать в специальный альковен МИРМАКСА и заняться анальным сексом на камеру;   


- статусу первого в мейнстрим (имеется ввиду нефетишистской) порнографии режиссера/актера, подвергающего женщин неслыханным уровням деградации и насилия. Что касается этого пункта, Макс, поведав вашим корреспондентам о хобби и призваниях, что привели его в индустрию фильмов для взрослых (история в буквальном смысле настолько невероятная, что даже речи не идет о попытках ее проверки на подлинность или публикации), информирует нас, что он остается и всегда был «передовым острием» фильмов для взрослых, что другие – менее смелые и оригинальные творцы – систематически заимствовали и использовали его, Макса, деградацию женщин в качестве схемы для своих, жалких и вторичных фильмов, где присутствовала деградация. (Гарольд Гекуба и Дик Мразь, кстати, слышали пространные разглагольствования Макса множество раз в прошломсейчас они, Гекуба и Мразь, находятся вне круга дискурса: Д.М. в туалете, будучи там на протяжение подозрительно долгого отрезка времени, а Г.Г. на диване с актрисами, мелющими языком о том, каким боком финальный сезон «Сайнфелда» причастен к новой, 1998 года линейке шоу NBC.)


    На лакированной под дерево полке над минибаром – самом приметном и почетном месте в номере отеля - в одиночестве стоит настоящая статуэтка AVN Awards. Трофей напоминает Оскар/Эмми/Клио, за тем лишь исключением, что руки у фигурки подняты вверх и разведены в стороны (придавая ей сходство с Ричардом Никсоном в кульминационный момент республиканской конвенции 68 года), и некий малозаметный дефект отливки превращает ее в вещицу, словно бы сделанную из фионита. Статуэтка может быть тяжелой и цельнолитой или же полой и бутафорской, как трофей из Младшей лиги - приглашения взвесить или потрогать ее не поступало. Одна из второразрядниц на диване теперь либо смеется, либо плачет, закрыв лицо ладонями, над тем, что сказал Гарольд Гекубаобнаженные плечи ее вздымаются и опадают. Было бы просто великолепно, если бы показываемый на большом экране повторный эпизод «Сайнфелда» был серией о том, как все пытались воздержаться от мастурбации, но не срослось.


   Когда один из ваших корреспондентов задает вопрос за что именно была получена им награда, стоящая на полке, Макс Хардкор шлепает свои колени: «Я, блядь, украл ее». Теперь тщательная инспекция со среднего расстояния выявляет, что имя МАКС ХАРДКОР на металлической полосе у основания трофея было выцарапано кем-то, не являющимся профессиональным гравером. Вообще, похоже, что это сделали отверткой. Макс поясняет как происходило похищение статуэтки: на прошлой церемонии он, по необъяснимой причине не получающий наград годами, перед тем, как выйти на сцену (каждый год он выступает в качестве презентующего награды, что, по его мнению, является способом AVNA сыпнуть соль на эмоциональные раны), приметил за кулисами большой картонный ящик, полный чистых, неиспользованных статуэток AVN Awards. Как следствие, он подумал, как теперь он говорит: «Какого хуя, да я, блядь, заслуживаю ее», и прихватил одну, спрятав ее в своем необъятном стетсоне, после чего к немалому своему удовлетворению посетил различные проводимые после церемонии вечеринки с контрабандной статуэткой под шляпой. Съемочная группа Макса громко смеется над этим анекдотом, а вот актрисы – нет.


   Алекс Дэйн рассказывает Гарольду Гекубе о бродячем псе, которого она нашла и собирается приютить. Она вся искрится, описывая пса, и на миг кажется, словно ей четырнадцать лет;образ длится всего секунду-другую, будучи душераздирающим. Одна из второразрядниц тем временем объясняет, что ей установили пару супер-современных грудных имплантов, чей размер можно регулировать, добавляя или сливая жидкость через маленький клапан, расположенный под мышкой, а затем – возможно, приняв выражения лиц ваших корреспондентов за демонстрацию недоверия – поднимает руки, чтобы показать клапаны. Это и в самом деле клапаны.


    Многое в современной индустрии фильмов для взрослых кажется неловкой пародией на Голливуд и нацию, для которой утонченность – концепция непонятная. Все известные актеры в ней – комиксные пародии на сексуальную привлекательность. Искусственные груди, подтянутые ягодицы и (без шуток) искусственные скулы – все это не более чем акцентирование менталитета, сдавшегося в плен огромным индустриям липосакции и коллагеновых инъекций. Анатомически показная сексуальность Дженны, Жасмин и прочих больше всего остального напоминает пародию журнала MAD на «пышущую» сексуальность Шэрон Стоун, Мадонны или других мейнстрим икон. Не говоря уже о том, что индустрия фильмов для взрослых берет множество психологических уродств, коими славится Голливуд - тщеславие, вульгарность, поголовный коммерциализм, – и не только выставляет их на показ, доводя до гротеска, но и, похоже, упивается этой гротескностью.


   К примеру, старый добрый Макс Хардкор – законченный психопат (это часть его актерской гонзо-персоны), как, впрочем, и сам Макс/Пол Штайнер. Вам бы самим побывать тогда в номере. Макс, владея вниманием всех присутствующих, сидит в своих шляпе и сапогах, источая одновременно авторитет и отрешенность, а в это время его служки, наряженные в красные костюмы, смеются по команде, плюс отчисленная из старших классов школы девушка демонстрирует свои клапаны. По правде говоря, первые десять минут этого импровизированного интервью в «Сахаре» проходят за передачей из рук в руки копии какого-то журнала под названием «Икона», в котором, как сообщает нам Макс, опубликован краткий очерк о нем – от нас ждут пролистывания журнала и благосклонных комментариев на тему его содержимого и верстки, а Макс в это время наблюдает за нами в той же гипер-выжидательной манере, с которой на вас смотрят родители, когда вы разглядываете фото их детей, извлеченное и презентованное вам без какого-либо приглашения. Хронология событий такова. Сперва следует поток автобиографических и биографических данныхудовольствия от созерцания которых в этом журнале ваши корреспонденты решили Макса Хардкора лишить. Затем следует всеобъемлющий рассказ о личной философии и анекдот о статуэтке. Водка очень качественная, а пластиковые стаканчики пыльные. Затем одна из старлеток решает, что она голодна, и Макс настаивает на сопровождении ее в ресторан «Сахары», желая, чтобы к ним присоединились все остальные; и как следствие этого второразрядницы, съемочная группа и ваши корреспонденты топчутся на подиуме метрдотеля, в то время как Макс лично проводит старлетку к столу, подвигает ей стул, заправляет салфетку в декольте, а затем вынимает покрытый платиной зажим для купюр и провозглашает голосом, слышимым всем в ресторане и фойе, что «хочет авансом расплатиться с маленькой девочкой за ущерб», после чего засовывает деньги в нагрудный карман пиджака метрдотеля и оставляет девушку в одиночестве, выпроваживает нас из ресторана в кабину лифта, где торопливо жмет на кнопку своего этажа, едва не прыгая от злости от медлительности лифтаи мы все вновь оказываемся в номере, потому что Максу вдруг приходит в голову показать вашим корреспондентам кое-что из отснятого на этой неделе материала, суммирующего, по его мнению, его специфический порно гений лучше, чем любые описания… а затем, вновь усевшись, он начинает листать записную книжку в поисках чего-то.

   «Это вот какая штука: была одна девчонка в [печально известном]альковене, и, после лицеебли, шалостей с ее задницей и стандартного разврата, мы заставили ее засунуть ручку – нет, погоди, как же оно называется?..»

   Член съемочной группы: «Маркер».   Макс: «… маркер, в задницу и написать, написать… это», держа раскрытую записную книжку;и вновь он заставляет нас передать ее друг другу:

 «Я маленькая дырка для ебли», написано там. 


удивляет то, каким разборчивым, учитывая обстоятельства, кажется написанное от руки.  Дик Мразь в шутку интересуется, не планируются ли съемки будущих фильмов, включающих в себя эту девушку и печатную машинку, но Макс не смеется (мы замечаем, что Макс никогда не смеется над шутками, не рассказанными им самим), и, как следствие, не смеется вообще никто.    


Большую часть этого «Премьер» несомненно вырежет, однако стоить отметить, что когда фотограф (который этим утром попал вместе с нами сюда в слипстриме Г.Г. и Д.М.) начинает вслух рассуждать о вариантах съемки портретов победителей этой церемонии, держащих свои статуэтки, Макс мгновенно реагирует на это, сообщая о своем представлении идеальной фотографии для заглавной страницы этой самой статьи. Предполагаемый снимок выглядит так: Макс Хардкор, держащий несколько трофеев AVN Awards, которые, по его словам, он либо выиграл честно, либо добыл окольными путями, сидит в величественном и удобном кресле, стоящем на утыканном пальмами бульваре лас-вегасского Стрипа (таким образом фотограф запечатлеет множество смазанного неона и очень подходящих тематически фаллического вида зданий на заднем плане)свита скудно одетых полуобморочных старлеток либо облепила его, либо распростерлась у его ног, либо и то, и другое. Важно заметить, что в момент, когда детали фото озвучиваются, ни иронии, ни смущения, ни какой-либо рефлексии в голосе Макса не звучит, на лице его не отображается;он предельно – так, как полагают был Ирвин Тальберг – честен. Ваши корреспонденты немедленно начинают вовсю продвигать идею Макса, считая, что фото послужит отличной иллюстрацией его истории, предлагающего это самое фото (в том смысле, что она подчеркнет мегаломанию куда сильнее, чем любой репортаж), однако фотограф «Премьер», не будучи актером, так плохо пытается скрывать свое отвращение к эгоизму Макса, что атмосфера в номере становится напряженной и враждебной, поэтому остаток интервью – такая себе «шипучка», и вообще Дик Мразь заметил, что мы, по его словам, не смогли «пробиться к ядру того, каково это быть Максом Хардкором».




    Пятнадцатая ежегодная церемония награждения AVN Awards проводится в течение двух ночей;Макс Х. считает, что эту тактику стоит взять на вооружение настоящей церемонии Оскар: «В первую ночь разобраться со всем дерьмом – лучшей упаковкой, маркетингом, гей-категориями, и т.д. Кому интересно наблюдать за этим?».


    Проводимая в другом, чуть меньшем по размеру бальном зале казино «Дворец Цезаря» пятничная церемония и вправду скоротечна. Эфемерные категории включают в себя призы за «лучшую операторскую работу», «лучший сценарий», «лучший арт-дирекшн», «лучшее музыкальное сопровождение». В программке указаны все номинанты, однако на сцене объявляют лишь победителейобъявляют их по четверо за раз;и аплодисменты не приветствуются;и ведущий говорит квартетам победителей: «Нам очень поможет, если вы быстренько подниметесь на сцену и мы таким образом будем держать темп». Единственное пятничное угощение – большой поднос овощей и соус-дип, расположенные у бара, где расплачиваются наличкой. Ведущим выступает не популярный Роберт Шиммель, но страдающий гипоманией мужик по имени Дэйв Тайри, чья интерполированная болтовня на скорости 78 об./мин. состоит из фраз вроде: «Если бы Господь не хотел, чтобы мы дрочили, он бы укоротил наши руки». Присутствует, навскидку, тысяча человек - большинство лишь слегка приодеты по случаю, – зарезервированных столиков нет – все перемещаются по бальному залу, болтают и происходящему на сцене уделяют внимание не больше, чем посетители коктейль-бара пианисту.


 В. 4000000000$и 8000 новых фильмов в год – почему в этой стране так популярна индустрия фильмов для взрослых?


О. Режиссер и член зала славы AVN Ф.Д. Линкольн: «Забавно, что она называется индустрией для взрослых. На деле она – билет в детство. Ты валяешься в грязи. 
Это песочница для взрослых».

О. Ветеран-торчун Джои Сильвейра: «Чуваки, признаем – Америка хочет дрочить».

О. Профильный журналист Гарольд Гекуба: «Это новый Барнум. Никто еще не прогорел, переоценив ярость и женоненавистничество среднестатистического американского мужчины».

О. Порно старлетка Джеклин Лик: «Я думаю, что многие фантаты – очень одинокие люди».

В. В хардкор сценах не так часто используются презервативы. 

О. Гарольд Гекуба: «Их никогда и не использовали. Они считаются анти-возбудителем. Этот бизнес построен вокруг производства фантазий».

В. Но даже с точки зрения венерических заболеваний… все эти анальные шалости и прочее. Разве индустрия не беспокоится насчет ВИЧ?

О. Гарольд Гекуба: «Сейчас о СПИДе уже не тревожатся. Всех по графику проверяют».

В. А герпес?

О. Г.Г.: «Полагаю, бушует».    


Настоящим именем Винса Войера, победившего в прошлом году в номинации «Лучшая сцена секса в фильме», оказывается Джон ЛаФорме. Риторический вопрос: зачем, спрашивается, могла возникнуть нужда в псевдониме, когда тебя зовут Джон ЛаФорме?   


Мистер Том Байрон описывает возможность возбуждаться и эякулировать более или менее по команде как упражнение «по контролю, сродни медитации или серфингу. Представь гимнаста, балансирующего на бревне. Если достаточно практикуешься, то можешь достичь чего-угодно».   


Бывший торчун и нынешний автор Пол Томас был членом оригинальной труппы «Иисус Христос - суперзвезда».   


Трехкратный победитель в номинации «Лучший актер» и член зала славы AVN Майк Хорнер – высокий, вечно неистовствующий и выглядящий как безумец – на самом деле оперный певец с классическим образованием.


   Настоящим именем погибшей старлетки Нэнси Келли было Келли Ван Дайк. Она была дочерью Джерри Ван Дайка и, само собой, племянницей Дика.   


Экзотическая начинающая актриса Мидори, одна из номинанток этой церемонии в категории «Лучшая новая старлетка», приходится сестрой звезде поп-музыки восьмидесятых Джоди Уэйтли. Мидори публично заявила, что рассматривает современную высококлассную порнографию в качестве шага на пути к мейнстрим карьере, мало чем отличающегося от завоевания титула Мисс Америка или участи в SNL в течении пары сезонов. Гарольд Гекуба характеризует карьерную стратегию Мидори как «ужасающе неблагоразумную».


   Вице президент и главный редактор «Adult Video News» Джин Росс, представляя вышеупомянутого Роба Блэка, получившего в 1998 году награду AVN «Лучший режиссер/фильм» за «Канальи», восхваляет того как «человека, способного из анусов, карликов и жареной рыбы сотворить любовную историю».


   Из опубликованной в 1995 году статьи «Нью-Йоркера», посвященной психосексуальному состоянию торучнов: «кэлы джеммеры, являющиеся частью этой феминизациии, считают, будто пошли штурмом на стены самочьей окраски с целью отвоевать мужскую прерогативу, но заблудились в саду гендерной иронии».   


 Мистер Джон «Жопный» Стаглиано – директор «Злого Ангела» и мужчина, которого «Американские и международные новости» описали как «крупнейшего режиссера хардкор фильмов» - не только публично объявил, что его тест на ВИЧ оказался положительным, но и опознал вектор инфекции как проститутку-транссексуала, с которой Стаглиано совершил незащищенный анальный половой акт в Сан-Пауло в 1995 году. Стаглиано волнуется, что люди могут его не понять: «Парни меня особо не интересуют, меня интересуют члены. Запретные табу приводят к разного рода невротическому поведению, что в моем случае означало еблю меня в задницу без резинки».    


 Возможно ли, что церемония AVN Awardsявляется лишь инсценировкой, фальсификацией? Макс Хардкор (с его-то похищенной статуэткой, заметьте) называет церемонию «абсолютным конфликтом интересов». В конце концов, поясняет он, «Adult Video News» сильно зависит от рекламы и испытывает «давление со стороны тяжеловесов, вроде Вивид” и“VCA”, ожидающих, ну, чего-то вроде кивка».


   Мисс Эллен Томпсон, выпускающий редактор AVNи член судейской комиссии церемонии награждения, голосующей под псевдонимом Ябы Еешлепнула: «Мы неоднократно слышали об этом. И я слышала, что то же самое можно сказать о менстрим кинематографе. Не хотелось бы обижать кого-либо, но иногда люди хотят недостижимого. Что в таком случае от нас хотят услышать? Вивиди “VCA” поставляют отличный товар. Мы честно и искренно голосуем по справедливости».


   Мистер Дик Мразь: «Наиболее подходящее представление, подкрепленное тонной анекдотических улик, о церемонии таково: она совершенно точно сфальсифицирована и подстроена».    Вечер субботы – момент знаменательный. Банкет, развлекательная программа на сцене, главный этап церемонии награждения. Увидь и будь увиденным. Азартные игроки, посетители конвенции и жлобы всех мастей сгрудились у стоянки такси возле «Цезаря», чтобы посмотреть на то, как прибывают старлетки. Портативные камеры и фотовспышки есть, но папарацци как таковых нет. Некоторые актеры прибывают в лимузинах, другие – в блестящих спортивных автомобилях фаллической формы;некоторые просто таинственно и совершенно внезапно возникают. Старлеток здесь даже больше, чем было на CES, и все они капитально прихорошились. Вишневые бретели и жемчужные лайкровые комбинезоны с бальными замшевыми туфлями цвета бордо. Платинового цвета наряды из ламе с вырезом до десятого ребра. Задницы - не столько прикрытые, сколько, кажется, покрытые слоем шеллака, - на которых под одеждой просто обязаны проступать контуры трусиков или тонгов, но этих контуров не имеющие. Ярко-зеленые купальники, полотняные брюки-клеш, бюстье с узором «под рыбью чешую» и мини-юбки, по длине и текстуре не отличающиеся от рюшей на пачке. Подвязки дополняют, а корсажи в духе «Веселой вдовы» оттеняют интерьеры полупрозрачных блузок. Несколько нарядов противоречат базовым принципам современной физики. Прически невероятно сложные и возвышающиеся. Все старлетки идут под руку с мужчинами, но никто из их эскорта не является порно актерами. Высота среднего каблука: 10+ см. Громкоголосый гражданский в толпе на стоянке такси выдает фразу «Ва Ва Вум», которую ваши корреспонденты слышали произнесенной только в фильмах с Фрэнком Синатрой. Бюсты повсеместно смахивают на цеппелины и находятся в разных степенях ненадежного полузаточения. Макс Хардкор щеголяет шляпой цвета разбавленного шоколадного молока, и его саморегулирующаяся второразрядница – облаченная в алый ковбойский костюм, состоящий сплошь из бахромы – надула грудь до, кажется, максимального объема.


   На пятнадцатой ежегодной церемонии награждения «в теме», если судить по торчунам, черный цвет. Многие мужчины носят черные смокинги, черные галстуки ичерные рубашки. Один мужик наряжен в костюм с узором бута, пошитый то ли из саржи, то ли из обивочного материала. Другой рассекает в туфлях на серебряной платформе и носит серебряный пиджак без рубашки. Парни из «ЭКСПлор» носят спортивные свитера от Кляйна и камуфляжные штаны;возле них присутствует крупный контингент, в который может входить – а может и нет - мозговой траст «Южного парка». Парень, ведущий под руку мисс Морган Фейрлейн, демонстрирует огромный и острый, как бритва, фиолетовый ирокез, что носили британские панки в конце семидесятых.


   Внутри отеля, в просторном мраморном холле снаружи самого большого и, по сведениям, самого шикарного бального зала в «Дворце Цезаря», именуемого Форумом Цезаря, начинает формироваться коктейльная вечеринка. Дородные сотрудники казино принимают билеты и неободрительно смотрят на попытки поработать локтями в очереди. Давка здесь такая, что влечет за собой степень физического контакта, о которой жлобы на CES могут только мечтать. В очагах света от прожекторов репортеры с кабельных каналов берут интервью у разных актеров о (sic) «атмосфере пронзительного возбуждения, витающей в атмосфере». Таинственные мотки коаксиального кабеля возникают у дверей Форума и тянутся вдоль всего коридора, исчезая за углом. Ранее неподтвержденное подозрение, что не все-то мы видели и знаем, мгновенно подтверждается когда один из ваших корреспондентов случайно оказывается прижатым к старлетке, и болезненноуколотым в бок ее грудью. Многие держат в руках пластиковые стаканчики с напитками, неизвестно где добытыми. Старлетки по очереди дают интервью относительно «пронзительного возбуждения»,  в то время как торчуны избегают камер, точно подражая членам мафии. Прожекторы ни разу не улучшают цвет лица присутствующих. В своих чисто черных смокингах некоторые мужчины – в том числе Джон Лесли и Тони Тадески – кажутся мертвенно-бледными и желтоватыми, напоминая покойников. Мистер Ник Ист уделяет полные 5,5 минут восторженного внимания кутикуле на своем левом большом пальце. Легкое удивление вызывает тот факт, что большинство элитных торчунов оказываются низкорослыми – 1.70, 1.74 см., – и их компаньонки возвышаются над ними. Дик Мразь подтверждает, что современный стандарт индустрии, коим является 1.70 см, помогает огромным мужским половым органам выглядеть еще более огромными на пленке – медиуме, что, судя по всему, вытворяет с перспективой вещи довольно странные.


   Билеты на главное представление субботнего вечера стоят 195 долларов за штуку, деньги наперед. Неизвестно, получают ли актеры билеты на халяву, но журналисты платят полную их стоимость. Наши билеты сообщают, что нам отведен стол номер 189. Двадцать пять сотен билетов было продано, и поскольку сомнение вызывает сама возможность проскользнуть без билета мимо востроглазых парней казино, то можно уверенно заявить, что сегодняшняя явка составляет 2500 человек.    Бальный зал Форума имеет форму огромной буквы L, а сцена располагается на, так сказать, стыке;посему половина аудитории пятнадцатой ежегодной церемонии награждения AVN Awards геометрически скрыта от другой половины. Проблему решают шесть видео экранов размером с парус, свисающих с потолка аудиториума в стратегических местах. В течение почти двух часов в промежутке между закрытием дверей и началом церемонии на экранах попеременно показывают короткие клипы из классики порно фильмов (вспоминаем, что темой пятнадцатой ежегодной церемонии награждения AVN Awards является “История фильмов для взрослых”) и кадры с непосредственного места событий: разные люди эффектно появляются и машут в объектив портативным камерам, что по указанию AVNкружатся по комнате.     И Гарольд Гекуба, и Дик Мразь взяли с собой бинокли (бинокль Г.Г. был в официально выглядящем кейсе Одюбновского Общества), что казалось загадочным до того момента, когда мы прибыли к столу номер 189, расположенному в самом, самом конце северной части L-образного бального зала, в сотнях метров от ближайшего экрана. «Они всегда сажают парней из прессы в загон для жлобов», объясняет Гекуба. Это – неприятный сюрприз номер один. Неприятный сюрприз номер два – ужин, что 195 долларов в себя включают, ужин, оказывающийся в стиле мармит и лучше всего описать который можно так: представьте себе еду в очень многонациональном и мульти-этническом больничном кафетерии. Некоторый актеры, как мы теперь заметили, принесли с собой корзинки для пикника.


   К столику рядом с нами движется, держа в руках полный поднос, мужчина в леопардовом трикоего, мужчины, способ обращения к людям, которых он знает, состоит скорее в указывании на них, чем в приветливом помахивании. На руке его – второразрядница в комбинированном трико, сотканном из, кажется, очень плотной сетки. Две старлетки, работающие по контракту с «Астральный Океан Синема», наряжены в идентичные платья из бус медного цвета с мириадами продольных разрезов в передней, задней и боковой части юбок, и когда старлетки идут к своему столику, верхние части их торсов кажутся нормальными, в то время как нижние словно проходят сквозь бесконечность сделанных из бус кулис. Конечно же, от всего этого захватывает дух. Простой американец редко когда где может увидеть комбинацию из гетр для аэробики и десятисантиметровых каблуков. Потолок Форума Цезаря выкрашен в цвет протухшего безе;на потолке 24 люстры, чей дизайн должен был навивать ассоциации с раскрытыми концентрическими веерами, но на деле они выглядят как половые губы или хорошо организованный грибок. Присутствует мистер Джои Баттафьоко, сопровождающий Эла Гольдштейна из «Дрюча», который должен получить специальную награду AVN за Выдающиеся достижения за «непрерывную защиту первой поправки». Черный цвет столь безоговорочно «в теме», что даже накрахмаленные льняные салфетки, являющиеся частью куверта, здесь тоже черные. На всех бокалах для вина есть маленькое матовое камео Ю. Цезаря. Серьезные мужчины с переносными рациями стоят на страже у всех пожарных выходов – по всей видимости, в прошлом году возникли какие-то проблемы с сотрудниками «Дворца цезаря», самовольно проникшими в зал с целью посмотреть гала-представление. На видео экранах показывают кульминационную сцену из «Дебби покоряет Даллас», ту, где никчемный маленький аватар всех жлобов на земле наконец занимается сексом с Бэмби Вудс, а на экране затем вспыхивает надпись «ДАЛЕЕ?». За столом номер 37, вместе с Фаррелом и избранными лицами из «ЭКСПлор», действительно присутствуют парни из «Южного парка». Также ходят слухи, что автор «Ночей в стиле буги» Пол Томас Андерсон располагает билетом на гала-представление и может посетить его.


   Ближайшим к нам столиком для тех кто «в теме» оказывается стол номер 182, зарезервированный, согласно черному тейбл-тенту, для «Анаболик видео» (отнюдь не индустриальному титану), но который сейчас оккупировали Дина Джуэл – волосы уложены в спиралевидную прическу, челюсти что-то мрачно пережевывают, - отказавшаяся вернуть Гарольду Гекубе воздушный поцелуй, и ее эскорт – молодой парень, которого легко представить таранящим кого-либо головой в мош-пите. Д. Мразь сообщает по секрету, что парень из «Анаболик» является близким другом Винса Войера (опять же, sic), который на множество наград в этом году не выдвигался, потому что львиную часть года провел в суде/под стражей за помощь в оперировании сервисом эскорт-услуг, являющемся, по мнению властей, чем-то иным, нежели bona fide сервисом эскорт-услуг.


   Выясняется, что Гекуба и Мразь скрыли от ваших корреспондентов неприятный сюрприз номер 3, самую сквалыжную деталь пятнадцатой церемонии награждения AVN Awards и гала-концерта, а заодно и билета за 195 баксов с носа: напитки тут не бесплатные. Причем речь идет не только об алкоголе – даже паршивая клаб-сода с лимоном стоит шесть долларов. Что еще хуже, счет здесь никто не ведет: ты должен платить официанту наличными при заказе паршивой клаб-соды с лимоном, а он (в теории) должен принести сдачу и напитки. Из чего следует, что появляется отдельная, напрягающая память транзакция для каждого напитка, что каждый из шести-восьми посетителей за каждым из, приблизительно, 375 столов в аудиториуме может заказать;дополнительные сложности возникают в случае, если отдельные посетители покупают напитки для каких-то одних сотрапезников, но не для других сотрапезников, и т.д. Вся эта ситуация с незабесплатными напитками необычайно раздражает не только из-за заоблачной цены на билеты, но скорее по причине того, что сто процентов выходцев со Среднего востока, работающих официантами (безусловно, парней трудолюбивых и честных, терпящих унижения из за всех этих плати-наперед правил продажи напитков со стороны жлобов с сигарами за соседними столиками, несмотря на тот факт, что официанты не устанавливают правила и, что сомнению не поддается, находят необходимость запоминания заказов для шести-восьми разных посетителей за одним столиком чудовищной болью в жопе) демонстрируют лишь рудиментарные навыки английского языка, и путают как заказы, так и номинал валюты. Дик Мразь наклоняется к нам и выкрикивает: «Теперь вы, наверно, сами видите, причину, по которой индустрия с мультимиллионным оборотом в год стала таковой: тут все тугие, как утиная жопка».


   Толпа убивает время, уделяя внимание обильно обсыпанному сахаром торту, кофе и крепким напиткам по 9 долларов, и еще в течение 90 минут подбрасывает себе темы для разговоров, а затем свет приглушают и пятнадцатая ежегодная гала-церемония AVN Awards начинается. За этим следует калейдоскопический поток ходульных благодарственных речей, скабрезных шуток и эпилептических световых эффектов, и лучей прожекторов, следующих по петляющему и усыпанному приветственными «дай пять» жестами пути победителей к сцене, плюс всего в диапазоне от стандартных сантиментов до моментов чуть ли не периклового красноречия, как то:


   «Дорогие члены Менса и поклонники творчества Шекспира!», нараспев произносит Ал Гольдштейн из журнала «Дрюч», шестидесятидвухлетний и невероятно тучный, белобородый и всклоченноволосый, носящий спортивный пиджак с лацканами двух разных основных цветов, выглядящий, по большей части, точь в точь как тот мужик на районе, которому ваша мама строго-настрого запрещала продавать мятно-шоколадное печенье «Детенышей скаутов», гордящийся своей специальной наградой AVNза выдающиеся достижения, которую, по его признаннию, он чувствовал, что давно заслуживал. «Хочу поблагодарить свою мать, раздвинувшую ноги и сделавшую все это возможным». Многие в толпе повставали – Гольдштейн считается порно иконой. Когда большинство присутствующих в этой комнате еще только в песочнице игрались, он уже распространял нью-йоркский «Дрюч», сделанный на фотостате. Он был настоящим ниндзя по части Первой поправки. Он пьет под аплодисменты и наслаждается ими, и вызывает вроде как нечто типа настоящей симпатии. Он определенно является аватаром той бесстыдностисовременного порно, ее да-ок-я-мразь-но-под-слоем-всего-этого-двуличия-и-ты-тоже-разве-что-у-меня-хватает-мужества-признать-это-и-хорошо-проводить-время персоны:


   «Я салютую женщинам с коэффициентом интеллекта, равным одиннадцати, и мужчинам с одиннадцатидюймовыми членами. Настоящие герои – члены и щели, ебущиеся на экране. Они – настоящие герои». Гольдштейна не столько провожают к его месту, сколько несут на руках.


   За этим следует вступление Роберта Шиммеля и двадцатиминутный «Музыкальный салют истории фильмов для взрослых», во время которого полуголые танцовщицы исполняют попурри из диско, нью-вейв и прочего.  Музыкальный ансамбль на сцене измотан, их усилители неровно откалиброваныу всех на сцене волосы туго завиты, все носят рубашки с широким воротником – такое впечатление, что смотришь последний сезон «Семейки Брэйди» через одолженный бинокль. Сцену освещают прожекторы с авто-отслеживанием, их цвета сменяются без какой-либо внятной схемы.


   Вся пятнадцатая ежегодная церемония награждения AVN Awards длится три с половиной часа, и больше всего напоминает непристойный и щедро спонсируемый школьный сбор. Смесь показного самовосхваления и неловкой хореографии кажется до того странной, что даже умиляет. Каждую награду презентуют не менее  чем шесть человек, и они никогда не знают кому пришла пора оглашать номинантов, плюс некоторые из ведущих всегда недостаточно близко стоят к микрофонам, оставаясь неслышимыми, а некоторые стоят слишкомблизко к микрофонам, вызывая циклические потоки звука, сносящие людей, сидящих в первых рядах, и их коктейли. Номинируемый в нескольких категориях фильм «Шальных Картинок» «Сатир» неоднократно именуется «Задиром». После произнесения благодарственной речи, победители должны покидать сцену через выход в левой ее части, но даже те, кто побеждал и в течение последних нескольких лет проходил через эту процедуру не раз, пытаются пройти к правой части сцены, сталкиваясь с персоналом, стоящим там для сопровождения их к левой части сцены. Некоторые ведущие вставляют в свои приветственные речи краткие заученные послания о вреде наркотиков, другие ведущие, тянущие носом воздух и дергающиеся – не все, но некоторые, – накачаны коксом по самые жабры.


   Пожалуй, наиболее нейтрально и экономно церемонию можно охарактеризовать как непреднамеренно смешную. Побеждающие в номинациях торчуны искренне благодарят режиссеров за то, что те «дали им проход» или «шанс выстрелить» или «позволили мне выстрелить», находясь, похоже, в полном неведении относительно плотских каламбуров. За столом для журналистов с нами женщина лет сорока в костюме-двойке от Армани, собирающая материал для освещения церемонии на «АБВ Радио»;большую часть вечера она проводит сгорбившись, с головой, подпираемой рукой и диктофоном, который даже не включен. Дик Мразь проводит весь второй час шоу в попытках выследить официанта, что задолжал ему сдачу. Джин Росс из AVN воздает должное обладателю награды Актер Года 98, говоря: «Вы, считай, не жили, если не видели сморщенные яйца Тома Байрона на семидесятидюймовом экране телевизора». «Канальи» Роба Блэка выдвигаются в одной номинации за другой, и раз за разом у подиума происходит неистовое совещание относительно правильного произношения слова «каналья», дополняемое зрелищем отдельных ведущих, шепчущих что же, блядь, это слово вообще значит.


   По правде говоря, названия некоторых номинируемых фильмов и вправду вызывают недоумение. «Тройное проникновение шлюх-дебютанток 3» номинируется на награду за Самую откровенную секс сцену – вместе с «Дикими бананами на Жопном ряду» и «И в 87 ебусь без проблем», - но проигрывает сцене, что в программке указана как «Экспресс анальной еды» из фильма под названием «Девушка моей девушки». «Плохие жены» Пола Томаса получает награду как Лучший фильм. «Буда» «Злого ангела» побеждает как Лучший фильм, Снятый на видео. Лучший иностранный релиз забирает нечто европейское под названием «Президент днем, шлюха ночью». «Плохие жены» заодно берут награды Лучшая актриса/фильм (побеждает Дианна Лорен), Лучшая актриса второго плана/фильм (Мелисса Хилл) и Лучшая анальная секс сцена/фильм (Лорен и Стивен Сетн Крой). Лучшей компиляцией удостаивается чести быть «Любимые отсосы и аналы Войера». Мейнстримная «Катастрофа» Дэвида Кроненберга абсолютно внезапно побеждает в номинации Лучший альтернативный полнометражный фильм для взрослых. Мисс Стефани Свифт выигрывает награду Лучшая актриса/Видео и обращается к толпе: «Спасибо всем. Моя групповуха быдла чумовой».    


К невероятной и недоброй радости столика номер 189 Макс Хардкор не выигрывает ни единого трофея.   Актер по имени Джим Бак выигрывает награду AVN в номинации Лучший гей актер года, и, верьте нам, ваши корреспонденты внезапно деревенеют в креслах, когда пришедший забирать награду человек оказывается розовокожим, лептосоматическим коротышом ростом 1,47 м., носящим широкий отложной воротник и кажущимся даже при 125-кратном увеличении двенадцатилетним мальчиком. Затем оказывается, что это и есть двенадцатилетний мальчик: это младший брат Джима Бака. «Джим сегодня не может присутствовать здесь, потому что выступает на шекспировском фестивале в Нью-Орлеане», говорит маленький мальчик (корреспонденты с выпученными глазами пытливо смотрят на Мразь и Гекубу – шекспировский фестиваль? посылание несовершеннолетнего родственника для получения награды за выслугу-в-снятой-на-пленку-содомии?, - но те лишь озадаченно пожимают плечами), «но я благодарю всех вас от его имени и уверяю, что всему, что знает Джим, научил его я». [Огромная волна оваций и смеха, дама с АБВ Радио лишь единожды спазматически вздрагивает.]


     Стоя между профессиональными торчунами Алексом Сандерсом и Дэйвом Хардманом возле писсуара в мужской уборной, один из ваших корреспондентов переживает странный и травматический опыт, который не стоит даже пытаться описывать. Достаточно лишь сказать, что желание глянуть вниз/на их пенисы оказывается сильным, а мотивы, стоящие за желанием, настолько комплексными, что могут вызвать ишурию (что лишь усиливает травму). Будьте уверены, что порно актеры у писсуара окружают себя все той же мрачноватой эмоциональной аурой уединенности, что и прочие мужчины в аналогичных обстоятельствах. Вся зона у писсуаров в мужской уборной Форума Цезаря – сплошной фестиваль ангста;уж поверьте нам. Умывальнико-зеркально-салфеточная зона, впрочем, наполнена бесценной смесью инсайдерского жаргона и терминологической болтовни, становящейся все более звучной благодаря эхолалическим качествам кафельной плитки и избытку напитков по шесть долларов за штуку. Один актер, ставший автором, рассказывает коллеге о новом интересном проекте:


   «Девку эту русскую нашел, ей лет девятнадцать;ни слова по-английски не говорит, что для этого [имеется ввиду интересный проект] идеально».


 «Сам засвечиваться планируешь? Хотя б на одну сцену?»   

«Не. В этом весь смысл. Я теперь режиссер. Это моя доля».   

«Ну, чувак, ты ж просто обязан засветиться. В одной сцене. Девятнадцать, ни слова по-английски. Анус, наверное, ну вот не больше такого» [поясняющий жест невиден, поскольку слушающий все еще стоит у писсуара, не оправившись от сложной травмы].

«Ну, посмотрим». [Общий смех, переполненный теплотой настоящей дружбы, взаимной симпатии;уходят]



    Планировщики церемонии награждения определенно многое подсмотрели у Оскара. Самые престижные награды не просто вручаются в конце церемонии – хотя в течение первых двух третей представления публику иногда поддразнивают, привлекая ее внимание случайными номинациями вроде Лучший актер/актриса второго плана, - но бесконечные списки категорий и номинаций перемежаются небольшими антрактами и музыкальными номерами. Мисс Дианна Лорен, к примеру, появляется на сцене в промежутке между оглашением победителей в категориях Фильм-бестселлер и Лучший иностранный фильм, и исполняет композицию собственного сочинения «Психо магнит»  - хард-рок балладу, посвященную бытию порно звезды, вечно преследуемой и притесняемой больными на голову жлобами. Аргументация песни вашим корреспондентам кажется малость скособоченной, но мисс Лорен расхаживает, изгибается и подчеркивает формулировки апперкотами, как настоящая дива с MTV. К сожалению, вокал Дианны Лорен, даже не смотря на мощные усилители и цифровую обработку голоса, звучит как вопли ошпаренной кошки, хотя Дик Мразь подмечает, что Аланис Моррисет поет не лучше, а Г. Гекуба вклинивается в разговор, вопя: «Что хотите можете говорить о здешних вокально-танцевальных номерах, но они определенно на лопатки кладут то, что вытворяли Уолберг и Райли в «Ночах в стиле буги»!».


   Утверждение Гекубы казалось неопровержимым до того момента, как перед оглашением номинантов в категории Лучший дизайн упаковки на сцену внезапно выкатили пианино, за которым уселся немолодой мужчина с отсутствующим подбородком, носящий кажется, тот самый маломерный поркпай что неизменно носил Дон Карни в «Молодоженах». Артист, который представлен был как «Доктор грязный – самый грязный музыкант в истории музыки», начинает вовсю горланить непристойные пародии на популярные песенки, заставляющие столик вспомнить об атмосфере журнала «Mad», если бы все в журнале «Mad» внезапно разом потеряли рассудок. «Вернулся я с тюрячки/вся жопа – сплошь болячка/из задницы течет прескверная жижца» -  единственный сколько-нибудь вменяемый обрывок текста песни, застрявший в памяти, хотя названия песен «Посиди на счастливом лице» и «И все же это мелкий член» оказалось безумно сложно забыть. Никто за нашим или соседними столиками никогда о Грязном Докторе не слышал, но почти все сходятся во мнении, что он – низшая точка этой гала-церемонии, и, наряду с полуобнаженным выступлением Скотти Шварца в 1997 году с песней «Хвала небесам за маленьких девочек», является вероятным претендентом на звание самой отталкивающей интерлюдии на AVNA за последние годы.  Хотя есть еще кульминация этой церемонии награждения, во время которой Мидори и две другие старлетки выходят на сцену как «Спайси герлз» и исполняют рэпоподобный номер в размере 4/4, заканчивающийся тем, что на сцене, призывно танцуя и отпуская воздушные поцелуи камерам AVN, оказываются практически все порно актрисы из толпы. По всей видимости, этой чисто женской вечеринкой церемония награждения завершается в каждом году.


   Кое-что еще происходит из года в год. К съемкам церемонии AVN это не относится, но является традицией, объясняющей наконец причину, по которой бедные официанты, обслуживающие бальный зал, согласны пять часов к ряду выслушивать околонапиточные грубости и семенить по залу в поисках сдачи. После того, как церемония завершается, а освещение включают, некоторые старлетки всегда остаются позировать для непристойных снимков с официантами Форума. В этом году съемки эти по большей части проходят в недрах помещения, рядом с нашим столиком. Один официант обнимает одной рукой плечи Лианны Харт, приспустившей правую часть своего платья из тафты и позволяющей официанту трогать ее правую грудь, а в это время обслуживающий 189 столик официант делает снимок. Другой официант становится позади мисс Энн Амор – очень внушительной чернокожей дамы с пятидесятидюймовым бюстом и блатными татуировками от плеча до запястья – и нагибается, а она наклоняется вперед, выпуская груди из заточения, иофициант, вцепившись в них, притворяется, что совокупляется с ней, в то время как их фотографирует его друг. Трудно предположить, что с этими фото будут делать официанты, но они выглядят восторженными, да и старлетки ведут себя терпеливо и любезно, общаясь с тем же ничего не значащим, пустым выражением на лицах, приберегаемым для жлобов на CES.


   Покинуть Форум после гала-церемонии тоже оказывается нелегко;это процесс медленный, поскольку просторный коридор у бального зала вновь заполнен людьми с бокалами (с камео Юлия Цезаря), которые гости по какой-то причине не оставили на столах, людьми, стоящих группками, поздравляющих друг друга и делящихся планами относительно разных инсайдерских вечеринок, что состоятся позже. Множество фанатов, охранников «Дворца Цезаря» и обычных гражданских смешиваются с толпой, чуть расступающейся и формирующей узкий проход для посетителей церемонии, обязанных проходить сквозь этот строй по одиночке. Уже поздно, все устали, и толпа уже не исповедует благоговейное молчание, коим ранее отличались наблюдатели на стоянке для такси. Теперь, кажется, каждый жлоб отпускает свой громогласный комментарий, в которых слышится странная смесь лести и насмешки, по поводу проходящих мимо звезд:


   «Люблю тебя, Бриттани!»   


«Как ты в это платье поместилась, детка?»  


 «Сюда, посмотри сюда!»  


 «А мама твоя знает, где ты сегодня находишься?».   


Один побагровевший, лет тридцати на вид мужик, держащий пластиковый стакан с пивом, тянется сквозь толпу и умышленно щипает за грудь проходящую перед нами старлетку. Она шлепает его по руке, не замедляя шаг. Поскольку мы не видим ее лица, мы не знаем, появилось ли на нем хоть какое-нибудь выражение. Впрочем, мы можем догадаться.   Мистер Дик Мразь позади нас, он положил руки на плечи ваших корреспондентов (мы, по сути, его поддерживаем). В ушах все еще слышится звон, и Мразь практически кричит:   


«Знаете», говорит он, «мы в феврале проводим церемонию награждения ОКФДВ. Это Огранизация критиков фильмов для взрослых, врубаетесь? Церемония не Вегасе, и она не подстроена. Но при всем при этом она все такая же нелепая». 


1998

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...