воскресенье, 17 июня 2018 г.

PARADISE LOST - CHAPTER 7, PART 2




Самым сюрреалистичным юмористическим стрипом того времени был Sam's Strip, который писали и рисовали Морт Уокер и Джерри Дюма. Стрип стартовал в 1961 году и концептуально сильно отличался от большинства выходящих тогда (да и сейчас, пожалуй) серий. В нем два художника, Сэм и его ассистент, переживали приключения в выдуманном ими же стрипе. Стрип при этом им полностью подчинялся. В Sam’s Strip часто заглядывали на огонек другие персонажи комиксов, такие как Желтый Малыш, Джиггс из Bringing Up Father, Дагвуд из Blondie, или Чарли Браун. Сэм с ассистентом обсуждали внутреннюю кухню создания стрипов и секреты жизни между панелями. Несмотря на высокое качество стрипа, его концепция показалась читателям слишком эзотерической, и Sam’s Strip, который и так публиковался всего в шестидесяти газетах, был отменен в 1963 году.





Sams strip.


Другим странным филером был Eek and Meek Говарда Шнайдера, впервые вышедший в 1965 году. В нем два главных героя, которые сильно смахивали на крыс, спорили о смысле жизни, прогуливаясь по абстрактному миру. Шнайдер рассматривал стрип как средство самовыражения, поэтому неудивительно, что порой Eek and Meek казался нарочито сложным. Тем не менее серия просуществовала множество лет, а в 1982 году Ик и Мик чудесным образом превратились в людей.


Eek and Meek.


В шестидесятые годы, когда вестерн вышел из моды, было создано целых два запоминающихся стрипа в этом жанре. Действие Tumbleweeds Тома Райана разворачивалось в небольшом тихом поселении, населенном ковбоями, индейцами, бандитами и законниками. Вестерн редко ассоциируется с комедией, но Райану удалось сделать Дикий Запад привлекательным и смешным, сеттингом, идеально подходящим для демонстрации бескровных и умных сцен. Не менее удачным оказался и Redeye Гордона Бесса, о котором говорили, что «этот стрип такой же современный, как и мини-юбки».




Tumbleweeds.


В 1968 году Морт Уокер придумал очередной удачный стрип, Boner's Ark. Началась серия как роскошная пародия на всем известный эпизод из Книги Бытия, в котором Ной готовится к великому потопу, строя судно и собирая разную живность. Капитан «ковчега» из Boner’s Arkже совершает монументальную ошибку и берет на судно всего лишь по одному животному каждого вида. Животные, правда, обладают запоминающимися характерами и ведут уморительные диалоги обо всем на свете, пока титульный ковчег бороздит бесконечный океан. После того, как Уокер прекратил быть вовлеченным в производство стрипа, серию продолжил Френк Джонсон, который рисовал ее до 2000 года. 




Boner's Ark.


Герои стрипа Говарда Поста The Dropouts, Альф и Сэнди, были этакими «Робинзонами», живущими на необитаемом острове, расположенном где-то посреди необъятного океана. Сеттинг серии был популярен у картунистов, работающих для юмористических журналов (и даже стал клише), и Пост без стеснения позаимствовал его для своего стрипа. После того как Пост исчерпал все свежие идеи для шуток и осознал ограниченность не богатого на события окружения, он переселил героев на другой остров, который уже был населен пестрыми и забавными персонажами.






До начала битломании в Америке оставались считанные месяцы, когда газетные страницы оккупировала другая звезда туманного Альбиона. 16 сентября 1963 года на газетных страницах появился стрип об Энди Кэппе – миниатюрном англичанине, не расстающемся со своей клетчатой кепкой. Этот антигерой был придуман Регом Смайтом в 1957 году, и до того, как покорить Америку, стрип о Кэппе публиковался в двадцати восьми странах, будучи очень популярным. И хотя Энди в жизни не работал ни дня, предпочитая сидеть в пабе и потягивать «Гиннесс», он мигом завоевал сердца работяг во всем мире. На заре существования Энди был настоящим рисованным мерзавцем, предпочитающим бить жену и проводить вечера с фигуристой официанткой паба, но Смайт быстро притушил градус семейного насилия в стрипе. В 1968 году в интервью Смайт признался, что «(Эдди) является ужасным маленьким человечком - нет, правда – и я всегда сам смущаюсь того, что он вытворяет». «О, я знаю, что по утрам его похождения поднимают настроение публике, но порой я беспокоюсь о его поведении, о примере, который он подает».


Смайт был не первым картунистом, пытавшимся взять штурмом Америку. После того, как стрип Гарри Ханана о приключениях жалкого бродяги Louie начал публиковаться в американских газетах в 1947 году, художник и сам переехал в Нью-Джерси. В 1964 году дебютировал в американских изданиях и Fred Bassett Алекса Грэма, за которым в 1966 году последовал роскошнейший шпионский детектив Modesty Blaise Питера О’Доннелла.


В течение шестидесятых годов самым популярным жанром стрипов оставался юмористически, предназначенный для семейной аудитории. Blondie по-прежнему оставался негласным королем, печатаясь в тысяче с лишним газет, а Peanuts, Dennis the Menace, и Hi and Lois все еще возглавляли читательские топы. Одним из самых успешных новых стрипов того времени был Family Circus Билла Кина, стартовавший 29 февраля 1960 года. Кин еще с 1954 года работал картунистом, рисуя и сочиняя Channel Chuckles – стрип, посвященный телевидению и телепередачам – для синдиката Register and Tribune. «Самые смешные вещи всегда происходят дома», заметил Кин в интервью перед запуском своей новой серии. «Последний год я оттягивался в своем доме в Скоттсдейле, Аризона, просто рисуя все, что происходило вокруг. И да простят меня моя жена и пятеро малышей, семейная жизнь и так похожа на бесконечный юмористический стрип».






Family Circus.


Герои стрипа, малыши Билли, Долли и Джеффри, были списаны с детей самого художника. The Family Circus в 1961 году уже печатался в 125 газетах, но популярность серии подстегнул конкурс, устроенный Кином и редакторами. Читателей призывали угадать имя, пол и дату рождения нового героя стрипа, малыша, который должен был родится у основных героев стрипа, семейной пары, наделенной какой-то неиссякаемой энергией. Малыша в итоге назвали Питер Джон, а маленькие братья и сестры величали его не иначе как Пи Джей. 


Стрип Кина был автобиографичным и очень красивым. Художник умел запечатлеть яркие бытовые моменты, драму и радости, связанные с воспитанием детей. Опрос, проведенный газетой Des Moines Register в 1966 году, показал, что стрип Кина является любимым по мнению всех без исключения возрастных категорий читателей, опережая Blondie, Peanuts и Pogo. Кин номинировался в 1967 году на премию Национального Общества Картунистов, а Family Circus продолжил набирать популярность. 


В 1965 году взвод юмористических стрипов пополнил рядовой Tiger – стрип Бада Блейка. Tiger был нарисован в узнаваемом и в то же время характерном стиле, а талант и мастерство Блейка высоко ценили все его коллеги. Стрип был отмечен двумя наградами Национального Общества Картунистов в семидесятых годах и еще одной, полученной в 2000 году, и на пике славы публиковался в 400 газетах.

Tiger.


Художников стрипов интересовало не только идиллическое изображение семьи. Вскоре стрипы вроде Family Circus или Tiger, стали соседствовать на газетной странице с сериями о дисфункциональной семье. В 1965 году дебютировал Born Loser Арта Сенсома – гомерически смешной стрип о неудачнике, который подвергался насмешкам как в офисе, так и в кругу семьи. Ответом King Features Энди Кэппу был фичер Боба Вебера под названием Moose, рассказывающий о лентяе, едва обеспечивающем семью из пяти человек. В 1968 году в стрипе Билла Хеста The Lockhorns в битве полов сходились Лоретта и Лерой Локхорны – бездетная пара супругов, бесконечно упражняющаяся в остроумии и язвительности. 


В шестидесятые жанр gag-a-day (и без того обширный) пополнился новыми сериями, концентрирующимися на изображении какого-то одного члена семьи. Героями Ponytail Ли Холли и SeventeenБернарда Лански были подростки с их типичными проблемами и переживаниями. Trudy Джерри Маркуса были хрониками одной домохозяйки. Marmaduke Бреда Андерсона рассказывал о домашнем питомце. Amy, стрип, который унаследовал у Гарри Мейса художник Джек Типпет, фактически был калькой с Dennis the Menace с девочкой в главной роли. 


 Расовая интеграция в комиксах произошла достаточно поздно. В течение десятилетий основой медиума были расовые карикатуры и стереотипы, но ситуация изменилась в поствоенные годы, пусть и незначительно. Только в шестидесятые годы, после успехов борцов за гражданские права и их инициатив, чернокожие картунисты наконец стали публиковаться в газетах, а в стрипах появились реалистичные афроамериканские персонажи.


После Второй Мировой войны чернокожие художники могли рассчитывать только на работу в так называемой «черной прессе» - изданиях, пишущих для афроамериканцев. The Chicago Defender, Pittsburgh Courier и Baltimore Afro-American были в числе основных газет, публикующих работы чернокожих художников. Одним из самых долгоиграющих стрипов был Bungleton Green, который дебютировал в 1920 году и публиковался поочередно аж в шести изданиях до 1968 года. Среди картунистов, которые могли серьезно повлиять на жанр в случае, если бы их работы публиковались национально, были Олли Харрингтон (Bootsie) и Джеки Ормс (Torchy Brown)


Первым картунистом, преодолевшим расовый барьер, был Элмер Симмс Кэмпбелл. Его рисунки роскошных дам, публикуемые в Esquire, привлекли внимание синдиката King Features. Синдикат начал публикацию воскресного стрипа Кэмпбелла Hoiman в 1937 году, и ежедневного стрипа Cuties в 1943. Cuties, кстати, публиковался до самой смерти художника в 1971 году. Впрочем, очень немногие из читателей знали, что Кэмпбелл был чернокожим.


Морри Тернер начал высылать свои питчи синдикатам еще в пятидесятых годах, но только в 1965 году у него купили первую серию стрипов. Wee Pals был первым стрипом, нарисованным чернокожим художником, который печатался в крупных газетах. Поначалу его публиковали только пять газет, но после убийства Мартина Лютера Кинга в 1968 году список клиентов Тернера начал расти.  За стрипом Тернера последовали и другие. Luther Брумсика Брендона стартовал в 1968 году, а в 1970 начал выходить Quincy Тэда Ширера.


 Героями всех этих стрипов были дети. «Темнокожие дети (в глазах редакторов и читателей) выглядят значительно менее угрожающими, чем темнокожие взрослые», заметил Брендон. «Жаль, что так происходит».


Однако процесс, начало которому положили чернокожие художники, уже был запущен. Теперь и создатели мега-популярных серий начали экспериментировать, «подселяя» чернокожих персонажей в стрипы. Поначалу обжегся Хэнк Кетчам, неудачно нарисовавший одного из героев, Джексона. После протестов со стороны редакторов газет, Джексон навсегда исчез из Dennis the Menace. Зато удача сопутствовала Чарльзу Шульцу: его темнокожий Франклин, присоединившийся к касту Peanuts в 1969 году, читателями был воспринят хорошо, но так никогда и не стал постоянным героем серии. Поначалу читатели в штыки восприняли появление чернокожего лейтенанта Флэпа в Beetle Bailey, но Морт Уокер смог утихомирить любых критиков, сделав Флэпа уверенным офицером, гордящимся своими этническими корнями. 


В 1968 году стартовал новый приключенческий стрип Dateline Danger, чьим главным героем был чернокожий футболист, путешествующий по миру в поисках романтики и острых ощущений. Художник стрипа Алден МакУильямс поначалу испытывал проблемы с изображением чернокожих персонажей, но вскоре понял, что «не существует такой вещи как «типичное смуглое лицо», поскольку не существует и такого понятия как «типичное белое». 


В 1969 году Артур Ларо, президент синдиката Chicago Tribune-New York Newsсказал: «в течение многих лет «невидимые люди» Америки – чернокожие, составляющие десять процентов от нашей читательской аудитории – видели себя только в самых скромных вымышленных ролях». Чтобы уничтожить эту несправедливость, синдикатом был запущен стрип Friday Foster, чьей героиней стала чернокожая журналистка.


К 1973 году Dateline Danger и Friday Foster завершились. Оба стрипа рисовали белые художники и оба стрипа так и не смогли привлечь необходимую аудиторию среди читателей афроамериканцев. И хотя индустрия комиксов развивалась быстро, а процесс интеграции в ней был запущен, существовали в ней и многие преграды, разрушить которые могли только последующие поколения авторов.


Газетные комиксы, как и джазовая музыка, являются исконно американской формой искусства. И все же их нечасто удостаивают похвалы сами американцы. Они осознают развлекательную ценность популярных искусств, но очень редко воспринимают их всерьез. Первыми, кто приравнял джаз и комиксы к высоким искусствам, вроде рисования, скульптуры или классической музыки, были европейцы. 


В 1967 году Департамент Декоративных Искусств в Лувре провел выставку под названием The Comic Strip and Narrative Figurative Art. Основная ее часть была отведена для демонстрации американских стрипов. В книге, выпущенной в качестве сопроводительного материала к выставке, группа европейских ученых Société civile d'étude et de recherche des littératures dessinées сошлась во мнении, что «в жанре комикс-стрипов были созданы оригинальные работы, о которых уже нельзя сказать, что они не принадлежат к произведения искусства». 


Американские художники к такой похвале не привыкли. «Как мы вообще оказались в Лувре?», удивлялся Мильтон Канифф.  Национальное Общество Картунистов и Консульство Газетных Комиксов проводили выставки в музеях и галереях искусств. Обе организации задавались вопросом «а возможна ли в принципе организация музея, посвященного истории комиксов в Америке?».


«Приятно видеть, что в настоящее время комиксы испытывают настоящий ренессанс», заметил президент Н.О.К. Джерри Робинсон в 1968 году. «Мы проводили множество выставок по всему миру и многие еще только планируем провести. Но что нам действительно нужно, так это постоянный дом для картунистов и их работ. Стрипы выставлены во многих музеях по всему миру, и мы бы хотели, чтобы и в Америке существовал Национальный Музей, посвященный комиксам». Эта мечта, мечта о доме, осуществится уже в следующем десятилетии. 


(продолжение следует)

Избранное сообщение

"Банк-беглец" - Дональд Уэстлейк/BANK SHOT by Donald E. Westlake

BANK SHOT by Donald E. Westlake   Джону Дортмундеру осточертело выманивать у доверчивых домохозяек мелочь на пропитание. Но что по...